Приговор осужденного за "намерение" Саркози станет сигналом политической оппозиции Франции

«Торговец влиянием» или политическая конкуренция? О приговоре Саркози

Адольф фон Менцель. Суд. 1839
Адольф фон Менцель. Суд. 1839
Адольф фон Менцель. Суд. 1839

1 марта суд Парижа принял решение по так называемому «делу о прослушке» в отношении бывшего президента Франции Николя Саркози, обвиняемого в торговле влиянием и «коррупционном пакте» с целью выиграть в кассационном суде Республики.

История нашумевшего процесса началась в конце 2013 года. Именно тогда Национальная финансовая прокуратура (Parquet national financier) выдала разрешение на прослушивание телефонных переговоров бывшего президента Франции в рамках расследования о возможном финансировании его президентской кампании 2007 года ныне покойным ливийским лидером Муаммаром Каддафи.

Вскоре был установлен тайный канал Николя Саркози со своим адвокатом Тьери Эрзогом. По фиктивным телефонным номерам бывший гарант французской Конституции для конспирации обращался за юридическими услугами под именем Пола Висмута.

Из переговоров стало понятно, что Саркози и Эрзог желают получить доступ к информации по текущему кассационному процессу о незаконном финансировании предвыборной кампании Саркози 2007 года, которую им поставлял некий Жильбер Азиберт — 73-летний первый генеральный адвокат Кассационного суда, ранее занимавший должности директора Национальной школы магистратуры и генерального прокурора при апелляционном суде Бордо.

Правосудие посчитало, что Николя Саркози и его адвокат с помощью Азиберта пытались не просто получить информацию, а повлиять на решение кассационного суда в их пользу в обмен на получение Азибертом должности в Государственном совете Монако.

В заявлении, опубликованном в октябре 2017, Национальная финансовая прокуратура отметила, что «есть достаточные обвинения против Николя Саркози и Тьери Эрзога», которые используют методы, достойные «опытных преступников».

В итоге на скамье подсудимых вместе с экс-президентом кроме Азиберта оказался и 65-летний Эрзог — член Парижской коллегии адвокатов, специализирующийся на защите политических деятелей, вовлеченных в политико-финансовые тяжбы, по совместительству друг Саркози в течение последних 40 лет.

Правосудие не смогло предъявить существенных доказательств вмешательства Николя Саркози в лоббирование должности в европейском княжестве. Власти Монако заявили, что бывший президент к ним не обращался. Саркози в суде отрицал телефонные контакты с Азибертом (переговоры вел адвокат), а также пояснил, что Азиберт не имел того влияния, которое ему приписывают.

Со своей стороны, Азиберт в своей защите указал на нарушение профессиональной тайны, которая должна защищать разговоры между адвокатом и его клиентами, но кассационный суд подтвердил правомочность «прослушки».

В итоге суд посчитал, что необязательно, чтобы «коррупционный пакт действительно был осуществлен», а обещания — выполнены. «Одного ходатайства или намерения достаточно для фиксации правонарушения», — гласит заключение парижского суда.

Таким образом, хотя Жильбер Азиберт так и не получил должность в Монако, а Николя Саркози не получил решения, которого он ожидал от Кассационного суда, но именно намерения сторон стали основой судебного приговора.

Саркози приговорили к трем годам заключения, из них два года бывший глава государства будет отбывать условно. По уголовным статьям, которые предъявили Саркози, наказание предполагает тюремное заключение сроком до 10 лет и штраф €1 млн. Судья допустила отбывание наказания под домашним арестом при условии ношения электронного браслета.

Эрзог получил такое же наказание, как и Саркози, а Азиберта приговорили к трем годам тюрьмы, из которых два года отсрочены.

Адвокат Саркози Жаклин Лаффон заявила, что следствием при сборе доказательств были допущены многочисленные процедурные нарушения, а обвинение строилось на ложных основаниях.

«В отсутствие доказательств нас погружают в море гипотез и догадок, домыслов и ложных истолкований», — подчеркнула она.

Сам Николя Саркози назвал судебный процесс «скандалом, который останется в истории страны».

По закону у Саркози есть десять дней, чтобы подать апелляцию. Лаффон уже заявила, что экс-президент намерен оспорить решение суда, которое «мы не понимаем» и «возмущены им». По словам адвоката, приговор является «абсолютно необоснованным» и «чрезмерно суровым».

В экспертной среде сразу заговорили о том влиянии, которое решение суда окажет на президентские выборы 2022 года.

Ведущий научный сотрудник института Европы РАН Сергей Федоров назвал это событие «политическим шоком», а положение правой французской оппозиции — республиканцев, крайне тяжелым, потому что это вызовет затруднения с поиском «достойного претендента на главный пост в государстве».

Отметил эксперт и деятельность финансовой прокуратуры, которую многие считают политизированным органом, убирающим политических конкурентов. В качестве примера вмешательства Федоров привел расследование против Франсуа Фийона, также ставленника республиканцев, которое в 2017 году привело к поражению политика на выборах.

По мнению юриста парижской коллегии адвокатов и доктора правоведения Фредерика Бело, парижский суд в данном деле нарушил принцип беспристрастности. «Это политический приговор, суд отказался дезавуировать аргументы национальной финансовой прокуратуры и само расследование, — сказал Бело. — Это была попытка помешать его возвращению в политику и скомпрометировать, чтобы лишить возможности участвовать в президентских выборах 2022 года».

Юрист назвал правосудие по данному делу лишь оружием в руках действующих властей и выразил сомнения в независимости и объективности суда второй инстанции. «Слушания по апелляции могут состояться очень нескоро и могут быть организованы как раз к выборам», — предположил Бело, напомнив, как это произошло с экс-кандидатом от республиканцев Фийоном.

Французский еженедельный журнал L’Obs напомнил, что Саркози и сам не брезговал устранением «амбициозных персонажей со своего пути». Однако, посчитали обозреватели, годичный срок, пусть даже с электронным браслетом, не позволит экс-президенту сталь «величайшей жертвой типа святой Бландины, брошенной львам». Этим и объясняется снисходительность судей, понимающих, что бывший глава государства за решеткой создаст «жалкий катастрофический образ страны» и выставит судей слишком суровыми.

В любом случае, политической оппозиции Франции дан четкий сигнал — борьба за президентское кресло началась, а значит, по мере приближения 2022 года нас ждет множество политических сюрпризов.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER