При существующем подходе применение дистанционной формы обучения приведет к значительному ухудшению образовательных результатов

«Дистанционка» отрицательно отразится на образованности общества — интервью

Режим противодействия пандемии коронавируса вынужденно привел к апробированию дистанционной формы обучения как единственно возможной на период действия режима ограничений. Но из временной и вынужденной меры эта форма обучения может превратиться в основную для широких, «не элитных» слоев населения России. Насколько это оправдано, целесообразно и эффективно?

На вопросы корреспондента ИА Красная Весна, касающиеся проблем дистанционного обучения в России, ответил кандидат педагогических наук, доцент кафедры «Образования и педагогических наук» Южного федерального университета Николай Фокин.

ИА Красная Весна С какими проблемами столкнулись Вы и Ваши коллеги во время вынужденного перехода на дистанционное обучение во время пандемии?

— С проблемой слабой информатизации в нашей стране, что проявляется в недостаточном оснащении информационно-коммуникационными средствами образовательных организаций, в несовершенстве технических средств у обучающихся, в проблемах достаточной функциональности Интернета в домашних условиях (отсутствие камер, микрофонов и так далее), в общей неготовности к переходу на «дистанционку» — отсутствие или техническая и организационная невозможность соблюдения регламента дистанционного взаимодействия.

ИА Красная Весна Как Вы оцениваете последствия вынужденного перехода на дистанционный режим?

— В проявлении формализма в еще большей степени, в изменении возрастного состава обучающихся (касается нового набора), так как подача документов и дальнейшее обучение с использованием различных информационных платформ затруднительно для людей старше 30 лет.

То есть дистанционный формат в полной мере готовы освоить только молодые люди. Возрастной состав поступающих в магистратуру снизился преимущественно с 25–45 до 25 лет.

ИА Красная Весна Как повлиял этот формат на усвоение материала студентами?

— В целом затрудняюсь ответить, но, вероятно, при дистанционном обучении снизилось усвоение материала обучающимися.

Видите ли, в чём дело, есть разные «категории» студентов. Есть, например, такие, которых не надо заставлять учиться, которых не надо подгонять — у них есть цель получить образование, стать специалистами, и они образование получат в любом формате.

Хотя при «дистанционке» качество полученного ими образования всё равно будет несколько хуже, ибо в этом случае нарушается классическая обратная связь между преподавателем и студентом, замедляется скорость этой обратной связи и, поэтому, уменьшается количество взаимодействий преподавателя и студента во время которых преподаватель передает студенту свой бесценный опыт, свои знания, направляет и корректирует образовательный процесс.

А есть такие студенты, которые не менее талантливы, но, как бы поточнее выразиться, немного более ленивы. Вот для таких «дистанционка» губительна, в итоге страна недосчитается некоторого количества грамотных специалистов.

ИА Красная Весна То есть, пока нет каких-то статистических данных по этому поводу, например, сравнение результатов обучения по итоговым оценкам с аналогичным предыдущим периодом, и это Ваше личное субъективное мнение? И когда, через сколько лет, уже можно будет определенно оперировать какой-то статистикой? И можно ли в данном случае гарантированно увязывать «итоговые оценки» с фактическим усвоением материала, с фактическими знаниями?

— За такой короткий период, невозможно провести серьезные исследования. Мало данных, было всего 3–4 месяца обучения. Опять же, что рассматривать в качестве критериев оценки? Балл ЕГЭ? Тоже вопрос, так как к ЕГЭ готовятся как минимум на протяжении 2–3 лет, и из года в год сложность заданий варьируется. Влияние дистанционного формата обучения сложно выявить в таких условиях.

В университете, колледже критерием полученных и усвоенных студентами знаний является оценка их профессионализма, данная работодателем. Я думаю, что эти 3–4 месяца не внесли существенного дисбаланса.

Резюмируя, считаю, что нужно на протяжении нескольких учебных годов ставить эксперименты (наблюдение, эмпирические, статистика-опросы работодателей, мониторинг знаний первокурсников и так далее).

ИА Красная Весна К чему может привести продолжение применения этой формы обучения в следующем году?

— При существующем подходе применение дистанционной формы обучения приведет к значительному ухудшению образовательных результатов, которые в узком практическом своем смысле подразумевают хороших специалистов в своей профессии, а в широком смысле — всесторонне образованную, развитую личность.

ИА Красная Весна Как, по Вашему мнению, изменится роль педагога в случае дальнейшего широкого использования практики дистанционного обучения?

— Потребуется повышение компетентности педагога в области информационно-коммуникационных технологий.

И, видимо, одновременно будет иметь место процесс дрейфа преподавателя из учителя в функцию, из творческой личности в «предоставителя» услуги. То есть, можно сказать, что, в лучшем случае, учитель с большой буквы все более будет превращаться в просто учителя.

ИА Красная Весна То есть, у этой проблемы имеется, так сказать, «технический аспект» и «педагогический аспект»? Ведь педагог, учитель, это не только «напихать в человека знания», а ещё и «поговорить», ещё и психолог в своем роде, а в крайних, редких случаях, ещё и психотерапевт. Так?

— Концептуально, дистанционное обучение — это, всего лишь, формат организации учебно-воспитательного процесса, педагогического общения. И организовать его можно как сохранив эффективность педагогического общения в полной мере, так и нарушив его. Вот, например, лекция в дистанционном формате с применением современных платформ и технических средств — обучающийся видит, слышит лектора и имеет возможность обратной связи.

При такой организации, эффективность обучения сохраняется. Но, если, например, обучающемуся дали задание, и он должен прислать ответ в установленный срок, то в этом случае педагогу важен сам факт поступления материалов от обучающегося. В таком случае, все сводится к формализации учебного процесса, профанации (неизвестно кто делал, как делал и так далее).

«Педагогический аспект» находится в прямой зависимости от «информационно-коммуникационного». При должной организации дистанционного формата обучения, минусы сводятся к нулю. Другой вопрос, что мы сегодня не имеем такого уровня информатизации общества, чтобы организовать дистанционный формат в полном объеме. И, здесь, опять же, все упирается в инфраструктурный аспект.

ИА Красная Весна Можно ли педагогическими средствами полностью решить проблемы, возникающие при дистанционном обучении?

— Повторюсь, «дистанционное обучение» — это, всего лишь, формат организации учебно-воспитательного процесса, который очень сильно зависит от ИКТ-инфраструктуры.

Педагогические средства можно применять, в таком объеме, в котором позволяют технические средства (ИКТ-инфраструктура, непосредственно компьютеры, программы, платформы и т. п.). Если «технические средства» ограничивают педагога в возможности применения своего педагогического арсенала, мастерства, такой учебно-воспитательный процесс превращается в профанацию, формализм.

Плюс ко всему, дистанционный формат не способен содействовать в решении всего спектра педагогических задач. Имею в виду, например, некоторые умения, навыки и компетенции, которые затруднительно (а иногда и невозможно) сформировать в дистанционном формате.

ИА Красная Весна Так, а сам принцип «дистанционное образование для всех, а очное — для элиты» справедлив? Как он повлияет на общий уровень образованности населения в России?

— Мы позиционируем себя как светское государство и демократическое общество. Поэтому социальная стратификация в образовании, конечно же, несправедлива и непонятна. Тем более, исторически элитное образование имеет гуманитарное содержание. Гуманитарные дисциплины как раз-таки проще всего организовать в дистанционном формате.

Н. П. Богданов-Бельский. Устный счёт.
В народной школе С. А. Рачинского (фрагмент). 1895 г.
Н. П. Богданов-Бельский. Устный счёт.  В народной школе   С. А. Рачинского (фрагмент). 1895 г.
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER