logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Гуманизм, опирающийся на исторический оптимизм, — в прошлом. Это касается и марксистского коммунизма, и коммунизма вообще, и любого другого гуманистического мировоззрения

Судьба гуманизма в XXI столетии

Сюзанна Шойер. Сбор новостей. Фреска в Койт-Тауэр, Сан-Франциско. 1930-еСюзанна Шойер. Сбор новостей. Фреска в Койт-Тауэр, Сан-Франциско. 1930-е

Судьбу гуманизма в XXI веке можно полноценно обсуждать только с оглядкой на два обстоятельства.

Обстоятельство № 1 — вторжение антиисторического нацистского начала в жизнь человечества. Пусть это вторжение было недолгим, но оно было. И оно изменило всё.

Обстоятельство № 2 — крах Советского Союза и советского коммунизма.

Не было бы этих двух обстоятельств — все разговоры о Кибеле и храме Соломона носили бы сугубо культурологический характер. Но, увы, сейчас они приобретают совсем иной смысл. Речь идет о демонтаже религиозности, обладающей историческим содержанием, который должен быть осуществлен следом за демонтажем светскости, обладающей таким содержанием.

Декоммунизация потребует дехристианизации. Каждый, кто считает иначе, очень наивен. Но на повестке дня не одна лишь дехристианизация, которая идет полным ходом. Антиисторическим силам необходимо освободиться от всего того исторического, что несет в себе любая религиозность. И тут что христианство, что иудаизм, что ислам, что языческая патриархальность олимпийских богов — везде для антиисторических сил имеется та историчность, которую надо извести, что называется, на корню.

Крах СССР и коммунизма породил страшные долговременные процессы, но их же породило и явление нацизма ошеломленному человечеству. Одно связано с другим.

Пусть нацизм просуществовал двенадцать лет. Но эти двенадцать лет в какой-то мере изменили представление о гуманизме. Причем они изменили его не так, как должны были.

Человечество, конечно же, признало, что если возможно то, что явил миру нацизм, то человек — существо менее благополучное, чем казалось ранее. А прогресс сам по себе не лекарство от этого темного неблагополучия.

Казалось бы, человечество должно было сделать из этого вывод о необходимости, условно говоря, более монашеско-настороженного отношения к злу, стерегущему на каждом углу и требующему в силу этого непрерывной мобилизации на отвержение этого зла. Но человечество — само ли или по попущению зла, спрятавшегося под успокоительно-оптимистической маской, — выбрало другой ответ на вызов нацизма. Оно стало не мобилизоваться для постоянного отпора злу, которое оказалось более могущественным, чем можно было бы предположить, оно, напротив, стало расслабляться, убеждая себя в том, что зло порождается напряженностью как таковой и что любая напряженность от лукавого.

Это не полная версия статьи из газеты «Суть времени»

Полная версия будет опубликована через месяц. Чтобы получить доступ к материалу сейчас, вы можете оформить подписку.

Оформить подписку на газету Суть времени

Купить выпуск в электронном виде

Купить материал в электронном виде