14
июл
2020
  1. Политическая война
  2. Вспышка нового коронавируса
Интервью ИА Красная Весна /
Семь разновидностей одного и того же вируса не могли одновременно самозародиться в разных концах планеты

США и союзники «похоронили» контроль за биооружием в 2001 году — интервью

Ситуация с пандемией коронавируса выявила риски возможных биологических атак. Об этом заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, выступая 2 июля на заседании Совета Безопасности организации. Он обратил внимание на Конвенцию о биологическом оружии, которая содержит норму против использования инфекции в качестве оружия. Гутерриш призвал страны, которые еще не присоединились к этой конвенции, сделать это без промедления. Кроме того, он заявил о необходимости создания института надзора за соблюдением Конвенции.

О том, как велась работа по контролю за особо опасными инфекциями в ООН, как восстановить эту работу, если не будет поддержки со стороны США и Великобритании, а также о фактах, свидетельствующих об искусственности коронавирусной инфекции, рассказал корреспонденту ИА Красная Весна Игорь Викторович Никулин — микробиолог, эксперт по химическому и биологическому оружию, участник комиссии по разоружению в Республике Ирак, бывший советник генерального секретаря ООН Кофи Аннана, бывший член комиссии ООН по биологическому оружию.

ИА Красная Весна: Генеральный секретарь ООН считает, что нужен контролирующий орган, который мог бы расследовать распространение инфекционных заболеваний. Как Вы прокомментируете эти слова?

— Все 90-е годы существовала так называемая трехсторонняя рабочая группа: Россия, США, Великобритания. Эта группа разрабатывала механизмы контроля. Меня тоже привлекали несколько раз к участию в этой группе. Она реагировала на все случаи. Допустим, когда где-то произошла непонятная вспышка инфекционного заболевания, туда выезжают эксперты и выясняют в чем дело. Эта группа вполне хорошо себя зарекомендовала.

Но в 2001 году американцы и британцы отказались подписать итоговый протокол по мерам контроля за биологическим оружием, фактически после этого рабочая группа прекратила свое существование. Также в 2001 году планировалось создать ОЗБО — организацию по запрещению биологического оружия.

И конечно, ситуация с пандемией коронавируса подталкивает к созданию подобной организации, потому что для большинства специалистов в мире очевидно, что вирус имеет лабораторное происхождение. Потому что 7 разновидностей одного и того же вируса одновременно самозародиться в разных концах планеты не могли. А никакого природного очага нет, поэтому распространялся он, по-видимому, искусственно.

И отсюда совершенно разные подходы к реализации задачи контроля. То есть, если этот вирус естественный, надо найти природный очаг и его мониторить — следить за ним. А если он искусственный, то надо мониторить лаборатории, которые занимаются такого рода опасными исследованиями. Это два принципиально разных подхода.

Я считаю, что вирус именно искусственный.

Пандора
Пандора
Пандора
Изображение: Николо Риньери, 17 век

ИА Красная Весна: Как Вы можете обосновать свою позицию об искусственности коронавируса?

— В мае 2020 года Андрей Пионтковский дал интервью, которое называется «COVID-19 — идеальное биологическое оружие». В целом это интервью заслуживает внимания своими здравыми суждениями о природе COVID-19. Однако точка зрения автора интервью о возможности быстренько повторить работу большого международного коллектива ученых (15 авторов), результаты которой опубликовал журнал Nature в номере от 9 ноября 2015 года, вызывает сомнения. При этом Пионтковский прямо называет Национальный медицинский исследовательский центр «Вектор» как учреждение, способное «быстренько» сделать такую работу. При всем уважении к заслугам НИЦ «Вектор» (вакцина против «Эболы» и другие) не верится в чудодейственные возможности этого института.

Пионтковский явно не заметил, что проведению указанной работы (он на нее ссылается, ошибочно указывая годом выхода 2014-й) предшествовали годы подготовительных исследований и что авторы опирались на многочисленные достижения молекулярной биологии ряда научных учреждений, прежде всего, США. Неслучайно также коллектив авторов был интернациональный. Каждый институт-участник внес свой вклад, невыполнимый для другого участника. Вклад каждого в статье конкретно указан.

Основываясь на материале статьи в Nature, напомним о неизбежных трудностях, с которыми столкнулся бы любой институт, пожелавший воспроизвести работу. Все исследования и испытания химерного вируса на мышах, как указано в статье, выполнены в Университете Северной Каролины (США). Сегодня ясно, что для проведения таких испытаний нужно было иметь мышей, восприимчивых к химерному вирусу.

Клетками-мишенями для созданного химерного вируса стали клетки, имеющие на своей поверхности белок-фермент АСЕ2 (русское название — ангиотензин — превращающий фермент, регулирующий кровяное давление или АПФ). Такой фермент имеется на поверхности клеток эпителия дыхательных путей, кишечника, кровеносных сосудов и некоторых других органов человека. Природные мыши таких клеток не имеют, а значит не могут быть восприимчивы к химерному вирусу. Но технологии современной молекулярной биологии позволяют создать т. н. гуманизированных мышей, в геном которых введены фрагменты человеческого генома. Вот такие гуманизированные мыши будут заражаться химерным вирусом, т. е. будут пригодны для его испытаний. Следовательно, Университет Северной Каролины имел линии таких специально созданных гуманизированных мышей.

Замечу, что на совещании, проведенном в апреле текущего года президентом России В. Путиным с микробиологами, директор Института молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН академик Макаров с удовлетворением докладывал о завершении работы по созданию линии гуманизированных мышей и планируемой их передаче в НИЦ «Вектор». Необходимость создания этой линии возникла в связи с испытаниями кандидатов-вакцин против COVID-19. Ведь другие животные не хотят им заражаться. На этом фоне странными представляются утверждения авторитетных и уважаемых специалистов о природно-очаговом характере коронавирусной инфекции, при отсутствии природного очага. Но мы из этого делаем другой вывод: до мая 2020 года НИЦ «Вектор» не имел соответствующей линии гуманизированных мышей.

Далее следует напомнить, что коронавирусы SARS и MERS, способные поражать человека, имеют мишенью не упомянутый АПФ, а совершенно другой белок-фермент, сокращенно называемый ДПП4 (дипептидилпептидаза). Мутации вирусов, конечно, происходят, но никакая природная мутация не может изменить вирус настолько, чтобы он приобрел способность связываться с другой мишенью для проникновения в живую клетку. Авторы статьи в Nature прекрасно понимали, что для этого необходимо изменить структуру белка оболочки вируса.

Теоретические размышления привели их к выводу, что если в оболочку белка вируса SARS (белок S, кодируется участком генома 21563-25384 н. о.) ввести фрагмент белка, который они обозначают как SHCO14, то получившийся вирус (в статье он назван SARS-CoV-MA15) должен связываться с ферментом АПФ, т. е. получить новую мишень для проникновения в клетки человека. Оказалось, что такой прототип вируса уже сделан. Авторы статьи не указывают, кто и когда создал этот прототип, отмечают только, что они его купили в Bio Basic.

Для дальнейшей работы авторам потребовались клетки Hela (их предоставил Институт вирусологии, г. Ухань), клетки линии Vero E6 (их они купили в Институте инфекционных болезней Армии США), клетки ДВТ, экспрессирущие фермент АСЕ2 (АПФ) — источник неизвестен, культуры клеток НАЕ (купили), представляющие собой высокодифференцированный эпителий дыхательных путей человека и т. п.

Эти исследования и эксперименты включали наработку необходимого количества химерного вируса, наработку геномной РНК, осуществляемую сначала in vitro, а затем в клетках Vero E6, подтверждение связывания вируса с ферментом АПФ и проникновения его в клетки человека, проверку результатов на экспериментальных животных и т. п. Результаты работы теперь уже хорошо известны и широкой читательской аудитории. Они заключаются в том, что убедительно подтверждено проникновение химерного вируса в организм человека через новые клетки-мишени (путем связывания с ферментом АПФ) и активное (с высокими титрами) размножение в этих клетках, т. е. способность химерного вируса вызвать эпидемию.

Кроме того, позиция наших уважаемых специалистов, которые говорят о природно-очаговом характере инфекции не выдерживает никакой критики, потому что природного очага нет. Вирус должен где-то жить. Он не может самостоятельно развиваться. У него должен быть организм хозяина, в котором он распространяется, потому что вирус сам по себе размножаться не может. Он размножается только в клетке. Причем, очевидно, что в клетке человека. Потому что ни в каком другом животном он не живет. Именно поэтому понадобились гуманизированные мыши.

ИА Красная Весна: Как, на Ваш взгляд, должна быть выстроена система мониторинга за биологическим оружием?

— Нужно создавать организацию, которая будет иметь мандат ООН. Если нам не удастся пробить это через Совет Безопасности, допустим, США и Великобритания наложат вето, значит, нужно создавать какую-то международную организацию или какое-то международное агентство, которое будет расследовать все случаи возникновения опасных заболеваний, нехарактерных для той или иной местности. Чтобы военные специалисты: вирусологи, микробиологи — выезжали на место и расследовали тот или иной инцидент.

Потому что вон в Грузии погибло около ста человек от американских экспериментов — и никакого международного расследования не было. Это вообще нонсенс для XXI века. На мой взгляд, такие вещи недопустимы.

Если не удастся пробить через ООН, несмотря на то, что генсек высказал такую же позицию, то создавать надо в рамках ОДКБ или в рамках БРИКС такую организацию. Сейчас уже более 10 млн заболевших, больше полумиллиона погибших. Это очень серьезная проблема. От нее уже нельзя отмахиваться.

Химера
Химера
Химера
Изображение: Античная статуя из бронзы неизвестного автора

ИА Красная Весна: Сейчас говорят о том, что появился некий помидорный вирус — новый штамм свиного гриппа.

— Это происходит оттого, что уже 20 лет идут эксперименты в различных закрытых лабораториях, и никто не знает, чем там занимаются реально.

Вот что испытывали американцы в Ухане? Это COVID-19, который был разработан давно. И то, что про этот вирус была опубликована статья в научном журнале, о которой мы говорили, на мой взгляд, случайность. Потому что большинство такого рода исследований не публикуются. И поэтому мы знаем, как этот вирус вообще появился.

ИА Красная Весна: Сейчас наша страна потихоньку выходит из эпидемии коронавируса. Какие, с точки зрения безопасности, на Ваш взгляд, мы допустили ошибки?

— Единственную большую ошибку за последние 10 лет допустило руководство нашей страны. Это так называемая оптимизация здравоохранения. В принципе, если бы мы нашу систему здравоохранения сохранили полностью, то нас эта эпидемия затронула бы несильно.

У нас было 140 тысяч специальных инфекционных коек, но это были не просто койки. Это боксы, это 140 тысяч боксов с отдельным входом. Инфекционный бокс — это специальная палата, в которой одна койка, отдельный вход, предбанник и своя система вентиляции. У нас были десятки профильных институтов по вирусологии, у них были свои инфекционные отделения. У нас в каждой области, в каждом районе была своя инфекционная больница. Вот это все было уничтожено злой волей так называемого экономического блока, который тем не менее продолжает работать в нашем правительстве.

И сейчас те же люди, та же Голикова, и та же Скворцова, которые провели всю эту оптимизацию, просят, чтобы государство еще там какие-то миллиарды на строительство новых больниц выделило. У нас в Москве стоит с десяток закрытых больниц, которые можно хоть сейчас задействовать. Вместо этого надо осваивать новые деньги и строить что-то еще. То они стадионы какие-то строят, эти стадионы очень опасны, потому что должен быть отдельный бокс, где могут находиться медсестра и врач. И отдельная палата с отдельной вытяжкой. Если этого нет, то больные будут заражаться друг от друга. Вот они там строят сейчас в «Крокус сити холл», еще где-то на стадионах — это неправильно совершенно. Это будет как на «Diamond Princess», когда на корабле от одного заболевшего заразились практически все, по крайней мере, больше половины пассажиров.

Недостроенное здание больницы п Берёзовска Хабаровский край
крайХабаровскийБерёзовскапбольницызданиеНедостроенное
Недостроенное здание больницы п Берёзовска Хабаровский край
Изображение: Фотопроект 20 лет без СССР © ИА Красная Весна

ИА Красная Весна: Насколько мне известно, в ковидные стационары, которые находятся под Петербургом и в Москве, отправляют зараженных с легкой формой. А в инфекционных больницах поддерживают зараженных со средней и тяжелой степенью. При выписке из больницы предлагают провести две недели в этих быстро возведенных обсерваторах.

— Наверное, такая практика имеет право на существование, но я думаю, что там большой риск, что люди перезаражают друг друга.

К сожалению, с точки зрения традиционной эпидемиологии и вирусологии, это в корне неправильно. Такие больные должны содержаться в отдельных палатах, с отдельным входом и с отдельной вентиляцией. Только так можно гарантировать, что они не будут заражать окружающих людей.

Приведу пример. В 80-е годы была вспышка чумы в Ростове-на-Дону. Заболела лаборантка и ее мать. Они работали в Противочумном институте, отлавливали сусликов, которые являются природными распространителями чумы, и препарировали их, вскрывали, делали анализ и т. д. В сусликах определяют наличие Yersinia pestis — бактерия-возбудитель чумы. Если больше 2% сусликов заражены, то можно говорить о том, что возможна вспышка чумы. Если меньше, то, соответственно, это укладывается в рамки статистической погрешности, и эпидемии никакой нет и не предвидится.

И вот она, видимо, во время вскрытия, допустила ошибку. Она пролила часть этого раствора, в котором уже распространилась эта бактерия, на стол, протерла его физраствором и никому об этом не доложила.

Затем она поехала домой, переночевала, отработала смену. И на вторые сутки у нее уже появились признаки болезни. Ее, конечно же, сразу поместили в инфекционный бокс. В области была объявлена чрезвычайная ситуация, приехал главный санитарный врач, стали отслеживать все ее контакты. Выяснили, что мать еще заболела. Кроме того, всех, с кем она ехала в автобусе, посадили на карантин, и именно поэтому никто не погиб. Было всего задержано 15 человек, которые с ней близко контактировали, но уже по этому поводу был объявлен режим ЧС. Вот как действовали в Советском Союзе. Именно поэтому мы тогда избежали крупных вспышек инфекции. Ну, по крайней мере, за последние 50 лет.

Если бы мы действовали так же, как тогда, то и здесь всех приезжих распределили бы по боксам, и они б никого не заразили. А нужного количества боксов у нас не оказалось, потому что их закрыли, уничтожили, снесли, а помещения — продали. Вот в чем главная ошибка. Хотя, на мой взгляд, это было сделано сознательно. Оптимизация за последние 10 лет прошла в десятках стран мира одновременно, и это неслучайно. Так что, эпидемию готовили, к сожалению.

ИА Красная Весна: А какие у нас оказались преимущества, сильные стороны в чем проявились, на Ваш взгляд?

— Сильные стороны в том, что мы все-таки сохранили систему здравоохранения, и даже несмотря на то, что многие институты были ликвидированы, специалисты-то остались. Поэтому все-таки мы гораздо лучше справляемся, чем США, которые оказались полностью к этой ситуации не готовы.

ИА Красная Весна: Вы не раз говорили о том, что пандемия коронавируса пошла не из Китая, а именно из США. Там находится очаг коронавирусной инфекции, из которого она пошла гулять по миру.

— Ну, по-видимому, так и есть. По крайней мере, судя по масштабам бедствия.

Первые сведения были в конце июля прошлого года. Был закрыт Форт-Дэтрик, а он, я напоминаю, участвовал в разработке этого гибридного вируса, который включает в себя ген летучей мыши и вируса SARS человека. Там участвовало 4 университета, вот Форт-Дэтрик — это чисто военный, крупнейший военно-биологический центр США, потом институт инфекционных заболеваний армии США в Вашингтоне, потом университет в Техасе и университет Северной Каролины. Из этих четырех — три университета чисто военные. Поэтому говорить о том, что это было какое-то мирное гражданское исследование — не приходится.

ИА Красная Весна: Вам что-нибудь известно о первом случае заболевания? Кто это мог быть?

— Форт-Дэтрик в конце июля 19-го года был закрыт в связи с эпидемиологической обстановкой, вот с такой формулировкой. То есть похоже, что произошло внутрилабораторное заражение. К сожалению, такие случаи происходят время от времени. Среди заболевших было несколько американских военнослужащих. Как потом признал генеральный директор CDC, еще в августе у нескольких граждан был выявлен коронавирус, но тогда его еще не определили, как COVID-19, определили просто как коронавирус.

Позже, уже где-то в конце августа, была публикация в New York Times о том, что в 20 штатах уже было 200 с чем-то заболевших. И уже несколько человек погибло, среди них были военнослужащие армии США. А 11 сентября даже президент Трамп проводил совещание по этому поводу. Ему назвали причину — болезнь вейперов, то есть болеют в основном те, кто курит электронные сигареты. Он тогда потребовал запретить продажу вейпов в США.

Кстати, несколько штатов прислушались к этому и действительно ввели запрет. Но уже тогда было выяснено, что среди заболевших многие не курили не только вейпов, но и обычных сигарет. Поэтому версия не получила подтверждения.

Дама под вуалью
вуальюподДама
Дама под вуалью
Изображение: Антонио Коррадини, XVIII век
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER