logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Мы живем в эпоху не только «после коммунизма» (имея в виду советский коммунизм как единственно реальный), но и в эпоху «после капитализма». Я не знаю, восстановится ли коммунизм, но капитализм точно не восстановится

Судьба гуманизма в XXI столетии

Р. М. Чапин. Вид на Европу из Москвы. 1952Р. М. Чапин. Вид на Европу из Москвы. 1952

Обсуждая те реальные социокультурные тенденции, которые почти всем, вопреки их реальности, кажутся слишком уж фантастическими («помилуйте, какой культ Кибелы в XXI столетии!»), я просто обязан кратко оговорить те обстоятельства, которые делают возможным этот сброс.

Такие обстоятельства я называю колоссальными утратами, произошедшими у нас на глазах. Нельзя не отдавать себе отчета в том, что все эти утраты порождены крахом советского мироустройства — его и только его. Не было бы этого краха — все разговоры о кибелизме были бы только изящными культурологическими химерами. Но, увы, этот крах налицо. Причем сам он, случившись, породил определенные утраты. А эти утраты запустили такой сброс, при котором никакие размышления по поводу неокибелизма не являются избыточными, чрезмерно усложненными и маловероятными.

Крах — утраты — сброс — бездна, в которую этот сброс волочет, — вот что мы обсуждаем. Это — а не эзотерику античности, предантичной и постантичной эпох.

Описав в общих чертах саму проблему сброса, я должен чуть подробнее остановиться на тех механизмах, которые его запустили, то есть на этих самых утратах. В противном случае мне могут сказать: «То, что для Вас является ужасным крахом возлюбленного советского мироустройства, для нас является благим освобождением, дарующим новые человеческие возможности».

Что на это ответить?

Прежде всего, необходимо сказать, что никаким таким особенным апологетом реального советского мироустройства я никогда не был. Апологетами были советские карьеристы, ставшие оголтелыми антисоветчиками. Я же как раз всегда осознавал связь между крахом этого конкретного советского устройства и теми фундаментальными утратами, которые не могут не породить сброс. Именно утраты и сброс потребовали от меня предельной определенности в вопросе о перестройке, развале СССР, постсоветских безумствах и прочем. Так в чем же эти утраты?

Можно сказать много горьких слов в адрес того советского общественного устройства, которое так позорно обрушилось в ходе так называемой перестройки.

Более того, эти горькие слова нельзя не сказать, потому что это устройство обрушилось. И тут не так уж и важно, было ли это устройство общества предкоммунистическим, как утверждал Хрущев, или просто развитым социалистическим, как утверждал Брежнев. Важно, что оно обрушилось, причем именно позорно.

Это не полная версия статьи из газеты «Суть времени»

Полная версия будет опубликована через месяц. Чтобы получить доступ к материалу сейчас, вы можете оформить подписку.

Оформить подписку на газету Суть времени

Купить выпуск в электронном виде

Купить материал в электронном виде