Дети прекрасно знают, что люди, «зависающие» в смартфоне, — это трупы

Дети придумали игру

Виктор Васнецов. Спящая царевна (фрагмент). 1926
Виктор Васнецов. Спящая царевна (фрагмент). 1926

По профессии я детский педагог, ежедневно много общаюсь и взаимодействую с детьми. В основном это ребята младшего школьного возраста.

Во время работы с детьми внимательный педагог практически каждый день видит и открывает что-то интересное и важное. Но на днях случилось нечто совсем знаковое, чем мне хочется поделиться со всеми.

Это произошло во время нашей с детьми прогулки. Мы сейчас много времени проводим с ними на свежем воздухе: прекрасная погода способствует. Обычно мы играем на большой детской площадке, закрытой со всех сторон тенью пятиэтажных жилых домов, и играем всегда весело, увлеченно, зажигательно.

Наши игры оказываются такими заражающими, что каждый раз к нашей группе присоединяются все дети, которые пришли гулять на ту же площадку. Вскоре вся ребячья округа начала собираться специально ко времени нашего прихода.

И вот, в одну из таких прогулок мои дети (своими я называю здесь ребят нашей группы) придумывают новую игру. Собрались в кружок. Как обычно, притянули к себе всех окрестных ребят. И обсуждают. И вот какая игра у них получилась.

Ребята назвали ее «Живой, полуживой, мертвый». «Живой» — это тот, кто ходит и бегает, со всеми общается, всем помогает. «Полуживой» — ходит медленно, на корточках, иногда «зависает» где-нибудь в углу в смартфоне. А «мертвый» — это тот, кто вообще не двигается, ни с кем не разговаривает и не вылазит из смартфона! Понимаете?!

Август Мальмстрём. Игра. 1865
Август Мальмстрём. Игра. 1865
1865Игра.Мальмстрём.Август

Игра для детей — это проекция жизни. И вот ребята сами назвали тех, кто сидит безвылазно в смартфоне, мертвыми! Есть в игре и во́да, как говорят дети (водящий), который должен раздать роли, потом досчитать с закрытыми глазами до десяти, пока остальные ребята рассыпаются по площадке и начинают играть свои роли. А потом во́де надо ходить с закрытыми глазами и кого-нибудь осалить. Тогда осаленный становится новым во́дой. Все играющие, кроме «мертвых» (!), должны отзываться на зов ведущего, чтобы помочь ему сориентироваться.

И вот, когда мои дети придумали такую игру, остальные на площадке с ее правилами беспрекословно согласились: возражающих не было! И всю прогулку ребята играли в эту игру. Причем в качестве смартфона брались листочки одуванчика, а не настоящие аппараты.

Стояла я, наблюдая за этой игрой, и думала, что, может, не всё еще потеряно, если пусть не взрослые, но дети — малые дети — так точно понимают своим маленьким неопытным сердцем, что происходит с человеком, увлеченным электронной игрушкой. Дети с малолетства насмотрелись на своих родных, знакомых и друзей, «зависающих» в телефонах и практически «умерших» для всех окружающих.

А еще подумалось мне: а поймут ли это в конце концов все взрослые? Выйдут ли из «мертвого» состояния? Очень хотелось бы, чтобы это произошло до того, как наши дети тоже стали «трупами». А какой мир мы построим для наших детей — зависит только от нас.