logo
  1. Мироустроительная война
ИА Красная Весна /
Значительная часть политиков и экспертов России считают, что путь к мирному договору будет очень непростым и долгим. И основной камень преткновения здесь — неконструктивная позиция японской элиты, пытающейся навязать свой вариант решения данного вопроса

Острова Курильской гряды: мифы и реальность

Подписание совместной декларации СССР и Японии в Москве. 19 октября 1956 года
Подписание совместной декларации СССР и Японии в Москве. 19 октября 1956 года

Вступление

Исторические события, связанные с войнами и дипломатическими конфликтами между государствами, имеют для современников (этих событий) свою (уже неотменяемую) логику (с ее правдой и ошибками). А это, в свою очередь, требует от потомков адекватного понимания и описания данных событий. Дабы эти драматические страницы истории не становились источником различных спекуляций, мифов и новых конфликтов, а также не оказывали негативного и разрушающего воздействия на международные отношения в будущем.

Одна из таких драматических страниц в истории — агрессивная политика милитаристской Японии во Второй мировой войне и ее (после капитуляции японской армии) последствия, среди которых — передача части занимаемой Страной восходящего солнца островной территории в пользу СССР. Со второй половины XX века и до настоящего времени вопросы, связанные с заключением мирного договора между двумя странами и принадлежностью переданных по итогам войны от Японии к СССР островов Курильской гряды (Шикотан, Итуруп, Кунашир и архипелаг Хабомаи), являются предметом спекуляций и источником напряженности в двусторонних отношениях.

2020 год был объявлен руководителями двух стран Годом российско-японских межрегиональных и побратимских обменов, который должен поспособствовать сближению государств-соседей.

При этом некоторые эксперты надеются в ближайшем будущем и на решение вопроса о заключении мирного договора, который, напомним, не был подписан по итогам Второй мировой войны по причине (до сих пор длящихся) притязаний Японии на потерянные острова Курильской гряды.

Однако значительная часть политиков и представителей экспертного сообщества России считают, что путь к мирному договору будет и дальше очень непростым и долгим. И основной камень преткновения здесь — неконструктивная позиция японской элиты, а также ее зарубежных союзников, пытающейся навязать свой вариант решения данного вопроса, который, подчеркнем, способен ослабить и разрушить российскую государственность.

Рассмотрим основные этапы переговорного процесса по данной теме в постсоветское время, а также сопровождающие его (этот процесс) политические аргументы, адресацию к историческим документам и международным договорам, спекуляции и провокации сторонников ослабления России.

О возобновлении переговорного процесса

Для начала отметим, что некоторые японские политики до сих пор сожалеют об «упущенных возможностях» по «возвращению утраченных островов», которые якобы были в конце 1980-х — начале 1990-х при М. Горбачеве, а также в «лихие 90-е» при Б. Ельцине.

Один из ведущих отечественных специалистов по российско-японским отношениям, академик, профессор РАЕН, д. и. н. А. Кошкин утверждает: «В 1989–1990 гг. в горбачевском окружении все больше стали соблазняться идеей получения за Курилы „хорошей цены“. К этому толкали и новые партнеры по „большой семерке“. Так, в 1988 году во время визита в Москву президент США Р. Рейган настойчиво „советовал“ Горбачеву пойти навстречу Японии в территориальном споре… Японские политики стали спешно разрабатывать план… фактически „выкупа“ островов. Ориентировочная сумма такого выкупа была определена в 26–28 миллиардов долларов… План фактической продажи Курильских островов был разрушен депутатом и предпринимателем А. Тарасовым, который неожиданно публично обвинил Горбачева в намерении сдать Японии Южные Курилы в обмен на экономическую поддержку в 200 миллиардов долларов…»

По мнению профессора А. Кошкина, неприемлемым было то, что Горбачев в нарушение послевоенных международных документов (о них чуть ниже) допустил «отступление от прежней позиции СССР» по данному вопросу и пытался затеять торг российскими территориями.

В начале 90-х годов представители элиты и экспертного сообщества Японии, а также ряд отечественных либеральных экономистов навязывали российскому руководству идею территориальных уступок (передачу, как называют в Японии, «северных территорий») в обмен на якобы масштабные японские инвестиции в экономику Дальнего Востока. Но целая группа российских ученых отстаивала тогда (и небезуспешно) перед Б. Ельциным позицию, согласно которой потенциальные инвестиции — это блеф и нельзя уступать незаконным претензиям Японии, подпитывая тем самым «реваншистские силы» в этой стране.

В 1992 году был разработан план передачи Японии Курил под названием «два плюс альфа», предложенный тогда японскому министру иностранных дел Матио Ватанабэ российским министром иностранных дел А. Козыревым. В рамках плана предлагалось передать Японии Шикотан и Хабомаи до подписания мирного договора, и на основе этого уже вести переговоры о передаче Итурупа и Кунашира. На Курилы были даже направлены специальные «агитационные бригады», которые должны были убедить местных жителей в «целесообразности такого хода». Однако, мягко говоря, понимания они не встретили, начался протест.

Президент Б. Ельцин не торопился окончательно определиться с позицией и через некоторое время чуть не передал Японии сразу четыре острова Курильской гряды одним росчерком пера.

Так, в ноябре 1997 года под Красноярском состоялась так называемая «встреча без галстуков» с участием президента России Б. Ельцина и премьер-министра Японии Рютаро Хасимото (которого Ельцин называл «другом Рю»).

Тогда в японских СМИ появились публикации о том, что Ельцин был готов в обход согласования с МИД России передать Японии все острова Курильской гряды южнее острова Уруп, то есть Шикотан, Хабомаи, Итуруп и Кунашир, что для Японии было просто «суперпризом».

Известно, что тогда этому резко воспротивились некоторые чиновники из близкого окружения Б. Ельцина и этот преступный шаг осуществлен не был. Однако сам факт того, что нечто подобное было когда-то возможно, оставляет надежду в сердцах японской элиты, которая готова выжидать и искать «новые подходы» для получения заветного результата. Об этой позорной странице «постсоветской дипломатии» необходимо помнить и нам, анализируя поведение российской элиты и осознавая при этом изменившиеся международные обстоятельства, а также общий поворот российской власти в патриотическую сторону за прошедшие с тех времен десятилетия.

Активизация нового переговорного процесса наметилась несколько лет назад, и главным инициатором этого был премьер-министр Японии Синдзо Абэ, который во время своего премьерства (в 2006–2007 гг., а также с декабря 2012 года по настоящее время) провел, по подсчетам журналистов, порядка 30 встреч с президентом РФ В. Путиным. Обратим внимание на то, что во время этих коммуникаций очень часто в той или иной степени затрагивались темы подписания мирного договора и «переговоров по островам Курильской гряды». (Заметим, что «возвращение северных территорий» Абэ считает своей главной внешнеполитической задачей.)

В мае 2016 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил о «новом подходе в переговорах по северным территориям» и выдвинул программу двустороннего экономического сотрудничества из восьми пунктов, включая «совместную хозяйственную деятельность» на островах.

Отметим, что данная программа очень напоминала по содержанию предложения, изложенные в материалах находящегося под кураторством американцев Московского центра Карнеги.

Вот, к примеру, цитата из брошюры «Тихоокеанское будущее России: Урегулирование спора вокруг Южных Курил» (авторы: директор центра Д. Тренин и американский исследователь Ю. Вебер, издание 2013 года): «Прямые государственные инвестиции и создание соответствующих стимулов для японского частного сектора будут способствовать экономическому росту на островах, а также на российском Дальнем Востоке и в Сибири… Японии и России необходимо создать совместную экономическую зону. Такая зона, куда войдут все четыре острова, которая будет управляться совместной российско-японской администрацией и иметь особый экономический и правовой режим, поможет развитию Южных Курил».

15–16 декабря 2016 года в Токио состоялась встреча президента России Владимира Путина с Синдзо Абэ. Она завершилась предварительными договоренностями о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах по плану японского лидера.

При этом В. Путин заявил, что не видит со стороны Японии достаточной самостоятельности в принятии решений (имелась в виду зависимость от американцев), и что Россия продолжает исходить из Московской декларации 1956 года в урегулировании вопроса о мирном договоре.

Теперь необходимо обратиться к историческому контексту, повлиявшему на появление в 1956 году Московской декларации и задающему концептуальную рамку для ныне ведущихся переговоров.

О Московской декларации 1956 года и связанной с ней международной ситуации

Кратко напомним, как происходил процесс умиротворения японских милитаристов, наградой за который стала передача Курильских островов Советскому Союзу.

11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции СССР, США и Великобританией было подписано письменное секретное соглашение, в рамках которого Советский Союз «через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе… вступит в войну против Японии на стороне Союзников…»

В обмен на это все острова Курильской гряды, а также остров Сахалин целиком отходили Советскому Союзу. Для нашей страны это было актом восстановления исторической справедливости — возвращение ранее по праву принадлежащих России островов (об этом мы уже писали в нашей газете).

26 июля 1945 года Великобританией, США и Китайской Республикой была заключена Потсдамская декларация, в рамках которой Японии было вынесено требование капитуляции, а также утверждалось свертывание ее суверенитета до островов Хонсю, Хоккайдо и Сикоку. Эти условия Япония выполнять отказалась.

Заметим, что США, выступавшие тогда за капитуляцию Японии и сыгравшие в этом свою роль, являются в настоящее время главным союзником Страны восходящего солнца.

8 августа 1945 года, ровно через три месяца после капитуляции Германии, Советский Союз приступил к исполнению взятых перед союзниками обязательств по усмирению Японии. Отдельно стоит отметить, что денонсация договора о ненападении (заключенного ранее между СССР и Японией) была осуществлена 5 апреля 1945 года. То есть ни о каком «вероломстве Советского Союза» (о чем до сих пор заявляет значительная часть японских политиков и экспертов) речи идти не может. В противном случае нужно обвинить в вероломстве весь блок союзников, включая США и Великобританию. Япония готова пойти на это?

Закаленная в смертельных боях с фашистской Германией Красная Армия разгромила Квантунскую армию и заняла Курильские острова без применения оружия массового поражения и бессмысленной жестокости против мирного населения.

Но в усмирении и наказании восточного агрессора также принимали участие и США. Причем их «военный вклад» в большей степени напоминал карательную операцию. Беспрецедентные по уровню вероломства и жестокости атомные бомбардировки мирных японских городов Хиросимы и Нагасаки в августе 1945-го, унесшие жизни более 150 тысяч человек, были бессмысленными с военной точки зрения.

Это была акция психологического подавления Японии в рамках операции по дальнейшей оккупации этой страны американцами, направленная в том числе и на устрашение СССР.

2 сентября 1945 года на американском линкоре «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Затем, 29 января 1946 года, главнокомандующий союзных держав, американский генерал Дуглас Макартур своим меморандумом исключил из состава Японии Курильские острова, остров Шикотан и группу островов Хабомаи.

И 2 февраля Президиум Верховного Совета СССР своим указом включил эти территории в состав Советского Союза.

8 сентября 1951 года между союзниками по антигитлеровской коалиции и Японией произошло заключение Сан-Францисского мирного договора. С одной стороны, он зафиксировал отказ Токио от приобретенной «по Портсмутскому договору 1905 года» территории, включавшей «Курилы, часть острова Сахалин и прилегающие к нему острова». А с другой — официальные представители Японии заняли позицию, согласно которой они не отказывались от островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир, Итуруп, которые (по их версии) «не входили в состав Курильских островов».

При этом США отказались внести поправку в текст документа и юридически закрепить суверенитет СССР над Курильскими островами, отчужденными от Японии после ее разгрома. В результате Советский Союз такой договор подписать не мог.

По мнению целого ряда историков, такой провокационный шаг был сделан союзниками сознательно, дабы сохранить юридическую неопределенность, а значит, и почву для конфликта между нашей страной и Японией в будущем. Речь Черчилля в Фултоне (США) в марте 1946 года о создании военного союза англосаксонских государств для борьбы с коммунизмом фактически уже обозначила начало холодной войны. И Япония, где (заметим, по Сан-Францисскому договору) возникли американские военные базы, стала одним из участников этой войны, направленной против Советского Союза и его союзников по социалистическому содружеству.

Ситуация обострялась. Мирного договора между СССР и Японией, а также нормативных международных документов для полноценного двустороннего сотрудничества не было. Тогда советское руководство решило «выбить» Японию из «орбиты влияния» Соединенных Штатов. И именно с этой целью в октябре 1956 года по инициативе СССР с Японией была подписана Московская декларация.

Этот документ восстанавливал между двумя государствами дипломатические отношения и в случае заключения в будущем мирного договора говорил о намерении СССР передать Японии острова Шикотан и Хабомаи.

Таким образом, базовый принцип, заложенный в Московской декларации 1956 года, состоит в том, что передача двух островов Южной Курильской гряды Японии возможна «в качестве жеста доброй воли» только после заключения мирного договора.

В статье № 9 Декларации говорилось следующее: «Союз Советских Социалистических Республик и Япония согласились на продолжение после восстановления нормальных дипломатических отношений между СССР и Японией переговоров о заключении мирного договора.

При этом Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между СССР и Японией».

Фактически Московская декларация была направлена на то, чтобы Япония в международных отношениях проявляла большую самостоятельность и придерживалась нейтралитета, то есть — вышла из-под влияния (а точнее, оккупации) США. Возможно ли это было вообще — вопрос отдельный. Но собственно, ради этого в свое время Н. Хрущев и пошел на такой авантюрный шаг (был готов «пожертвовать» Малой Курильской грядой).

Эксперты обращают внимание на то, что уже тогда японцы попытались пуститься в торги. Так, профессор А. Кошкин отмечает, что министр рыболовства и сельского хозяйства Японии Итиро Коно, который прибыл в октябре 1956 года в составе японской делегации для обсуждения двусторонних отношений, несмотря на очерченную Хрущевым рамку начал выторговывать у советского лидера Итуруп и Кунашир в придачу к Шикотану и Хабомаи. Ответ Хрущева был предельно ясен: «Я должен еще раз совершенно определенно и категорически заявить, что никаких претензий Японии по территориальному вопросу, кроме Хабомаи и Шикотана, мы принимать не будем… Мы… не пойдем ни на какие дальнейшие уступки. Хабомаи и Шикотан можно было бы передать Японии по мирному договору, но с передачей указанных островов территориальный вопрос целиком и полностью следует считать разрешенным».

Более того, Хрущев фактически заявил, что островов Японии не видать совсем в том случае, если она не обеспечит себе нейтрального внеблокового статуса.

Таким образом, сам факт заключения мирного договора является минимально необходимым условием для начала переговоров о передаче Шикотана и Хабомаи. А реальная передача может быть осуществлена: а) в случае, если СССР увидит реальную борьбу антиамериканских сил внутри японской элиты за возвращение оккупированных США территорий под юрисдикцию Японии; б) при условии наличия результатов такой борьбы и в) только после заключения мирного договора между двумя странами. Любая другая трактовка просто невозможна, если говорить о приверженности сторон к Московской декларации 1956 года. Нетрудно догадаться, что даже этот наивный и авантюрный план Хрущева не устраивал США.

Япония вот уже более 60 лет после подписания декларации с разной степенью решительности и наглости заявляет, что сначала должна состояться передача не двух, а целых трех островов, включая Итуруп и Кунашир, и архипелаг Хабомаи, и только потом может быть заключен мирный договор. Собственно, именно эта позиция Японии, подогреваемая со стороны США, не позволила заключить мирный договор тогда, не позволяет и теперь (не берем сейчас во внимание вообще его необходимость). Для США отсутствие территориального спора между Японией и Россией является неприемлемым, как и выход Японии из-под их влияния.

Именно позиция США заставила тогда японское руководство отказаться от дальнейших переговоров (по мирному договору) с СССР. В противном случае американцы заявили, что не вернут Японии архипелаг Рюкю, где (на основании Сан-Францисского договора) на острове Окинава располагалась крупнейшая военная база США.

В дальнейшем нарастающая зависимость Японии от США была юридически оформлена «Договором о взаимодействии и безопасности», заключенным 19 января 1960 года. В рамках этого договора, которому уже исполнилось 60 лет, США получали возможность официально держать на территории Японии неограниченный сухопутный, военно-морской и военно-воздушный контингенты.

В Памятной записке советского правительства от 27 января 1960 года, опубликованной в газете «Известия», этому событию была дана вполне определенная оценка.

В записке подробно обосновывается, что заключение указанного выше японско-американского договора и закрепление в его рамках на территории Японии оккупационных войск полностью перечеркивает ее суверенитет. И развеивает все иллюзии о наличии у Японии экономической, военной и политической независимости, поскольку впредь эта страна «может быть вовлечена в военный конфликт помимо воли японского народа».

А далее говорится главное: «В связи с тем, что этот договор фактически лишает Японию независимости и иностранные войска, находящиеся в Японии в результате ее капитуляции, продолжат свое пребывание на японской территории, складывается новое положение, при котором невозможно осуществление обещания Советского правительства о передаче Японии островов Хабомаи и Шикотана».

Как отмечает историк А. Кошкин, ссылаясь на авторов японской книги «Черная книга Японии. Мы обвиняем», вышеупомянутый договор 1960 года фактически был заключен в интересах США, которые имели планы использовать Японию в качестве своего «непотопляемого авианосца» для осуществления агрессии в Азии. Исследователь приводит конкретные факты: «Соединенные Штаты всесторонне использовали Японию для нужд агрессивной войны в Корее… Под видом „специальных заказов“ для Кореи мобилизовали промышленный потенциал Японии… Японская территория, в первую очередь военно-воздушные базы США, широко использовалась и в годы американской агрессии во Вьетнаме. Тогда существовал секретный план совместных операций США и Японии, именовавшийся „Бег буйвола“…»

В настоящее время многие эксперты говорят о том, что, несмотря на периодические протесты японцев против дальнейшего функционирования у них на родине американских баз, зависимость Японии от США достаточно велика. Что, в свою очередь, говорит о проблематичности развития российско-японских переговоров (по заключению мирного договора) с опорой на Московскую декларацию 1956 года.

А с выходом американцев из Договора о РСМД велика вероятность появления на военных базах США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) баллистических ракет, способных «держать под прицелом» значительную часть территории России, Китая и Северной Кореи.

О военном присутствии США в Японии

К концу 2019 года службу в Японии проходили порядка 47 тысяч американских военных и проживали 52 тысяч членов их семей. Военные базы, склады и прочие военные объекты расположены на островах Рюкю, Хонсю, Кюсю и Окинава в количестве 91 единицы. Они занимают суммарно площадь порядка 315 кв. км.

В префектуре Аомори расположена крупная авиабаза совместного базирования Тихоокеанских ВВС США Мисава численностью до 10 тысяч военнослужащих. База морской пехоты Ивакуни в префектуре Ямагути насчитывает около 15 тысяч военнослужащих. А на базе ВВС Йокта расквартированы 14 тысяч американских военных.

Наибольший воинский контингент расположен на Окинаве: около 19 тысяч американских военнослужащих на 14 военных базах, среди которых крупнейшими считаются аэродром базирования МП США Футенма и база ВВС США Кадена.

Таким образом, многолетнее так называемое военно-политическое сотрудничество между Японией и США не дает японской элите возможности реализовывать в АТР политику, полностью независимую от американцев. И данный факт является, в свою очередь, очевидным препятствием для развития российско-японских отношений с опорой на Московскую декларацию 1956 года.

О позиции двух сторон

Подчеркнем, что с первой половины 2000-х годов позиция руководства нашей страны (и МИД РФ) основывается на том, что Россия как правопреемница СССР заявляет о принадлежности ей Курильских островов по итогам Второй мировой войны (что закреплено в Уставе ООН) и «готова вести территориальные переговоры с Японией только на базе Декларации 1956 года».

При этом позиция японских властей чаще всего сводится к бескомпромиссному желанию сначала «решить вопрос о возврате всех островов», а затем заключить мирный договор. Причем некоторые официальные лица Японии в своих выступлениях до весны 2012 года называли четыре «спорных острова» Южных Курил «незаконно оккупированными территориями». Позднее это высказывание было заменено на другое: «Заняты без юридических оснований». При этом японское правительство каждый раз демонстрирует свое негативное отношение к визитам российских высших чиновников на «спорные острова».

И большинство японской элиты считает, что «Южные Курилы — это вековые территории Японии, продолжающие находиться под незаконной оккупацией России».

Можно ли найти компромисс при такой позиции двух сторон?

О том, что стоит за мифами японских политиков о Курилах «как исконной территории Японии, незаконно оккупированной СССР», чем на самом деле является разрекламированная Токио «совместная хозяйственная деятельность на островах» и как загоняют в тупик российско-японские отношения некоторые политики и эксперты двух стран, — в следующем номере газеты.

(Продолжение следует.)