Целью США является перехват «спецтеррористического» контроля над всей всей Северной и Западной (и не только) исламской Африкой

Турция — неоосманский синдром. Часть XIII

Нефтяные скважины в районе Джалу в Ливийской пустыне. Март 2019 г. (Фото: Phillipe Roy/Aurimages)
Roy/Aurimages)Phillipe(Фото:2019 г.Мартпустыне.ЛивийскойвДжалурайоневскважиныНефтяные
Нефтяные скважины в районе Джалу в Ливийской пустыне. Март 2019 г. (Фото: Phillipe Roy/Aurimages)

18 октября ливийский новостной аккаунт Alhadath Libyaa опубликовал скандальное заявление главы военного совета города Сабрата Тахрира Гарабли. В нем Гарабли обвинил ВСЕ (!) политические структуры ПНС в преступлениях против ливийского народа. Гарабли заявил, что «между ведомствами триполитанского „правительства“ и незаконными вооруженными формированиями нет никакой разницы». Он подчеркнул, что чиновники ПНС присваивают деньги из госбюджета, и что ВСЕ (!) министерства и партии в Триполи фактически являются «мафиозными группировками, власть которых обеспечивают и поддерживают „прикормленные“ банды».

19 октября ПНС торжественно объявило о запуске прямого морского маршрута из Мисураты в Стамбул, который «позволит укрепить отношения между Ливией и Турцией». Палата представителей в Тобруке тут же обвинила Турцию в очередной попытке нарушения оружейного эмбарго ООН и легализации этой практики. Спикер ЛНА генерал Ахмад Мисмари в интервью телеканалу Sky News Arabiа заявил:

«Турция не прекращает перебрасывать оружие, живую силу и технику в Ливию. В нашу страну переправляют десятки тысяч наемников, террористов и боевиков, огромное количество боеприпасов, а также военнослужащих ВС Турции рядового и офицерского состава… Турция инвестирует только в долгосрочные проекты. После отступления ЛНА из Западного региона силы Анкары попытались закрепиться в Мисурате, на базе Митига в Триполи, а также в районе Аль-Ватыя. Всё это происходит на глазах у всего мира… к сожалению, международное сообщество не может остановить Турцию».

Кроме того, как подчеркнул Мисмари, между Турцией и Ливией непрерывно действует военный воздушный коридор, и на подконтрольных ПНС территориях приземляются турецкие военно-транспортные самолеты. Большинство из них прибывает на авиабазу Аль-Ватыя, в аэропорт Митига, а также в город Мисурата: «Они перевозят современную технику и оружие. Ежедневно от четырех до шести рейсов курсируют из Мисураты и Триполи в Анкару и Стамбул. Воздушный коридор по перевозке террористов работает непрерывно… Эрдоган перебрасывает боевиков из Ливии для поддержки ВС Турции в Азербайджане».

19 октября жители района Триполи Аль-Азизия сообщили через Twitter, что боевики группировки командующего западным военным округом ПНС Усамы Джувейли отказываются покидать дома и квартиры мирных жителей столицы, которые они захватили во время вооруженных столкновений в районе. Боевики Джувейли заявили, что захватили дома местных жителей для своих военных лагерей и подготовки наступления.

А 20 октября эти боевики в своем заявлении арабскому изданию «Ат-Танасух» сообщили, что «в ближайшее время подключат все силы, чтобы изгнать агрессоров из южной части Ливии». По данным разведки ЛНА, боевики ПНС, усиленные бандформированиями ИГ*, под командованием Усамы Джувейли намерены взять под свой контроль объекты крупнейшего ливийского нефтяного месторождения Аш-Шарара.

20 октября министерство обороны Турции сделало очередное скандальное заявление. Оно сообщило, что вооруженные силы Турции, в рамках «оборонного соглашения», подписанного с ПНС Ливии, приступили к обучению штата Береговой охраны ПНС.

Напомним, что Береговая охрана ПНС — это одна из самых криминализованных служб триполитанского режима. Ее преступные действия — нелегальные перевозки беженцев в Европу и организация крупномасштабного рынка африканских рабов на северо-западе Ливии — неоднократно обсуждались в докладах ООН. Спецпосланник ООН в Средиземноморском регионе Венсан Коштель отмечал, что многих беженцев принуждают к рабскому труду и занятиям проституцией, немало беженцев держат в лагерях с целью получения выкупа, для их запугивания в лагерях проводят показательные публичные избиения. Глава Береговой охраны ПНС Абд аль-Рахман Милад по кличке Аль-Биджа за эти преступления объявлен в международный розыск, но до сих пор продолжает занимать этот пост.

Подчеркнем, что менее чем за неделю до заявления минобороны Турции, 14 октября, Аль-Биджу похитили боевики группировки RADA, подконтрольной главе МВД ПНС Фатхи Башаге. Нельзя исключать, что от Башаги, который до сих пор фактически «крышевал» деятельность Аль-Биджи, его кураторы (вопрос — турецкие, американские, или и те, и другие?) потребовали ввести эту деятельность в нужные «кураторам» русла и берега.

Вопрос о новом кураторстве Береговой охраны, который форсированно (до появления в Ливии новой власти) решает минобороны Турции — исключительно важен. Поскольку, решая этот вопрос, «кураторы» не только имеют мелкие, но приятные «бонусы» от ливийской работорговли, но и, главное, получают широчайшие возможности управлять миграционными потоками в Европу. То есть оказывать прямое воздействие на важнейшие аспекты политики южноевропейских стран и в целом на общеевропейскую политику!

21 октября в публичное пространство арабских СМИ вышел Великий муфтий Ливии Аль-Садик аль-Гарьяни, который является главным идеологом ливийских «Братьев-мусульман» (БМ)* и одним из ключевых духовных авторитетов террористических группировок «Ан-Наваси» и «Абу Салим».

Аль-Гарьяни потребовал допустить боевиков к переговорам о формировании новых органов власти в Ливии, в которые в том числе войдут и представители боевиков из БМ*. Аль-Гарьяни также призвал ускорить создание Национальной гвардии (разумеется, с участием БМ*), которая защищала бы страну и ее народ от «путчистов и иностранного вмешательства».

Отметим, что еще в 2017 году аль-Гарьяни был внесен Саудовской Аравией, Бахрейном, ОАЭ и Египтом в список разыскиваемых за терроризм по обвинению в связях с запрещенными группировками, спонсируемыми Катаром, и что его за особую любовь к катарским властям и шейхам прозвали «Муфтий Катара». В том же 2017 году аль-Гарьяни из-за своей слишком жесткой поддержки БМ* рассорился с салафитами и сенуситами во власти ПНС, и решением главы ПНС Сарраджа его фонд в Ливии был закрыт, имущество конфисковано, а сам он бежал в Турцию, где с тех пор и проживает.

По сообщению телеканала «Аль-Арабия», Гарьяни недавно выпустил фетву, в которой потребовал, чтобы «при принятии важных решений, касающихся Ливии, обязательно проводилась консультация с Турцией… Анкара имеет право влиять на процессы в Ливии после всего, что турецкая власть сделала для Триполи… Турция — единственная страна, которая была на стороне Правительства национального согласия. Мы не забудем, как турки помогли во время военной операции по возвращению столицы…»

Также 21 октября сразу несколько источников в арабских СМИ начинают уточнять, кто именно и как перехватывает военно-политическое кураторство в Ливии. Сначала неназванные источники в Twitter сообщают, что группировка RADA разочаровалась в устойчивости позиций главы МВД ПНС Фатхи Башаги и его способности уладить конфликты между соперничающими местными бандформированиями и «приезжими» сирийско-турецкими джихадистами. И потому RADA начинает форсированно налаживать контакты с эмиссарами ЦРУ и военной разведки США.

Источники указывают, что представители американской разведки «уже помогают джихадистам в организации для продолжения активных действий». Уточняется, что боевиков RADA распределили по «профильным группам»: около 100 человек определили в группу для проведения вооруженных провокаций, а также задержаний и арестов, вторую группу из 50 человек — на обеспечение защиты и охраны, и еще одну группу — «на выполнение дипломатических обязанностей».

Упомянутые источники отмечают, что этот «перехват контроля и кураторства» происходит на фоне обострения разногласий между главой ПНС Фаезом Сарраджем, которого поддерживают большинство группировок из Триполи, и Фатхи Башагой, который в основном опирается на отряды из Мисураты. Утверждается также, что Саррадж пытался перекупить у Башаги лидеров нескольких отрядов из Мисураты, заплатив им по 30 тысяч ливийских динаров.

В этот же день аналогичную информацию передает и портал StopTerror, заявляя, что США проводят обучение лояльных боевиков группировки RADA «для их интеграции на все уровни управления ПНС Ливии для контроля ситуации в стране». Портал уточняет, что подготовка боевиков RADA проводится на базе американской военной разведки, и что «членов группировки обучают штурму зданий и разгону демонстраций, а часть из них проходит подготовку в дипломатической и административной сферах. Предполагается, что после обучения они займут политические должности в ПНС».

Портал StopTerror подчеркивает и идеологическую специфику группировки RADA: он напоминает, что многие ее боевики «принесли клятву верности террористической организации „Аль-Каида“*», и предполагает, что после обучения боевиков RADA «США фактически смогут осуществлять полный контроль ПНС на всех уровнях».

Отметим: если приведенная информация достоверна, это означает, что США замахнулись на решение гораздо более широкой и масштабной задачи, чем кураторство над службой Береговой охраны ПНС. Это означает, что целью США является перехват спецтеррористического контроля над всей Северной и Западной (и не только) исламской Африкой. А для этого нужен не только американский контроль над RADA, сгодятся все ресурсы американских союзников — и турецкий контроль в Береговой охране Ливии, и связи британской разведки в ливийских и иных племенных элитах…

Но пока этот сценарий остается как бы в тени. А публично, широко освещаемое в СМИ, 23 октября появляется заявление ООН об «историческом успехе» договоренностей в переговорном процессе в Ливии и «стратегическом повороте на пути к миру». ООН сообщает:

«После посредничества под руководством спецпосланника ООН в Ливии Стефани Турко Уильямс Совместная военная комиссия в формате „5+5“ достигла того, что ООН называет поворотным моментом на пути к миру и стабильности в Ливии. Речь идет не о временном прекращении огня, а о постоянном долгосрочном перемирии».

Стефани Уильямс сразу уточнила основные позиции нового соглашения:

«Стороны решили, что все военные силы и вооруженные группы, которые находятся на передовой, вернутся в свои лагеря… с сегодняшнего дня все тренировочные лагеря для военных прекратят работу — по крайней мере до тех пор, пока не сформируется новое правительство. Для контроля за соблюдением безопасности создадут совместную полицейскую группировку.

Это должно быть сделано вместе с освобождением всех ливийских территорий от иностранных боевиков… боевиков должны вывести из зоны конфликта в течение трех месяцев». Уильямс также подчеркнула, что «режим прекращения огня не распространяется на группировки, которые ООН признала террористическими… Перемирие в Ливии вступает в силу немедленно после подписания документа».

Отметим, что в тот же день, 23 октября, на новость об «историческом соглашении» откликнулся глава Турции Реджеп Эрдоган. Он заявил, что «Соглашение о прекращении огня не является соглашением, подписанным на высшем уровне… уровень комиссии „5+5“ является недостаточным… эффективность такого соглашения будет понятна в скором времени». Эрдоган также усомнился в правильности и «здравости» решения комиссии о выводе всех наемников из Ливии в течение трех месяцев.

Формально это заявление «как бы справедливо». Действительно, Военная комиссия «5+5», мандат на переговоры которой был подтвержден Общеливийским конгрессом 17 октября, вряд ли может «стопроцентно легитимно» представлять интересы всего ливийского народа: ведь сам этот конгресс формально был не вполне «общеливийским» — ряд племенных лидеров в нем не участвовали.

Однако эти как бы формальные возражения спотыкаются об одно ключевое обстоятельство. Дело в том, что все существующие структуры власти в Ливии сегодня лишены безусловной легитимности.

Правительство национального согласия (ПНС) в Триполи, хотя и (почему-то?!) признано спецпредставителем ООН (но не ООН), однако, согласно Схиратским соглашениям (а это, напомним, последний законный этап официальной легализации властных институтов Ливии!), утратило свой мандат еще в 2018 году.

Высший государственный совет (ВГС) в Триполи (фактически — представительство ливийского отделения партии «Братьев-мусульман»* в виде «Партии справедливости и строительства») вообще не имеет никакой легитимации, он попросту узурпировал некие «полномочия» в результате своего отказа признать результат последних законных выборов.

Палата представителей в Тобруке (Парламент Ливии) — отметим, единственный законно избранный представительный орган страны, формально сохраняющий полномочия, — «почему-то» не признана ни ООН, ни даже ее спецпредставителем.

Соответственно, то же самое касается и Временного правительства в Тобруке, назначенного Палатой представителей, и Ливийской национальной армии (ЛНА), которая получила от Палаты представителей мандат на обеспечение безопасности в Восточной Ливии.

По всем этим причинам президент Турции Реджеп Эрдоган, который уже заключил с нелегитимным ПНС огромное количество разнообразных соглашений (причем без того одобрения Парламента в Тобруке, которое по Схиратским соглашениям является обязательным!) и который уже год открыто участвует на стороне ПНС в гражданской войне в Ливии, — не имеет никаких даже формальных прав подвергать сомнению решения Военной комиссии «5+5». Которые приняты, подчеркнем, под прямой эгидой ООН и одобрены ООН, ЕС и ОБСЕ.

Потому, невзирая на «сомнения» Эрдогана, и Военная комиссия «5+5», и переговорные политические группы по примирению продолжили активно работать. А 24 октября Миссия ООН по урегулированию в Ливии (МООНПЛ) в официальной телеграмме главе ЛНА Халифе Хафтару выразила ему «благодарность и признательность за содействие в проведении диалога Совместного военного комитета в формате „5+5“, в рамках которого было подписано соглашение о постоянном прекращении огня в Ливии».

Быстро продвигается и исполнение Соглашения о восстановлении добычи нефти. Национальная нефтяная корпорация (NOC) официально объявила о «снятии с 23 октября 2020 года режима форс-мажора с экспортных морских портов Ас-Сидр и Рас-Лануф». То есть о полной готовности терминалов этих портов для нефтяного экспорта.

Отметим, что это сообщение сразу привело к заметному волнению на мировых биржах. Поскольку возможный выход на глобальный рынок дополнительного миллиона баррелей в день высококачественной ливийской нефти, причем в условиях «коронавирусного» глубокого снижения спроса, — не может не привести к новому падению цен и новым проблемам рентабельности у мировых добывающих корпораций.

24 октября глава МИД России Сергей Лавров провел телефонные переговоры о ситуации в Ливии и Сирии с главой МИД Катара Мухаммедом Бен Абдель Рахманом аль-Тани. Арабские источники утверждают, что разговор был «напряженным» в связи с ростом поддержки Катаром «Братьев-мусульман»** в Ливии.

25 октября LibyanNews сообщили об обстреле военного патруля ЛНА в районе Аш-Швейриф и убийстве четырех солдат патруля. Расследуется, были ли к этому причастны боевики из Турции или отряды ПНС. Подчеркивается, что днем ранее боевики ПНС выпустили по войскам ЛНА четыре ракеты, то есть нарушили подписанное 23 октября Соглашение о режиме полного прекращения огня.

26 октября глава МИД РФ Сергей Лавров дал интервью афинскому «Македонскому агентству новостей». Лавров подчеркнул, что «Прекращение огня в Ливии было достигнуто прежде всего усилиями России и Турции… в настоящее время российские и турецкие эксперты вносят вклад в примирение противоборствующих сторон в Ливии». Далее Лавров отметил, что «особое внимание уделено договоренностям о возобновлении добычи и продажи ливийской нефти». Наконец, глава МИД РФ заявил, что «Россия и Турция продолжают работать над сближением переговорных позиций враждующих сторон в интересах запуска политических преобразований на основе резолюций Совета Безопасности ООН и решений Берлинской конференции».

На этом фоне в Ливии усиливаются, особенно в Триполи и окрестностях, «разборки» между боевиками из Мисураты, поддерживающими главу МВД Фатхи Башагу, и отрядами, сохраняющими лояльность главе ПНС Фаезу Сарраджу. Одновременно нарастают провокации против отрядов ЛНА Хафтара на ключевых автодорогах. Так, в ночь на 26 октября были серьезные боестолкновения в Триполи между боевиками Мисураты и группировками Ганивы Кикли. А 26 октября, в связи с провокациями вдоль дорог на Аль-Джуфру и Бирак-аш-Шату, силам ЛНА пришлось перебросить подкрепления для охраны этих дорог.

И также 26 октября, после запуска в работу нефтяных месторождений Нафура и Амаль, корпорация NOC сняла статус форс-мажора с последнего из остановленных в феврале 2020 года ливийских нефтяных месторождений — Эль-Филь. В связи с чем эксперты прогнозируют очень быстрое восстановление ливийской нефтедобычи и экспорта с недавних 100 тыс. барр./день до докризисного уровня 1000–1200 тыс. барр./день.

26 октября становятся понятны причины недавних напряженных переговоров между Лавровым и шейхом Катара. Официальный спикер ЛНА генерал Ахмад Мисмари возмущенно заявляет о том, что Катар не афишируя подписал «Соглашение в сфере безопасности» с ПНС, и что это «является нарушением результатов Женевских переговоров в формате „5+5“… это злонамеренная попытка подорвать то, о чем офицеры ливийской армии договорились в Женеве, а именно: прекращение огня, деэскалация и окончание разрушительного иностранного вмешательства во внутренние дела государства».

Возмущение Мисмари также вполне понятно: поскольку Катар играет на «всех полянах» (и на сирийской, и на ливийской) однозначно за «Братьев-мусульман»*, — очевидно, что это новое Соглашение очень серьезно осложнит процесс и без того проблематичного примирения.

И это сразу проявляется в межливийских переговорах.

27 октября председатель Комитета обороны и национальной безопасности Палаты представителей Таляль Майхуб сообщил, что «Миссия ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) внесла в списки участников предстоящих переговоров в Тунисе множество членов террористической организации „Братья-мусульмане“*», и что «радикальные исламисты пытаются снова заполучить контроль над страной посредством МООНПЛ». Майхуб также обратил внимание на то, что джихадисты «намерены добиться расформирования ЛНА и заменить ее на Национальную гвардию, и что в предложенном МООНПЛ составе участников предстоящей встречи в Тунисе нет ни одного реального представителя ЛНА».

28 октября в обращении к нации в честь 97-й годовщины Дня Республики президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил:

«В 2023 году в истории региона и мира благодаря Турции откроется новая страница… Точно так же, как в период национально-освободительной борьбы воля турецкого народа разрушила планы интервентов, не допустив оккупации страны, так и сегодня Турция с уверенностью движется по собственному пути развития… Определенные круги обеспокоены независимой политикой Анкары, однако их позиция и действия уже не имеют никакого значения для нашей страны… Былой Турции, чей курс можно было менять даже путем небольшого давления, уже нет…»

И в этот же день портал Jana-ly сообщил, что попытки ПНС легитимировать ливийские террористические группировки зашли в тупик: главари группировок отказались выполнять основные условия соглашения о прекращении огня в Ливии, подразумевающие расформирование незаконных вооруженных образований. Издание подчеркивает, что попытки главы МВД Фатхи Башаги переименовать группировки в «батальоны ПНС» были отвергнуты лидерами радикально-исламистских объединений, и что намерения Башаги реструктурировать боевиков и ввести их в «подразделения безопасности» правительства Сарраджа также провалились.

Источники Jana-ly делают вывод, что все эти группировки, формально интегрированные в «силовой блок» Башаги, в реальности попросту отказались ему подчиняться и уже готовы войти с ним в прямую конфронтацию.

30 октября глава управления ЛНА по поддержанию морального духа, генерал-майор Халид Махджуб заявил в интервью телеканалу Libya 24, что Эрдоган «на фоне соглашения о режиме постоянного прекращения огня, то есть после провала в Ливии, начал отправлять террористов в Европу». Махджуб вновь подчеркнул, что президент Турции преследует интересы террористической организации «Братья-мусульмане»*, а не турецкого народа, и что вполне возможно, что последние теракты исламистов в Европе связаны именно с «посланцами Эрдогана».

И также 30 октября телеканал Al-Arabiya сообщил, что глава ПНС Фаез Саррадж отказывается уходить в обещанную отставку: «Я объявляю отзыв своей отставки, которую планировал на конец октября 2020 года». Саррадж также заявил, что принял это решение «на основании обращения некоторых политических ведомств и „дружественных стран“ для того, чтобы избежать в Ливии политического вакуума». Журналисты подчеркивают, что это решение Саррадж принял после встреч с президентом Турции Эрдоганом и главой турецкой разведки Хаканом Фиданом.

А 31 октября Гидрографическая служба ВМФ Турции объявила, что исследовательское судно Oruc Reis будет вести сейсморазведку в Средиземном море с 1 по 14 ноября в районе, отстоящем на 30 км от греческого острова Родос. Ближайшая к Родосу точка находится приблизительно в 60 км от берегов Турции.

Греция объявила турецкое сообщение неавторизованным и призвала его игнорировать. Турция в свою очередь объявила неавторизованным греческое сообщение и ответила, что разведка ведется на шельфе Турции и якобы в соответствии с международным правом.

При этом обе стороны конфликта вновь вывели в указанный район свои боевые корабли.

(Продолжение следует.)

* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

** Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER