У отечественного бизнеса, ориентированного на Европу, появился повод для беспокойства — после того как в Великобритании объявили беспощадную войну коррупционерам и нелегальным доходам

Теперича не то, что давеча, или Новая английская схема борьбы с коррупцией

Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна
Высший суд Великобритании и российские олигархи
Высший суд Великобритании и российские олигархи
Высший суд Великобритании и российские олигархи

Последние десятилетия Европа разбирала бесконечные скандальные истории с богатыми и предприимчивыми русскими бизнесменами, которые не в ладах с законом и европейскими приличиями. Такова, к примеру, знаменитая давняя уже история задержания Михаила Прохорова в Куршавеле с товарищами, эскорт-девицами и чемоданом презервативов... Или арест Сергея Полонского в Камбодже в связи с обманом дольщиков жилого комплекса «Кутузовская миля». Все это давно привычно.

Однако в последние годы такого рода «анекдоты» или истории с сутенерством, торговлей оружием и контрабандой уступили место не менее захватывающим судебным разбирательствам, которые затрагивают совсем другие, экономические интересы окрепшего русского бизнеса. А эти истории отличаются тем, что сопровождаются весьма чувствительными потерями для сторон. В этом списке и долгая тяжба хозяина Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина с мошенником с иностранной поддержкой, потребовавшая участия международного арбитража... И разбирательство Олега Дерипаски с Владимиром Чернухиным по поводу московской «Трехгорной мануфактуры», и многое другое...

А совсем недавно появился новый повод для беспокойства — как раз после того, как сначала в Евросоюзе, а потом в Великобритании объявили беспощадную войну коррупционерам и нелегальным доходам.

Естественно, в поле зрения попали наши соотечественники, которые после диких девяностых остепенились, повзрослели, сменили красные пиджаки на костюмы от Gucci, шестисотые мерседесы — на Ferrari, а живут не в кирпичных замках в подмосковных поселках, а в центре Лондона в фешенебельных особняках, которые даже местному среднему классу не по средствам. А эти новые судебные процессы знаменуют собой что-то иное, чем просто борьбу за чистоту карманов или передел полукриминальных доходов. И все сильнее напоминают уже не экономику, а политику, особенно на фоне последовательного ухудшения отношений российской власти с Западом.

Терпеливое изучение актуальных сюжетов позволит получить представление о масштабе надвигающихся проблем.

Тревожные звоночки — конфискация «необъяснимых доходов»

Случай первый

Совсем недавно Высокий Суд Лондона вынес прецедентное решение по делу особняка жены азербайджанского экс-банкира Замиры Хаджиевой. Считается, что супруга экс-директора Международного банка Азербайджана стала первой жертвой кампании по борьбе с «грязными деньгами» в Лондоне.

История Хаджиевой началась еще в 2018 году, сразу после того, как в Великобритании вышло распоряжение Министерства внутренних дел об использовании так называемых «запросов о состоянии имущества неясного происхождения» по Закону о криминальных финансах.

Согласно новым правилам, лица, характеризуемые как «политически значимые», имеющие или приобретающие имущество стоимостью более 50 000 фунтов стерлингов, обязаны объяснить правоохранителям, на какие деньги оно куплено. Если владелец не может доказать законность источников, имущество признается незаконно приобретенным и изымается в пользу государства.

Занимается этими вопросами в Великобритании недавно созданное Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA), которое молва окрестила «британским ФБР». Все расследования и судебные заседания по делам ведутся без огласки. Возможно, это дело так бы и закончилось тихо, но в сети был выложен текст судебного решения, и таким образом, имя фигурантки стало общеизвестным.

Муж Замиры Гаджиевой, Джахангир Гаджиев, с 2001 по 2015 год занимал должность председателя правления ОАО «Международный банк Азербайджана», контрольный пакет акций которого принадлежал государству. В 2015 году Гаджиев был осужден у себя на родине на 15 лет по обвинению в хищении почти 2,8 млрд долларов. Его жена, объявленная в международный розыск, все это время жила в Лондоне. Следователи обнаружили у Гаджиевой особняк в фешенебельном районе Найтсбридж, купленный за 11,5 млн фунтов стерлингов, и гольф-клуб за 10,5 млн фунтов в Беркшире. Кроме того, за несколько лет она спустила 16 миллионов фунтов в роскошном универмаге Harrods.

Своих источников дохода у Замиры Гаджиевой не было, а законность денег на 35 карточках, которыми она расплачивалась по счетам, она подтвердить не смогла. В ноябре лондонский суд Гаджиеву арестовал, активы были заморожены. Гаджиева попыталась опротестовать решение суда, но безуспешно. Так что теперь, если Гаджиева не подтвердит, что деньги «чистые», имущества она лишится.

«Мы рассчитываем, что госпожа Гаджиева исполнит первый судебный приказ от февраля 2018 года, по которому она должна объяснить источник денег, на которые она купила свою недвижимость», — заявил Энди Льюис, начальник отдела по изъятию активов Национального агентства по борьбе с преступностью (NCA).

«До настоящего дня и этого решения NCA и другие ведомства стеснялись активно использовать запросы о состоянии имущества неясного происхождения, — заявил Эд Смит, юрист фирмы Kingsley Napley в интервью агентству Bloomberg. — Эта апелляция стала для них пробным камнем и проверкой на прочность».

Но, как выясняется, Замира Хаджиева — не единственная пострадавшая в британской кампании борьбы с «грязными деньгами».

Случай второй

В середине марта 2019 года под каток британских правоохранителей попал сын экс-премьера Молдавии Лука Филат. Его отец, Владимир Филат, занимавший пост премьер-министра Молдавии с 2009 по 2013 год, в 2016 году был осужден в Кишиневе на 9 лет по обвинению в создании мошеннической схемы вывода более миллиарда евро из трех банков.

Пока Владимир Филат сидел в тюрьме, его сын Лука жил в Лондоне и ни в чем себе не отказывал: купил Bentley Bentayga за 200 тысяч, просаживал десятки тысяч фунтов в магазинах. В поле зрения Национального агентства по борьбе с преступностью Великобритании он попал, когда арендовал дорогой пентхаус и внес предоплату в размере 390 тысяч фунтов.

Подозрение вызвало то, что Лука нигде не работал, а деньги на его банковский счет приходили от компаний с Каймановых островов и из Турции. Объяснить, что это значит, он не смог, и почти полмиллиона фунтов на трех счетах сначала заморозили, а потом конфисковали.

При вынесении решения по делу младшего Филата британский судья Майкл Сноу руководствовался принципом «большой вероятности» вины. «С точки зрения наличия большой вероятности я согласился с тем, что источником средств была преступная деятельность его отца в Молдавии», — заявил судья.

Роб Макартур, сотрудник Международного отдела по борьбе с коррупцией NCA пояснил, как работает система правосудия: «Распоряжения о замораживании счетов — ценный инструмент в борьбе с незаконным финансированием в Великобритании. Если мы подозреваем, что деньги на счету — это доходы от преступления, мы можем обратиться в суд с просьбой заморозить, а затем конфисковать эти суммы. В данном случае Лука Филат не смог доказать законный источник денег, и суд определил, что они подлежат изъятию».

В ходе расследования Национальное агентство по борьбе с преступностью активно сотрудничает с НКО. В частности, в коррупционных схемах ему помогает разбираться Transparency International. Директор лондонского отделения организации заявил в интервью BBC, что в ближайшее время в публичное пространство выйдут еще три случая.

Происходящее подается как охота за русскими капиталами и бизнесменами, хотя пока на удочку британских сыщиков из мутной воды выдергивают выходцев из бывших советских республик. Которые, если верить вышеприведенным данным, подают к этому все возможные поводы. И все-таки — есть ли логика в том, что кто-то все еще гуляет в британских клубах и пабах, а кто-то уже отгулял свое?

Вырвать с корнем русского коррупционера из Туманного Альбиона!

Тема незаконных доходов российского бизнеса в очередной раз всплыла после скандала с отравлением сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, которое произошло 4 марта 2018 года. Однако в этот раз к кампании подключилась фигура совсем другого калибра: на телевидении выступал Билл Браудер, который призывал Великобританию активней расследовать случаи коррупции и отмывания денег с российскими корнями. При этом масштаб финансовых афер самого Браудера в России и не снился потенциальным российским фигурантам дел о «грязных деньгах».

Великобритания проявила активность. 21 мая 2018 года комитет по международным делам британского парламента выпустил отчет «Московское золото: российская коррупция в Великобритании», в котором говорилось, что «использование Лондона в качестве „базы для коррупционных активов“ лицами, связанными с Кремлем, очевидным образом привязано к более общей российской стратегии и имеет последствия для нашей национальной безопасности».

«Активы, которые отмываются в Лондоне, прямо или косвенно поддерживают кампанию президента Путина по опрокидыванию международной системы, основанной на правилах, подрыву наших союзников и размыванию международных сетей, которые поддерживают внешнюю политику Соединенного Королевства», — констатировали авторы отчета.

При этом парламентарии показали на правительство, которое «само сквозь пальцы смотрело на роль Лондона в укрывательстве делишек кремлевских коррупционеров», и настоятельно советовали, чтобы правительственные ведомства, включая министерство иностранных дел, разработали «более цельную и активную стратегию в отношении России». И чтобы эта стратегия «четко увязывала дипломатические, военные и финансовые инструменты, которые Соединенное Королевство может использовать для противодействия российской агрессии».

Однако реальность показала, что дело не только в «русском золоте».

При чем тут русские бизнесмены?

Как уже было сказано выше, поиском информации о сомнительных активах занимается международная НКО Transparency International.

В апреле 2018 года британское отделение организации выпустило отчет под названием «Российская коррупция и Великобритания», который можно найти на сайте организации. В отчете говорится, что «TI-UK выявила в Великобритании 176 объектов стоимостью 4,4 млрд фунтов стерлингов, приобретенных на подозрительные деньги — более пятой части этих объектов принадлежат русским».

Согласно данным Transparency International, расклад примерно следующий: 1,8 миллиарда фунтов приходится на Объединенные Арабские Эмираты, 940 миллионов — на Россию, 762 миллиона — на Украину и 252 миллиона — на Казахстан.

Как указывается, организации удалось разузнать это все по открытым источникам, а потому она предполагает, что это только «вершина айсберга».

Исполнительный директор британского отделения Transparency International Дэниэл Брюс в интервью BBC сказал: «Мы бы хотели, чтобы все эти случаи были расследованы, там, где, возможно, произведены изъятия, а деньги ответственным образом возвращены тем, у кого они были взяты». Кому и каким образом планируется возвращать украденное, глава британского отделения TI не указал.

В этой связи, кстати, изъятое по делу Замиры Хаджиевой должно было бы поступить в казну Азербайджана. Банк, из которого производились хищения, уверенность в чем и стала основанием для изъятия недвижимости, был государственным. На основании той же уверенности денежные средства подлежат возврату их владельцу. Однако ни о чем подобном речи не идет. Изъятое у Хаджиевой поступит в казну Великобритании.

С другой стороны, по-новому можно посмотреть, например, на резонансные процессы между российскими олигархами, которые отсуживают друг у друга активы в Высоком суде Лондона и других британских судах. Например, на тяжбу банка «Открытие» и банка непрофильных активов «Траст» против семьи Минцев, когда суд заблокировал активы олигархической семьи, опираясь на «принцип высокой вероятности» вины ответчика. Или на уже упомянутый выше долгий спор между Олегом Дерипаской и Олегом Чернухиным за право владения 50% компании «Трехгорная мануфактура», наконец разрешенный Высоким судом Лондона в пользу Чернухина.

5 февраля этого года агентство BBC процитировало Дэниэла Брюса, который отчитался о том, что в работе у организации больше 500 объектов недвижимости и 150 собственников. Ту же цифру называет и Национальное агентство по борьбе с преступностью, которое заявило, что ведется работа по 140 потенциальным «запросам о состоянии имущества неясного происхождения».

«На сегодня мы рассмотрели около 140 дел, в которых можно задействовать запросы о состоянии имущества неясного происхождения. Немалая часть этих дел касается активов, находящихся в собственности российских граждан, и по мере продвижения расследования мы намерены направлять новые запросы», — сказал пресс-секретарь агентства. Имена фигурантов не раскрываются.

Все эти выразительные цифры и яркие сюжеты не так уж трудно найти тому, кто заинтересуется темой британской кампании против коррупции. Даже их краткое перечисление способно дать представление о масштабе и направлении проводимой Лондоном политики. Однако это только начало описания.

Далее будет рассмотрена история борьбы с нелегальными доходами в Великобритании и не только в ней, а и в Европейском Союзе. А также роль, которую в этих процессах сыграло то, что сейчас принято называть «второй холодной войной между Западом и Россией». И наконец — тот процесс, который уже называют одним из главных событий в истории Великобритании, а именно Brexit и возврат к соперничеству национальных государств.

Продолжение следует.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER