Уже давно сложилось понятие "коллективный Запад". Так почему бы не ввести понятие "коллективный не-Запад"? 

Что означает «не-западность» ШОС? Интервью с ученым

Эжен Фланден. Ворота Тегерана. XIX век
Эжен Фланден. Ворота Тегерана. XIX век
Эжен Фланден. Ворота Тегерана. XIX век

15–16 сентября в Самарканде прошел саммит ШОС, результатом которого стало принятие в состав организации Ирана. Это уже второе крупное увеличение ШОС за последнее десятилетие. В 2016 году в ШОС вошли Индия и Пакистан. Что это значит для организации и для мира в своем интервью рассказал кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института государства и права АН РУз Равшан Назаров.

ИА Красная Весна: Равшан Ринатович, какие задачи должен был решить этот саммит?

РР: В рамках председательства Узбекистана в ШОС и подготовки к Самаркандскому саммиту был проведен целый цикл важных и значимых мероприятий, таких как визит генерального секретаря ШОС Чжан Мина в Узбекистан (май 2022), заседание Совета национальных координаторов государств-членов ШОС, международная конференция «ШОС: от Центральной Азии к Евразии», международный форум «Новый этап сотрудничества стран ШОС: туризм и культурное наследие», заседание Молодёжного совета ШОС, пресс-конференция по случаю 21-й годовщины ШОС, международный «круглый стол» на тему «ШОС: прошлое, настоящее, будущее», посвященный 20-летию принятия Хартии ШОС и 15-летию подписания «Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС» (июнь 2022), заседание СМИД (Совета министров иностранных дел) стран ШОС, встречи президента Узбекистана с главами МИД ключевых стран ШОС — России и Китая, совещание министров промышленности стран ШОС (июль 2022), встреча секретарей Советов безопасности государств-членов ШОС (август 2022) и т. д.

Всего в течение срока председательства Узбекистана в ШОС было проведено свыше 70 крупных мероприятий, были обсуждены и согласованы проекты 28 документов, которые планируется принять на сентябрьском саммите. Среди них — Декларация ШОС, концепции и программы по стимулированию внутрирегиональной торговли, промышленной кооперации, транспортно-логистического взаимодействия. Активно прорабатываются совместные проекты и мероприятия в сферах «зеленой» экономики, инноваций, цифровых технологий, общей логистики, агросектора, медицины и др. Ну и, конечно, одним из важных моментов стала давно намечавшаяся смена Ираном статуса наблюдателя на полноправное членство в ШОС.

ИА Красная Весна: ШОС — это всеобъемлющая организация, созданная изначально вокруг вопроса обеспечения безопасности, но действующая и в экономической сфере. В то же самое время Россия создала свои объединяющие структуры узкого характера: ОДКБ — военный союз, ЕАЭС — экономический и другие. Конечно, есть СНГ — но оно было создано скорее как замена СССР. Насколько ШОС дублирует «российские» структуры ОДКБ и ЕАЭС, и конфликтует ли с ними?

РР: Проекты ШОС и СНГ/ЕАЭС/ОДКБ — не конкурирующие, а скорее взаимодополняющие проекты. Это хорошо видно на следующих примерах. Члены ШОС — Россия, Казахстан, Киргизия — являются одновременно членами ЕАЭС и ОДКБ, член ШОС Таджикистан — член ОДКБ (и проявляет большую заинтересованность в сотрудничестве с ЕАЭС). Член ШОС Узбекистан — наблюдатель в ЕАЭС. Члены СНГ, ЕАЭС и ОДКБ Белоруссия и Армения имеют соответственно статусы наблюдателя в ШОС и партнера по диалогу. Член ШОС Китай с 2018 г. реализует Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с ЕАЭС.

Член ШОС Индия — находится на стадии завершения переговоров о создании Зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕАЭС. Теперь уже полноправный член ШОС Иран с 2018 г. имеет ЗСТ с ЕАЭС. Член ШОС Пакистан проявляет значительный интерес к сотрудничеству с ЕАЭС. Члены ШОС Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан являются членами СНГ. Член СНГ Азербайджан является партнером по диалогу в ШОС. Кроме того, СНГ, ЕАЭС и ОДКБ являются партнерскими организациями ШОС.

Так что нет никаких объективных оснований для того, чтобы считать, что проекты ШОС и СНГ/ЕАЭС/ОДКБ в чём-то принципиальном противоречат друг другу.

ИА Красная Весна: Некоторые эксперты утверждают, что ШОС идет в сторону аморфности и рыхлости, о чем свидетельствует принятие в организацию Индии и Пакистана. Дайте оценку таким мнениям.

РР: В свое время, перед тем, как был инициирован процесс полноценного вступления в ШОС Индии и Пакистана, были некоторые опасения по поводу того, что организация якобы становится слишком «громоздкой», «рыхлой», «аморфной» и т. п., и не сможет далее эффективно работать. Однако реальная политическая практика опровергла эти опасения: организация и после своего расширения по-прежнему динамично и эффективно работает.

Таким образом, запланированное дальнейшее расширение организации путем предоставления статуса полноценного членства Ирану и статуса партнера по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии является нормальным и перспективным шагом со стороны ШОС.

ИА Красная Весна: Что изменится с принятием Ирана в ШОС?

РР: Иран давно и тесно сотрудничает со странами ШОС, с 2005 г. являясь наблюдателем в организации и достаточно давно озвучив свою позицию, связанную с желанием вступить в члены организации. Процедура вступления Ирана инициирована в сентябре 2021 г. В марте 2022 г. в Ташкенте состоялась Церемония подписания Протокола по итогам консультаций уполномоченных представителей государств-членов ШОС и Ирана.

Документом был одобрен проект Меморандума об обязательствах иранской стороны в целях получения статуса государства — члена ШОС. Иран выразил готовность после приобретения членства соблюдать цели и принципы Хартии ШОС, международные договоры и документы, принятые в рамках Организации, вносить вклад в развитие отношений дружбы и взаимовыгодного сотрудничества с государствами-членами, повышение авторитета ШОС в международных и региональных делах.

Так что вряд ли стоит ожидать каких-либо радикальных перемен в деятельности ШОС в связи со вступлением Ирана.

ИА Красная Весна: Можно ли считать ШОС антиамериканской организацией? Особенно учитывая наличие в нем Пакистана?

РР: Мир уже прошел стадии биполярности (в период «холодной войны») и монополярности (сразу после окончания «холодной войны»). Современная геополитическая ситуация такова, что объективно складываются различные альтернативные «центры силы». В экспертно-аналитической и медийной среде часто употребляется понятие «коллективный Запад». Так почему бы не быть «коллективному не-Западу»? При этом надо иметь в виду, что «не-Запад» не означает «анти-Запад». Просто существуют ценностные категории, которые понимаются по-разному различными конфессиями, народами, культурами, цивилизациями. Всё-таки мир очень разнообразен.

Да, безусловно, существует некий универсальный набор прав и свобод человека (право на жизнь, свободу, неприкосновенность, гражданство, имущество, свобода мысли, совести, убеждений и т. д.). Но есть права и свободы, которые по-разному могут трактоваться и интерпретироваться в разных культурах. Практически все страны ШОС — это страны «не-западной» культуры, то есть исламской, буддистской, индуистской, конфуцианской. Кстати, и православие во многих своих аспектах, как ни странно, ближе к восточным религиям, нежели к западному христианству (католичеству и протестантизму).

Повторюсь — «не-Запад» не значит «анти-Запад». Страны Востока — они просто другие! И это надо помнить при анализе современной мировой геополитики.

ИА Красная Весна: В Узбекистане идут разговоры о том, что вступать в ЕАЭС не выгодно. В Казахстане и в Киргизии также появляются голоса, что членство в ЕАЭС не выгодно. Однако о ШОС таких заявлений не было. Можно ли считать это признаком конкуренции между ШОС и ЕАЭС? Когда определенные круги стараются проводить интеграцию больше в интересах Китая, чем России.

РР: Нет, ШОС и ЕАЭС — не конкурирующие, а взаимодополняющие проекты. В странах Средней Азии достаточно много противников Евразийской интеграции, по разным причинам (личные и групповые интересы, политические ориентации, непонимание сути вопросов интеграции и др.) выступающих против сотрудничества в рамках ЕАЭС. Это не означает, что они автоматически являются сторонниками сотрудничества в рамках ШОС.

Есть и другие альтернативные интеграционные форматы, например, Тюркский проект (тюркоязычные государства и народы под эгидой Турции) или Центрально-Азиатский проект (страны ЦА без любых внешних акторов). Кроме того, в странах Средней Азии достаточно много «национал-изоляционистов», выступающих вообще за игнорирование каких бы то ни было интеграционных форматов, что в принципе является тупиковым путем в современных условиях. А ведь в современном мире чем в большем числе интеграционных проектов участвует государство (особенно это касается малых и средних государств) — тем лучше.

Так что дальнейшее перспективное «сопряжение» деятельности проектов ШОС и ЕАЭС — это позитивные реалии сегодняшнего дня.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER