15
окт
2021
  1. Политическая война
  2. Неонацизм в Прибалтике
Фёдор Кауфман / ИА Красная Весна /
Юность президента Латвии прошла в обществе нераскаявшихся нацистов

Откуда у президента Латвии такая ненависть к русскому языку?

 Ян Стен. Мир вверх-тормашками, или, Последствия распутства. 1663
Ян Стен. Мир вверх-тормашками, или, Последствия распутства. 1663
Ян Стен. Мир вверх-тормашками, или, Последствия распутства. 1663

15 октября в Латвии празднуют день государственного языка. В республике государственным признан только латышский, несмотря на то, что по официальной статистике 25% жителей являются русскими.

Сами же жители Латвии утверждают, что русских намного больше. По их мнению, более 40% населения используют русский на работе и в быту. При этом официальные лица не отрицают, что в крупных городах страны живет примерно равное количество русских и латышей.

Однако находящиеся у власти в Латвии политики на протяжении многих лет стараются выдавить русский язык буквально из всех сфер жизни общества. Одним из самых непримиримых борцов против русского языка является действующий президент страны Эгил Левитс.

В этом году он не смог на 15 октября принять участие в мероприятиях, посвященных возвеличиванию латышского языка. При этом надо сразу отметить, что все похвальные речи «великому и могучему»… латышскому языку никогда не обходятся без долгих объяснений ненужности и опасности русского языка для латышей.

Крупных мероприятий в день латышского языка не было из-за тяжелой эпидемиологической ситуации. Коронавирус распространяется в Латвии достаточно быстро. Да и сам президент заболел, несмотря на пройденный курс вакцинации.

Однако за неделю до 15 октября президент Левитс посетил Рижскую думу, где провел несколько встреч с парламентариями. В ходе встречи с руководителями парламентских фракций депутат от партии «Согласие» Константин Чекушин спросил, почему во время тяжелой эпидемиологической ситуации в стране на русском языке нет информации о вирусе.

Левитс не смог сдержаться и искренне заявил, что пора бы уже всем выучить латышский язык. Правда, потом подумал и немного исправился.

«Президент начал рассказывать, что за годы независимости все уже могли бы выучить латышский. Да что там — почти все уже знают латышский! И только под конец тирады всё же выдавил „что может быть это всё же исключительный случай, когда можно, наверное, и на русском“», — передал слова президента Чекушин.

После этого Левитс направился на общее заседание депутатов, где не забыл в очередной раз заявить, что памятник Освободителям Риги установили оккупанты, и что-то надо с этой проблемой делать. Затем президент направился в русскую гимназию, чтобы убеждать всех в исключительной пользе обучения русских детей на латышском языке.

На следующий день пресс-служба президента опубликовала выступление Левитса на конференции «Язык — это глагол. Государственный язык XXI века». В своей речи латышский президент заявил, что русский является для жителей республики обычным иностранным языком. А точнее, имеет еще меньшее значение для Латвии, чем европейские языки. Поэтому в школе вместе с латышским лучше всего учить английский, немецкий или французский. Ну в крайнем случае испанский. Ну уж точно не русский.

«Мы исторически и геополитически принадлежим к европейскому культурному пространству, поэтому знание европейских языков позволит нам более полноценно в нем участвовать», — заявил глава Латвии.

Не только Левитс, но и многие другие прибалтийские политики стараются заявить, что русский язык является крайне чуждым элементом для европейских народов. И есть в этом что-то совсем нездоровое, очень напоминающее расовую политику нацистской Германии.

В этой же речи Левитс призвал запретить работодателям требовать знание русского языка от сотрудников. В Латвии многие фирмы выдвигают такое условие при приеме на работу. И это требование понятно, особенно в городах, где русский язык является общеупотребительным.

Антирусские инициативы Левитса известны. Он всегда настаивал на самых крайних вариантах законодательных актов, направленных против использования русского языка в стране.

Конечно, он не один проводит такую политику. За фактическую ликвидацию в Латвии образования на русском языке несут ответственность очень многие политики, общественники и, конечно, интеллигенция, которая стала прислуживать националистической постсоветской элите. .

Но у Левитса ненависть к русскому языку, похоже, носит иррациональный характер. Президент не может не понимать, что своими выступлениями и действиями подрывает гражданский мир в стране. Пойти на это руководитель страны может только в том случае, если он руководствуется не прагматическими целями, а идеологией.

Объяснить поведение Левитса могут факты его биографии, которые в Латвии достаточно широко известны, но в России фактически не обсуждаются. А обратить внимание на них стоит. Потому что в Латвии русское население по национальному признаку отнесено ко второму сорту. И это закреплено юридически. Как известно, в Латвии до сих пор действует позорный институт «неграждан», который делит людей на «сорта» по национальному признаку.

Изображение: (сс) Посольство Украины в Латвии
Эгил Левитс
Эгил Левитс
ЛевитсЭгил

Эгил Левитс родился в Латвии в 1955 году. Его отец по национальности был евреем. Во время войны он был эвакуирован из Латвии, а вот остальные родственники президента погибли во время Холокоста.

Мать Левитса была латышкой и благополучно пережила оккупацию. Но вот с приходом советских войск в 1944 году решила уйти вместе с нацистами. Позже она вернулась в Латвию, где познакомилась с отцом Левитса. И в 1972 году семья дружно эмигрировала в ФРГ.

В Германии Левитс учился в латышской гимназии в Мюнстере. Курировала гимназию нацистская организация «Ястребы Даугавы». В данную структуру вошли латышские нацисты, которые во время войны служили в латышском легионе «Ваффен СС» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В студенческие годы Левитс благодаря знанию русского языка сходится с двумя своими преподавателями, которым помогает работать с текстами на русском языке. Одним из этих преподавателей был Дитрих Андрей Лебер.

Лебер родился в немецкой семье в Латвии. Во время войны он добровольно поступил на службу в Абвер. Также входил в диверсионное фашистское подразделение «Бранденбург-800». После войны вел разработку антисоветских идеологических концепций. Президент Левитс работал на кафедре Лебера в Кильском университете.

Другим учителем действующего президента Латвии был Борис Артурович Мейснер. Мейснер родился в немецкой семье в Эстонии. В 1939 году стал координатором региональной ячейки НСДАП (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Затем служил в вермахте в составе группы армий «Север». После войны занимался преподавательской и дипломатической работой.

Борис Мейснер является автором диссертации «Советская интервенция в Прибалтике и международно-правовая проблема балтийского вопроса», которая легла в основу мифа о советской оккупации Прибалтики.

В 1975 году Левитс вступил в националистическую студенческую организацию, которую окормлял латышский нацист Адольф Шилде. Во время войны Шилде работал в газете Tēvija («Отечество»). В своих статьях он призывал уничтожать евреев.

Однако Левитса это нисколько не смутило. И в 1987 году, в честь его 80-летия Шилде, он даже посвятил ему статью, где назвал нациста выдающимся историком.

Иными словами, взросление и обучение президента Латвии прошло в окружении и под руководством не раскаявшихся нацистов, которые в свое время служили в силовых структурах гитлеровской Германии и принимали участие в Холокосте.

После знакомства с биографией латышского президента его отношение к русскому языку и к русским уже не вызывает никаких вопросов. Больше вызывает удивление, с какой легкостью Левитс забыл о своих погибших родственниках во время Холокоста и начал дружить с их убийцами.

Человек, выросший под покровительством нацистов, наверное, должен испытывать удовольствие, уничтожая русский язык и унижая русское население. По крайней мере речи о «плохом» русском языке и о величии латышской идентичности, которые он произносит, звучат именно так.

И, конечно, Левитс осуществляет политику национального унижения русских не в одиночку. Это консенсус современной правящей элиты Латвии. Президент не единственный эмигрант, выросший на западе под крылом «Ястребов Даугавы». Вернувшись в страну после развала СССР, они соединились с потомками «лесных братьев» и построили новую националистическую диктатуру.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER