logo

К статье Сергея Кургиняна «О коммунизме и марксизме — 101» в № 266

ИА Красная Весна /

Десоциализация

Когда-то на школах Сергей Ервандович говорил, что раньше ездили студенты и школьники «на картошку» и там получали опыт совместной работы в коллективе. И я была этим озадачена: «Ну что в этой картошке может быть такого?» Сама много раз выкапывала картошку с родителями на огороде — овальная, вся в земле, жуки по ней ползают, сушить ее еще надо, сортировать. Но вот стала спрашивать родителей, присматриваться, ведь они ездили на пресловутую картошку. Ведь есть что-то в этом. Для примера, мама могла купить молоко в незнакомой деревне, просто зайти в дом и спросить: «А кто у вас молоко продает?» Я просто объясню, что для современного компьютерного человека это очень сложно. Когда-то мы много работали за компьютером и отдыхали там же — соревновались, кто быстрее пройдет какую-то игрушку, что-то проходили вместе, потом мы купили велосипеды и стали понемногу осваивать ближайшие достопримечательности, сложнее всего было въехать в окраинный район или в деревню. Возникало ощущение, как будто все окна и углы враждебно смотрели на тебя и ждали повода или лучшего момента, чтобы атаковать.

Это связано с тем, что в виртуальной реальности ты можешь десятки раз проходить сложный уровень, и ты уже привыкаешь к опасностям, которые подстерегают тебя. И ты к ним готов, осталось только потренировать навык и получить приз.

Как-то нас остановило упавшее дерево посреди дорожки между огородами, мы посчитали, что это тупик и дальше хода нет, но из любопытства решили вместе его откатить, и, о чудо, дорога стала свободной.

Современный молодой человек может заниматься разными вещами и делами, но насколько он одинок! Потребители сидят за компьютерами и играют все свободное время в игрушки, ведь на сегодняшний день их много. И некоторые решили, что так и нужно жить — в виртуальной реальности.

Я вспоминаю, казалось недавно, на дедовы похороны съехалась все родня, дом был набит людьми, рядом с домом, во дворе, в огороде ходили люди, говорили, вспоминали, выражали соболезнования, какой-то дед прискакал верхом на коне (это в городе). Сейчас, на этой же улице у соседей умерла бабушка, мои родители узнали через две недели. А ведь все друг друга знают, живут много лет рядом, растили вместе детей и внуков.

Когда семьи собирались и на праздники, — мы собирались (двоюродные, троюродные) у двоюродной бабушки — собирались столы, стулья брали в том числе и у соседей, включали музыку, пели, танцевали, квартира была забита.

К двоюродной бабушке по папиной линии ездили «на жаренку»: они держали поросят и, когда приходило время, собирали всю родню.

Сейчас своих двоюродных и троюродных не видела несколько лет, и в этих же домах и квартирах стало тесно собираться.

Что происходит? Происходит отчуждение родовой сущности человека. Включая и неспособность к выстраиванию работы в коллективах. Общаясь и «живя» в виртуальной реальности, мы теряем способность к взаимодействию, к поддержанию длительных дружеских отношений в реальности. Стало модным решать свои личные семейные вопросы через посредника — телевизор, психолога, адвоката. И уже разводятся через послание в твиттере.

Вопрос о преобразовании природы стоит под сомнением. Ведь как взаимодействуют люди с природой? Не ходят на охоту, не пашут поля — они приходят в супермаркет и покупают еду, а еще проще — заказывают ее через интернет.

Есть ли у такого молодого человека идеал? Нет, все идеалы высмеяны и поруганы. Способен ли он сформировать идеал? Гореть им, стремиться всеми силами следовать идеалу, преодолевать трудности и барьеры на пути к нему? Этот вопрос самый трудный.

Если мы не преодолеем эту «мышечную вялость», то у наших детей останутся только вспышки (клиповое мышление), и уже невозможно будет собрать человека в одно целое.