logo
Отклик
/ Дмитрий Тимонин
Неприятным сюрпризом для меня стала позиция пенсионеров. Большая часть пенсионеров говорит: «А мы на пенсии, нас это не касается», причем на призыв подумать о детях и внуках я очень часто слышал ответ: «А пусть они поработают»

Невеселые дела

Сбор подписей против пенсионной реформыСбор подписей против пенсионной реформы

Даже в такой отвратительной инициативе, как пенсионная реформа, есть свои положительные стороны. Сбор подписей против нее — это отличный способ для знакомства со своей страной. Делаешь весьма неожиданные открытия о своем народе.

Самое большое удивление у меня вызвал тот факт, что негодование подавляющего большинства общества по поводу реформы вовсе не превращает сбор подписей в легкую задачу. Да, людям не нужно рассказывать о пагубности реформы, но зато их нужно практически уговаривать поставить подпись против нее. Причем к традиционной отговорке, знакомой нам по предыдущим сборам: «От меня ничего не зависит», прибавился еще новый аргумент: «Всё равно не доживу до пенсии».

Конечно, большинство использует его как шутку, для того чтобы побыстрей отделаться от надоедливого сборщика, но когда такой ответ становится массовым явлением (где-то четверть всей молодежи так отвечает), то поневоле задумаешься: а какова доля правды в этой шутке? Причем в большинстве случаев человек даже не особо задумывается о смысле этой фразы. Зачастую достаточно еще пары вопросов или призывов, и он понимает, что высказывание-то дикое. Мне в этом плане помогает формула: «Если промолчим, то поднимут до 80 лет и тогда, конечно, не доживем». Некоторые после такой фразы, сказанной в спину, возвращались и оставляли свою подпись.

Отдельно хотелось бы остановиться на различиях между городами. Я собирал в двух — в провинциальном Новочеркасске и городе-миллионнике Ростове-на-Дону. Собирал в прогулочной зоне, но полное сравнение проводить немного некорректно, так как в Новочеркасске это были выходные дни, а в Ростове будние. Тем не менее какие-то выводы я для себя сделал. В Ростове намного выше поток, но и больше процент отказников. Причем особенно много тех, кто проходит мимо с каменными высокомерными лицами, даже не утруждая себя фразой «нет, спасибо».

Но намного более неприятным сюрпризом для меня стала позиция пенсионеров. Если в моем Новочеркасске они подписываются охотно, едва ли не охотней молодежи, то в Ростове картина кардинально иная. Большая часть пенсионеров говорит: «А мы на пенсии, нас это не касается», причем на призыв подумать о детях и внуках я очень часто слышал ответ: «А пусть они поработают». Вчера одна женщина мне прямо заявила, что считает ситуацию, когда ее дети будут работать на 5 лет больше, чем она, справедливой. То есть люди уже настолько разобщены, что их не трогает даже судьба собственных детей! Причем, как правильно подметили товарищи, подобным образом отвечают именно те люди, которые были в самом расцвете сил в эпоху крушения Советского Союза и несут большую долю ответственности за его распад. Но даже в Ростове далеко не все пенсионеры такие, очень многие подходили ко мне и подписывались со словами: «Меня не касается, но за детей и других подпишу обязательно».

Вообще после сбора подписей у меня родилась мысль, что весь процесс превращается в некий ритуал пробуждения человека. Вот идет прохожий после рабочего дня, уставший и весь погруженный в свои мысли. Ты предлагаешь ему подписаться, он реагирует на тебя как на какой-то раздражитель и отмахивается. По характеру отмашки сборщик выбирает ту магическую формулу, которая лучше всего пробудит этого прохожего, чтобы он задумался, а под чем собственно ему предлагают подписаться. Когда задаешь человеку несколько вопросов, зачастую заметно, как он просыпается и действует не на автомате, а осмысленно. Среди тех, с кем удается поговорить подольше, процент отказа крайне низок. А если кто-то и после этого уходит, не подписавшись, то я понимаю, что это значит, что я был недостаточно убедителен. Потому что в ритуале сбора подписей, как и в любом другом, самое важное не то, какие именно магические формулы используются (хотя и они, безусловно, важны), а то, с каким внутренним посылом они произносятся.

Еще один момент хотелось бы подчеркнуть. Очень разные внутренние ощущения возникают, когда ты собираешь один, даже если знаешь, что в паре километров от тебя собирают другие, и когда ты собираешь плечом к плечу с товарищем. Сбор идет намного веселей, активней, и вы заряжаетесь энергией друг от друга. Главное — потом эту энергию направить тоже в дело. Вчера был идеальный вариант, когда мы после подобного продолжительного сбора пошли обсуждать фильмы, первобытное искусство и драмы Эсхила. Обсуждение прошло на таком уровне, которого я абсолютно не ожидал, и мы открыли для себя много нового в художественных произведениях.

В заключение расскажу об одном из самых позитивных моментов. Во время каждого из сбора подписей ко мне подходили подростки и спрашивали, могут ли они подписаться, потому что они очень плохо относятся к реформе. Конечно, очень жалко им отказывать, но греет душу, что наше молодое поколение не пассивно, а тоже переживает за судьбу народа и хочет поучаствовать в его спасении. Самый душераздирающий случай был, когда ко мне подошли два мальчика лет 13 и с большой грустью сказали: «А мы очень против реформы, но наш голос ничего не значит». Появилось желание сделать отдельный бланк, на котором собирать подписи детей, чтобы показать власти, что думает о реформе то подрастающее поколение, на заботу о котором якобы и направлена эта людоедская реформа.

А в целом, конечно, я вижу одной из главнейших наших задач, чтобы эти тринадцатилетние мальчики, которые горят желанием высказать свою гражданскую позицию, не превратились через 20 лет в мужиков, цедящих сквозь зубы: «Да это всё равно не поможет, что хотят, то и сделают». Нужно сделать всё, чтобы этого не произошло.