Руководители сибирских регионов принимают решения о введении тех или иных ограничительных мер с оглядкой... нет, не на академиков РАН и даже не на Роспотребнадзор. Оглядываются они на главу Национальных институтов здравоохранения США Энтони Фаучи

Как врачи из США «помогают» Сибири бороться с COVID-19 — Сибирь за неделю

Николай Касаткин. Переселенцы. 1881
Николай Касаткин. Переселенцы. 1881
Николай Касаткин. Переселенцы. 1881

Подходит к концу тяжелый и крайне нервный 2020 год. С прискорбием приходится признать, что, несмотря на глобальные катаклизмы, происходящие в мире, российские власти так и не отказались от жизни по постперестроечному принципу «ни шатко, ни валко».

К терзающей весь мир пандемии коронавируса в нашей стране традиционно прибавились проблемы проталкивания либеральными элитами своих «оптимизаторских» прожектов.

Одним из главных возмутителей спокойствия в очередной раз стал Минобр, в котором, по всей видимости, до сих пор настойчиво бьются над созданием в России системы образования, направленной на формирование «не творца, но квалифицированного потребителя».

После долгого периода дистанционного обучения весной 2020 года и появления информации о том, что правительство РФ планирует запустить в стране так называемый эксперимент с цифровой образовательной средой (ЦОС), многие родители обоснованно встревожились.

Очередная инициатива, в рамках которой мудрая власть решила осчастливить своими гениальными идеями глупый и темный народ, не понимающий всех прелестей научно-технического прогресса, была встречена в штыки родителями всех регионов Сибири.

Родители, а также общественники резонно указали, что за словесами о покупке компьютеров и планшетов для школ стоит давняя программа, обозначенная еще в форсайт-проекте «Образование 2030» много лет назад.

Читайте также: Форсайт-проект как технология убийства будущего

По сути, под прикрытием пандемии коронавируса определенные группы во власти начали самым активным образом проталкивать как ЦОС, так и дистанционное обучение.

Родители в различных регионах Сибири столкнулись с ЦОС самым непосредственным образом, поскольку три сибирских региона — Алтайский край, а также Кемеровская и Новосибирская области вошли в число пилотных в рамках эксперимента с ЦОС.

В итоге из-за активного противодействия «дистанционке» со стороны неравнодушных родителей и общественников внедрение дистанта и ЦОС где-то было существенно заторможено, а где-то стало проводиться по принципу «и хочется, и колется».

Прошедшая неделя запомнилась сибирякам как раз подобными метаниями властей различных регионов.

Дистанционка в Сибири: «И хочется, и колется, и матушка не велит»

На прошлой неделе очень удивил губернатор Новосибирской области (НСО) Андрей Травников. Он неожиданно сказал больше, чем хотел сказать.

На вопросы журналистов о логике принятых решений по ограничительным мерам, связанным с COVID-19, он почему-то сослался на главного американского инфекциониста, главу Национальных институтов здравоохранения США Энтони Фаучи.

Например, активно лавирующий в американском политическом болоте Фаучи недавно заявил, что дети не являются источниками распространения коронавирусной инфекции, и призвал применить новую тактику — открыть все школы и детские сады, закрыв при этом все кафе и бары (ранее он выступал за локдаун).

И новосибирский губернатор принял решение о возобновлении очного обучения в области буквально на следующий день после данного заявления Фаучи.

Читайте также: Логика решений во время пандемии была выверена

Поразительно то, что губернатор крупного российского региона, кстати говоря, являющегося еще и центром федерального округа, ссылается не на местных экспертов, например, из Центра вирусологии «Вектор», и не на родной Роспотребнадзор, а на западное «светило науки», которое выдает рекомендации для своей страны, исходя из сугубо американских реалий.

Кстати говоря, учитывая, что лучше всех в мире с пандемией справляется Китай, то уж если и изучать иностранный опыт, то гораздо логичнее было бы сослаться, к примеру, на главного китайского эпидемиолога Чжун Наньшаня, который в КНР пользуется безграничным авторитетом и к чьим рекомендациям прислушивается китайское руководство.

Нет ли здесь извечного благоговения российского истеблишмента перед Западом? Уж больно похожа такая мотивация главы сибирского региона на установку из серии «Заграница нам поможет».

В условиях, когда отношения России и США находятся в глубоком кризисе, а сам Фаучи, во-первых, по уши вовлечен в американскую политическую борьбу между демократами и республиканцами и, во-вторых, по этой причине крайне непоследователен в своих оценках, пиетет Травникова перед заокеанским экспертом отдает толикой «низкопоклонства перед Западом».

Не выдерживающими критики выглядят и заявления министра образования Новосибирской области Сергея Федорчука. В ходе очередного выступления он привел статистику заболевших коронавирусом в сфере образования.

«На контроле у нас находится на сегодняшний день в школах 121 заболевший. Это 55 школьников и 66 работников. То есть, это не только учителя, а все работники школ. Кроме того, 65 больных в дошкольных учреждениях — это 13 детей и 52 работника. Также 19 сотрудников и 23 студента СПО (среднего профессионального образования — прим. ИА Красная Весна), то есть там на контроле 42 человека. И 190 по высшему образованию — это 67 преподавателей и 123 студента», — рассказал Федорчук.

Читайте также: В Новосибирске назвали статистику по заболевшим в сфере образования региона

Исходя из данных чиновника, получается, что на сегодняшний день болеют приблизительно 0,018% учеников и 0,15% учителей (в НСО около 314 тыс. школьников и 43,6 тыс. взрослых в сфере образования).

Отсюда возникает вопрос к министру образования: на основании каких критериев принималось решение о введении дистанционного образования в регионе? Неужели подобные мизерные значения зараженных однозначно требуют ввода дистанта? Увы, пока эти вопросы относятся к разряду риторических.

Хорошие новости пришли из Иркутской области. 19 декабря родители в Иркутске создали комитет в защиту традиционного образования. В комитет вошли представители десяти школ города, которые ранее активно протестовали против дистанционного обучения.

Родители отмечают, что в школах города, несмотря на возобновление очного обучения, продолжают внедряться дистанционные технологии, в том числе цифровые образовательные платформы, такие, как СберКласс и ЯКласс.

Читайте также: Родители Иркутска объединились для защиты от «дистанционки»

В Красноярском крае родители получили ответ от Главного управления образования красноярской администрации на обращение против использования дистанционных технологий.

«Ситуация с организацией дистанционного обучения вынужденная и временная», — говорится в ответе чиновников. В ведомстве заверили, что дети обязательно вернутся в школы, когда снизится уровень заболевания коронавирусом в городе.

Более того, заявлено, что образовательные учреждения предпримут максимальные усилия, чтобы восстановить потерянное за период дистанта качество знаний у школьников. Для этого даже предусмотрена отработка учебного материала в индивидуальном порядке.

Читайте также: Родители Красноярска получили первый ответ на обращение по дистанту

Ответ городских чиновников прокомментировал председатель красноярского отделения организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) Андрей Никитин. Он рассказал, что родители требовали обоснования перехода на дистанционное обучение и просили осуществлять перевод на дистант только с их согласия, но ответа на это требование в письме не оказалось.

Также, по словам общественника, никакой статистики, доказывающей, что школы — это существенный очаг распространения коронавируса, в ответе не приведено.

Никитин привел статистику, предоставленную самим управлением образования Красноярска, согласно которой при очном обучении в неделю заболевает 229 детей из более чем 123 тысяч школьников города, то есть 0,19%. Причем за время дистанта заболеваемость упала лишь до 181 школьника в неделю.

«Посмотрите на эти цифры. Ну и какое отношение школа имеет к тяжелой эпидемиологической ситуации?», — с негодованием заметил Никитин.

Общественник также заострил внимание на том, что по всей Сибири — в Томской, Омской, Кемеровской, Иркутской областях, в Алтайском крае, а теперь и в Новосибирской области никто не держит школьников каких-либо классов тотально на дистанте, как в Красноярском крае, тем более в таких масштабах.

Налицо непрозрачность в принятии властями решений по введению дистанта, когда за елейной риторикой о благах дистанта прослеживается реализация опасного эксперимента над детьми и системой образования с далеко идущими последствиями.

Рядовые граждане нашей страны должны осознать, что в условиях, когда решение многих вопросов федеральный центр спускает на региональный уровень, только гражданская активность самих родителей может защитить право их детей на полноценное образование и в конечном итоге повлиять на политику властей на местах.

Сибирь убывающая

Наряду с проблемами в сфере образования, другая тема также является незаживающей язвой на теле почти всех сибирских регионов. Речь, разумеется, идет о демографической ситуации.

На прошедшей неделе региональные статистические службы опубликовали данные о миграционных процессах в регионах Сибири. По итогам первых десяти месяцев 2020 года численность постоянного населения сократилась в большинстве регионов Сибирского федерального округа (СФО).

За первые девять месяцев текущего года в Сибирь прибыло 351,1 тысячи человек, а убыло — 365,7 тысячи. Небольшой миграционный прирост наблюдался в Республиках Алтай, Тыва и Хакасия, а также в Новосибирской области.

Картина складывается довольно мрачная. Среди депрессивных, с точки зрения демографии, регионов особенно выделяются следующие.

В период с января по октябрь 2020 года Томскую область покинули почти 18 тысяч человек, а прибыли из-за рубежа и других регионов России — 13 тысяч человек.

Вследствие естественной и миграционной убыли население Иркутской области сократилось на 7,8 тысячи человек. При этом в сравнении с 2019 годом рост миграционной убыли вырос в 2,3 раза.

В Омской области миграционная убыль несколько замедлилась: по итогам января — сентября 2020 года регион покинули около 7 тысяч человек. За аналогичный период предыдущего года этот показатель составил 8,5 тысяч.

Красноярский край также лишился части населения вследствие миграционных процессов. За первые восемь месяцев 2020 года из региона выехало на 1,2 тысячи больше людей, чем прибыло.

Стоит отметить, что в сокращении населения Сибири виноваты не только миграционные процессы, но и естественная убыль населения. Например, за первые 10 месяцев 2020 года в Алтайском крае родилось 16,6 тысячи детей, а число умерших за этот период составило 29 тысяч человек.

В целом по СФО рождаемость снизилась на 5,7%. Наиболее высокое снижение рождаемости было зафиксировано в Омской области (8,6%) и Алтайском крае (7,5%). Единственным регионом Сибири, показавшим прирост рождаемости (на 4%), стала Тыва.

Пока рано делать выводы о том, насколько серьезно ударила пандемия COVID-19 по населению Сибири, поскольку власти еще не обнародовали итоговую статистику за год. Однако в любом случае нужно признать, что даже в спокойные годы перспектив улучшения демографической ситуации в сибирских регионах не просматривалось.

Сейчас же, после людских потерь от пандемии и выплывшего наружу вороха проблем в системе здравоохранения, доведенной «оптимизаторами» практически «до ручки», говорить о таком улучшении тем более не приходится.

Очевидно, что без кардинального пересмотра федеральными властями стратегии развития Сибири и Дальнего Востока эти регионы уже в ближайшие несколько десятков лет столкнутся с глубочайшим демографическим кризисом.

В этой связи стоит вспомнить, что население Сибири и Дальнего Востока составляет около 25,2 млн человек, тогда как в одной только приграничной с Россией китайской провинции Хэйлунцзян живет более 38 млн человек. Рано или поздно такой дисбаланс может привести к весьма неприятным для нашей страны последствиям.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER