«Если бы у нас не было стратегического союзника в лице России, то сейчас над небом Еревана кружили бы турецкие F-16»

Поможет ли Карабаху вмешательство России в конфликт? Мнения экспертов

В свете разгоревшихся военных действий в Карабахе эксперты, журналисты и неравнодушные граждане обсуждают причины конфликта, а также интересы и роль России в разгоревшемся противостоянии.

Армянский политический аналитик Менуа Арутюнян считает, что главным фактором, обеспечивающим безопасность Армении и Карабаха являются прочные дружественные отношения с Россией, а охлаждение этих отношений несет в себе опасность. По его словам, эта формула стала особенно очевидной после вновь развязанной Азербайджаном войной.

«Неужели всё еще не понятно, что в Армении не может быть антироссийского правительства, поскольку как только снижается уровень армяно-российских отношений, турки сразу же желают воспользоваться удобным поводом, дабы истребить нас и восстановить Османскую империю», — написал эксперт на своей странице Facebook.

Тот, кто хоть словом обмолвится против армяно-российских отношений — является «турком», пишет политолог. «А тот, кто болтает против армяно-российских отношений и за это получает возможность сосать западные гранты, — является государственным изменником и очень скоро получит пожизненный срок», — добавляет он, очевидным образом намекая на действующее правительство Армении.

По словам Арутюняна, ответственность за эту войну несут те, кто испортили армяно-российские отношения. Он напомнил, что уже два года призывает власти Армении взяться за ум, не портить отношения с Россией, но его не послушали и тем самым «подставили Армению под турецкую агрессию».

«Быть сторонником армяно-российских отношений — означает занимать проармянскую позицию», — еще раз подчеркнул он.

Публицист и политолог, редактор армянского портала Shame.am Артем Хачатурян отреагировал на высказывания общественных деятелей и экспертов в России по вопросу о судьбе Нагорного Карабаха. Некоторые из них демонстрируют «удивительный консенсус между державниками-патриотами России и США в вопросе будущего Карабаха», — отмечает он.

Публицист привел в качестве примера главного редактора журнала «Национальная оборона» Игоря Коротченко и председателя комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Государственной думы Леонида Калашникова. По его словам, Коротченко, Калашников и многие другие отстаивают азербайджанскую версию урегулирования конфликта, согласно которой Карабах — это территория Азербайджана.

«Поясню суть консенсуса и ее русофобскую сущность», — пишет Хачатурян. Упомянутые эксперты «требуют решить вопрос поэтапно: вернуть Азербайджану пять районов вокруг НКР, затем еще два, вернуть беженцев (Алиев говорит, что их уже миллион), а сам статус Карабаха оставить на будущее», пишет он.

По словам политолога, «это означает трагедию армянского народа и ликвидацию Карабаха в обозримом будущем».

Хачатурян предлагает рассмотреть вопрос с другого ракурса и сделать допущение, что «трагедия армянского народа не волнует и не должна волновать российских державников-патриотов» и что «их синхронность с американцами — случайное совпадение».

Он напомнил, что Карабах, Восточная Армения, да и сам Азербайджан были присоединены к России еще в XIX веке.

«Это исторические достижения двух братьев Романовых — Александра и Николая, завоевавших названные территории в 1813–1828 гг. Карабах отошел к России по Гюлистанскому договору 1813 г. и вошел в Елизаветпольскую губернию Российской империи, Восточная Армения — в 1828 г. по Туркманчайскому договору, после чего повелением Николая Первого была заселена армянами из Персии (усилиями Грибоедова), угнанными туда в 1604 г. шахом Аббасом», — привел Хачатурян исторические факты.

«Так что же получается? Получается то, что русские державники отказываются от исторического наследия российских императоров в пользу турецкого султана. Ибо возвращать земли г-ну Алиеву означает передавать их во владение г-на Эрдогана», — считает он.

Он предлагает тем, кто считает себя русскими державниками и патриотами, «отойти от линии госдепартамента США и рассмотреть вопрос сквозь призму российских интересов и исторического наследия России».

«Иначе можно заключить, что русофобия — отнюдь не эксклюзивный удел западников-либералов», — подчеркнул политолог. По его мнению, «Карабах должен быть признан Россией, переговоры бесполезны и уже никому не нужны».

Эксперт подчеркнул, что Азербайджан превратился в «турецкий вилайет», а после разгрома азербайджанской армии президента Ильхама Алиева турецкие власти могут заменить нынешнего президента Ильхама Алиева на «исламиста из среды военных, прошедших обучение и воспитание в Турции».

«Что касается того, что сегодня в Армении правит режим грантоедов и западников, то это отнюдь не повод для того, чтобы отказываться от исторического наследия братьев Романовых. Товарищ Калашников может сколь угодно говорить о 350 русских школах Азербайджана и их отсутствии в Армении, но это не должно отражаться на отношении к Карабаху, ибо режим грантоедов не вечен, тогда как армяне и русские в этом регионе были веками, а в будущем именно они будут определять его судьбу», — уверен он.

Военный историк, доктор политических наук Армен Айвазян в газете «Голос Армении» оппонирует главному уполномоченному по делам диаспоры республики Заре Синаняну, заявившему, что у Армении нет союзников.

Айвазян отметил, что Синанян ничего не смыслит в стратегии и пояснил, какова была бы ситуация, если бы Россия самоустранилась из региона.

«Если бы у нас не было стратегического союзника в лице России, то сейчас над небом Еревана кружили бы турецкие F-16, а турецкие танки прорывались бы со всех возможных направлений к армянской столице», — подчеркнул доктор политических наук.

При этом он пояснил нюансы этих союзнических отношений. Россия, по его словам, является абсолютным стратегическим союзником Армении на турецком фронте, но лишь частичным — на азербайджанском. «В мировой истории стопроцентных союзников и не найти — отметил Айвазян — у каждого были и есть свои интересы, и претензии друг к другу».

Айвазян назвал российско-армянский стратегический союз сверхценным для Армении, потому что Россия, в первую очередь, защищает Армению от Турции.

«Россия обеспечивает неприкосновенность армянских границ со стороны Турции, предоставляя армянской армии возможность высвободить и сконцентрировать все имеющиеся силы и средства на азербайджанском направлении», — пояснил он.

Кроме того, политолог отметил, что 102-я российская база в Гюмри, с высокой долей вероятности, будет задействована, если Азербайджан попытается прорвать фронт и углубиться на территорию Республики Армения в узкой части армянской территории — с направления ее международно-признанных северо-восточных и юго-западных (нахичеванских) границ.

Военный историк также рассказал, что российские системы ПВО и системы противоракетной обороны Армении объединены в единую структуру и по определению должны будут вместе участвовать также в отражении возможных ракетных и авиационных атак на крупные города и стратегические объекты, в первую очередь, Ереван, Гюмри и Армянскую АЭС.

В то же время он подчеркнул, что на арцахском фронте Армения не вправе рассчитывать на полноценную российскую военную помощь. «Армянская армия должна всегда быть в состоянии выстоять и победить там самостоятельно», — заявил Айвазян, отметив, что Армения тем не менее должна сделать всё от нее зависящее, чтобы получить от России военную помощь в максимально возможных количествах.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ в статье для газеты «Коммерсант» поясняет, какими опасностями для России и Армении чревато принятие Россией однозначно проармянской позиции.

Он напоминает, что, развивая союзнические отношения с Арменией, Российская Федерация рассматривает как партнера и Азербайджан. «В отличие от других постсоветских конфликтов, в армяно-азербайджанском противостоянии обе враждующие стороны поддерживают российскую медиацию», — подчеркивает эксперт, причем Запад не имеет принципиальных возражений против такой роли России в регионе.

«Потерять это всё в одночасье, не имея адекватной политической компенсации, — непозволительная роскошь», — считает он.

Если же Россия откажется от своей посреднической роли и поддержит одну из сторон, не важно какую, то вслед за потерей Грузии она утратит свое влияние в Закавказье в целом, предупреждает Маркедонов.

При этом и отказ от союзника (Армении), и нарастание конфронтации с партнером (Азербайджаном) ведет к негативным последствиям.

«И самое важное, что при таком раскладе это создаст куда больше угроз для безопасности Армении. Рычаги хотя бы косвенного влияния на решения в Баку и в Анкаре Москва точно потеряет», — отмечает эксперт.

«Давно уже пора понять (особенно сетевым и диванным стратегам): отсутствие быстрого ответа, обдумывание ситуации и балансирование вместо скатывания к позиции «наши против не наших“ — не проявление слабости. Для каждого случая есть свой арсенал возможных средств», подчеркнул он.

При этом силовой сценарий на карабахском направлении для Москвы не исключен, но может быть реализован только в крайнем случае, отметил Маркедонов.

Фаусто Зонаро. Атака. 1896
1896Атака.Зонаро.Фаусто
Фаусто Зонаро. Атака. 1896
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER