Громадная взрывная мощь внутри ЕС

Изображение: (сс) freeGraphicToday
Большой вопрос
Большой вопрос
Большой вопрос

Австрийское издание Kurier противопоставило европейскую интеграцию и строительство газопровода «Северный поток — 2». В статье «Труба разделила Европу и мир», опубликованной 22 декабря в австрийском СМИ, говорится, что «Европа политически разорвана: Если сторонники «Северного Потока — 2» такие, как Германия и Австрия, достроят проект несмотря ни на что, то такие неистовые противники «Северного Потока — 2», как Польша или Балтийские страны, в ответ будут блокировать другие важные проекты ЕС». Такое противопоставление напоминает шантаж Германии саботажем внутри ЕС. И возникает вопрос. Если, как утверждает автор статьи в Kurier, «Европа политически разорвана», то что или кто и в каких интересах ее разорвал?

Прибалтика, которую отнесли к числу возможных саботажников, изменила свою позицию. 21 декабря премьер-министры Латвии, Литвы и Эстонии выступили с совместным заявлением, согласно которому прибалтийские страны не возражают против строительства «Северного потока — 2» в рамках европейского законодательства. Ранее главы правительств Латвии, Литвы и Эстонии именовали проект газопровода из России в Германию через Балтийское море не иначе как угрозой европейской безопасности.

Но остаются Польша, Словакия и другие восточноевропейские страны, выступающие против «Северного потока — 2». Экономически понятным является протест Словакии, через территорию которой проходит газопровод, соединяющий газотранспортную систему (ГТС) Украины с другими странами ЕС. Возможные потери Словакии отчасти компенсируются долгосрочной арендой «Газпромом» словацкой ГТС (до 1 октября 2050 года). Но фактические объемы прокачки газа через территорию Словакии будут существенно ниже текущих уровней в случае отказа от транзита газа через Украину или его минимизации.

Изображение: eegas.com
	 Единая система газоснабжения России
Единая система газоснабжения России
РоссиигазоснабжениясистемаЕдиная

Что же касается Польши, то даже после введения «Северного потока — 2» в работу на полную мощность транзит через газопровод «Ямал — Европа» (проложенный из России в Германию через территорию Белоруссии и Польши) продолжится. Чтобы увести газ из газопровода «Ямал — Европа», нужно не только построить и запустить в полную силу «Северный поток — 2» — нужно еще и задействовать транзит газа через Украину. В этом смысле в Польше должны были бы рассматривать в качестве угрозы и ГТС Украины. Но вместо этого заявления польских политиков полны заботы об украинской газотранспортной системе.

Транзит газа через Украину является уже не внутрихозяйственным спором в ЕС, а вопросом внешней политики, в том числе и экономической. Запуск на полную мощность первой и второй очереди «Северного потока» сделают Германию главным газовым хабом Европы, через который российский газ пойдет в прочие европейские страны. Германия сама заинтересована в «Северном потоке». Это и надежность газоснабжения, и все преимущества ключевого распределительного центра газа в Европе.

Конкурентом российского трубопроводного газа являются сжиженный природный газ (СПГ). Но при текущей ценовой конъюнктуре поставки СПГ в ЕС из США, Норвегии, Катара и других стран не могут конкурировать с российским трубопроводным газом. Средняя цена на поставляемый в ЕС российский газ составляет $180–190 за тысячу куб. м., а стоимость СПГ, поставляемого в ЕС, колеблется в районе $240 долларов за тысячу куб. м.

Но помимо экономических аргументов есть еще и политические. Например, СПГ-терминалы в Польше и Литве были построены вопреки экономической логике. Польше и Литве выгоднее было бы покупать российский трубопроводный газ, чем вкладываться в дорогостоящую инфраструктуру, чтобы потом покупать более дорогой СПГ. Замещение российского газа при помощи СПГ означает дополнительные издержки для экономики ЕС, вынужденного платить за газ больше, и лишение Германии возможности стать главным европейским газовым хабом. В Польше, Литве и других странах-членах ЕС не могут этого не понимать. Но тем не менее решение по строительству СПГ-терминалов было принято и реализовано.

Разговоры о необходимости сохранения транзита газа через Украину — это требования сохранить маршрут, рискованный и для поставщика, и для потребителя. Но они ведь ведутся, то есть экономика и даже безопасность газоснабжения ставится под угрозу во имя других интересов. И на пути «Северного потока — 2», призванного снизить риски транзита газа из России в ЕС, встают новые преграды. Так, в июле 2017 года США расширили санкции против России. В частности, под санкции попал «Северный поток — 2». Теперь любая компания, финансирующая или оказывающая технологическую помощь в реализации проекта газопровода, может попасть под американские санкции. Крупнейшие энергетические компании Европы (французская ENGIE, австрийская OMV, нидерландско-британская Royal Dutch Shell, немецкие Uniper и Wintershall) — партнеры «Газпрома» по «Северному потоку — 2» — могут попасть под санкции США, что ставит под угрозу весь их бизнес (из-за обвала капитализации, проблем с кредованием и ряда других причин). То есть мы имеем дело с санкциями не только против России, но потенциально еще и против «старой» Европы.

Накануне расширения санкций с резкими протестами против этого решения выступали глава МИД Германии, канцлер Австрии и другие крупные европейские политики. Но США ввели санкции, несмотря на заявления своих европейских партнеров. Польша, в свою очередь, приветствовала решение США, то есть поддержала возможность попадания европейских компаний под санкции США. В этой связи нельзя не привести еще одну цитату из статьи в Kurier: «все участвующие (в «Северном потоке — 2», — прим. А. М.) страны недооценивают, какую „громадную взрывную мощь“ имеет этот проект». Как стало возможно накопление этой «огромной взрывной мощи» в ЕС, и кто готов ее задействовать, несмотря на все заявления об общеевропейской и североатлантической солидарности?

Можно, конечно, сказать, что это всё их европейская или североатлантическая «свадьба», до которой нам дела нет. Но проблема в том, что от России могут потребовать уступок во имя соединения русского сырья с немецкой промышленностью. Например, в СМИ муссируется версия, согласно которой на саммите прикаспийских государств, который состоится в начале года в Астане, возможно подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Это юридически откроет дорогу туркменскому газу в ЕС. Газ из Туркмении рассматривается в качестве сырьевой базы для проектов газопроводов, соединяющих сырье Закавказья и Средней Азии с Южной Европой — конкурентов российского «Турецкого потока».

Если Германия, Австрия и в целом «старая» Европа хотят самостоятельно проводить европейскую интеграцию, если проект соединения русского сырья с немецкой промышленностью — это не улица с односторонним движением, то любой шантаж и тем более попытки саботажа будут подавлены на корню самой Германией и другими заинтересованными странами и «Северный поток — 2» будет реализован как отвечающий интересам Германии. А если нет, то чего точно не стоит делать России, так это идти на очередные уступки из-за трудностей у наших немецким и иных партнеров — на них США со своими сателлитами давят и угрожают «огромной взрывной мощью».

Выбор между «огромной взрывной мощью» укрепления связей «старой» Европы с Россией и «огромной взрывной мощью» потенциальных конфликтов с Восточной Европой и США должны делать не только в России. И платить за этот выбор должна не только Россия. Если партнеры чего-то по-настоящему хотят и им тяжело, то пусть они напрягутся.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER