logo
  1. Война идей
ИА Красная Весна /
Пандемия нового коронавируса возникла в условиях высокой степени международной напряженности и минимального взаимного доверия между ведущими странами мира. Неудивительно, что в этой ситуации возникают гипотезы об искусственной разработке вируса вероятным противником в качестве биологического оружия

Искусственное происхождение нового коронавируса — конспирология или справедливая гипотеза?

Вирусолог
Вирусолог
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

По мере распространения пандемии нового коронавируса, вместе с санитарно-эпидемиологической обстановкой накаляется и информационная. Важный вопрос, который уже невозможно игнорировать — где источник вируса SARS-Cov-2? Настороженность вызывает и необъяснимо быстрое начало человеческих (клинических) испытаний вакцины от нового коронавируса в США. Давайте постараемся вместе в этом разобраться.

Когда в конце декабря 2019 — начале января 2020 года в мировую прессу стали поступать первые сообщения о возникновении в китайском городе Ухань нового инфекционного заболевания с клинической картиной атипичной пневмонии, далеко не все поверили официальной версии, выдвинутой Национальной комиссией по здравоохранению КНР. Китайские эксперты тогда заявили, что источником первых заражений был рыбный рынок г. Ухань, где, среди прочего, продавались и летучие мыши.

6 февраля появилась альтернативная версия. Два китайских исследователя Ботао Сяо и Лей Сяо опубликовали на международном научном портале Researchgate статью под названием The possible origins of 2019-nCoV coronavirus («Возможные источники коронавируса 2019-nCoV (старое название вируса)»). В ней утверждалось, что вирус попал в город из Уханьского института вирусологии, где якобы велась работа по созданию биологического оружия.

Эту версию растиражировал ряд не самых авторитетных западных изданий, такие как британская The Mirror и американская The New York Post (не путать с The New York Times. — ЛК). В России эту версию перепечатала «Комсомольская правда». Версию о возникновении нового коронавируса в китайской лаборатории высказал и американский сенатор от штата Арканзас Том Коттон. Отмечу, на момент написания данной статьи, на Researchgate больше невозможно найти публикацию Ботао Сяо и Лей Сяо, но ее копии можно скачать из других источников.

Авторы статьи, напечатанной, а потом отозванной с портала Researchgate, якобы работают в Ухане. По представленным координатам, Ботао Сяо является одновременно сотрудником Южнокитайского технологического университета в Гуанчжоу и Хуачжунского университета науки и технологии в Ухане. Лей Сяо якобы работает в больнице Тянь Ю в Ухане. Учитывая традиционную для китайской науки высокую степень политической дисциплины, трудно себе представить, как работающие в КНР ученые могли бы себе позволить бросить такой открытый вызов своему политическому руководству. С высокой долей вероятности, авторы этого текста отнюдь не те, за кого они себя выдают.

Впрочем, с появлением первых случаев коронавирусной пневмонии в США и дальнейшим распространением эпидемии по стране, стала набирать обороты другая информационная волна.

11 марта директор Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) Роберт Редфилд на слушаниях в Конгрессе рассказал, не указав временные рамки, что у некоторых больных, ранее считавшихся умершими от осложнений гриппа, обнаружили вирус SARS-CoV-2.

На следующий день официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь через свою страницу в Twitter обрушился с обвинениями в адрес властей США.

«Директор CDC Роберт Редфилд признал на заседании Комитета по надзору Палаты представителей, что у некоторых американцев, которые якобы умерли от гриппа, обнаружен положительный результат на новый коронавирус в посмертном диагнозе. CDC пойман с поличным. Когда нулевой пациент заболел в США? Сколько людей заражено? Как называются больницы? Может быть, это американская армия занесла эпидемию в Ухань. Будьте прозрачными! Обнародуйте свои данные! США должны нам дать объяснение!» — написал представитель МИД КНР.

Чжао Лицзянь при этом сослался на статью с сайта канадского «Центра исследований глобализации». В этой статье утверждалось, что эпидемия коронавируса началась в США еще в начале августа 2019 года, когда CDC закрыли НИИ инфекционных заболеваний Армии США на базе Форт-Детрик из-за проблем с режимом безопасности. Вскоре после этого были замечены вспышки ранее неизвестного респираторного заболевания, которое тогда связали с электронными сигаретами. Автор статьи выдвигает версию, что заболевание на самом деле было вызвано утечкой разрабатываемого в лаборатории вируса, и что вирус был завезен в Китай членами команды ВС США, прибывшими в Ухань на Всемирные военные игры 19–27 октября 2019 года.

Утверждения Чжао Лицзяня западная пресса быстро окрестила конспирологией, спекулируя на том, что КНР таким образом пытается отвлечь внимание от собственных неудач в реагировании на эпидемию.

20 марта версию об искусственном происхождении SARS-CoV-2 высказал в интервью корреспонденту ИА Красная Весна эксперт международного уровня по биологическому оружию, бывший советник генерального секретаря ООН Кофи Аннана, бывший член комиссии ООН по биологическому оружию Игорь Никулин. Никулин утверждал, что начавший пандемию коронавирус был разработан в 2015 году все в том же Форте-Детрик. Указывал он при этом на публикацию в журнале Nature.

Опубликованная в журнале Nature в 2015-м статья A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence («У кластера коронавирусов летучих мышей, похожих на ТОРС, обнаружен потенциал возникновения среди людей») сегодня привлекает очень много внимания. Статью опубликовала группа исследователей из Университета Северной Каролины в г. Чапел-Хилл.

В статье описан эксперимент, в котором технологии генной инженерии использовали для получения искусственного химерного вируса с белком-шипом (Spike) штамма коронавируса летучих мышей, а с остальными свойствами как у вируса SARS-CoV, вызвавшего эпидемию тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) в 2003 году, со смертностью в 10%. Исследователи показали, что такой вирус может заражать клетки человеческих легких и размножаться так же, как вирус, убивший 774 человека в эпидемии 2003 года.

Белок-шип, о котором идет речь — это белок на поверхности любого коронавируса, позволяющий ему проникать в клетки заражаемого организма. Белок-шип, как SARS-CoV, так и нынешнего SARS-CoV-2, способен прикрепляться к рецептору АСЕ 2, встречающемуся на клетках человеческих легких. Именно эта способность позволяет вирусу заражать легкие у людей и вызывать у них атипичную пневмонию.

Работа группы из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл после публикации подверглась критике со стороны коллег по научному сообществу. В том же журнале Nature было опубликовано письмо члена редколлегии журнала Деклана Батлера, указавшего на этическую небезусловность экспериментов, результатом которых становится новый искусственный вирус, способный заражать людей.

В связи с повышенным вниманием, обращенным последнее время на этот эксперимент, редколлегия журнала Nature в начале марта снабдила оригинальную статью и письмо Батлера следующим комментарием: «Мы в курсе, что эта история используется для непроверенных теорий о том, что новый коронавирус, вызывающий COVID-19, был сконструирован. Нет никаких свидетельств того, что это правда; ученые считают, что животные являются наиболее вероятным источником коронавируса».

17 марта в журнале Nature вышла другая статья The proximal origin of SARS-CoV2 («Ближайший источник SARS-CoV-2»), в которой утверждается, что доказательств искусственной природы нового коронавируса нет. Строят авторы этой статьи свой аргумент на двух утверждениях.

Во-первых, белок-шип SARS-CoV-2 эффективно, но не идеально, формирует связь с человеческим рецептором ACE2, и делает он это оригинальным образом, ранее не обнаруженным у других коронавирусов. В этой оригинальности авторы видят признак естественного отбора.

Во-вторых, авторы утверждают, что основа вирусного генома не похожа на ранее использованные системы искусственных коронавирусов, что, по их мнению, тоже означает, что вирус возник в дикой природе в результате естественного отбора.

Эта аргументация небезусловна. Дело в том, что весь смысл эксперимента 2015 года в том, что он показал — вирус с белком-шипом дикого коронавируса летучих мышей способен инфицировать человека. И как раз белок-шип в том исследовании никак не модифицировали, ибо он уже справлялся с задачей. Кроме того, на любой вирус, инфицирующий людей или животных, вне зависимости от его происхождения, действует естественный отбор. Природа взаимоотношений любого вируса с живым организмом такова, что с каждым эпизодом заражения и с каждым размножением вируса возникает селективное давление. В результате этого давления дальнейшее распространение получает тот вариант вируса, который наиболее эффективно заражает носителя и наиболее эффективно в нем размножается.

Но оставим пока этот вопрос на более детальное рассмотрение вирусологам. Нам же еще нужно рассмотреть вопрос с вакциной.

На данный момент на животных проходят исследования нескольких десятков потенциальных вакцин от SARS-CoV-2 по всему миру, в том числе и в России, где ведущую роль взял на себя НИИ вирусологии «Вектор» в г. Кольцово под Новосибирском. Но только два прототипа вакцин уже вошли в стадию исследований с людьми. Китайская компания CanSino уже провела исследования на животных со своим прототипом. Американская же компания Moderna поступила нестандартно — она одновременно проводит исследования как на животных, так и на людях.

В исключительных ситуациях, при исследовании новых препаратов для лечения онкологии, практика так называемых ко-клинических исследований, проводимых одновременно на животных и на людях, с недавнего времени стала применяться. Но в высокорискованной сфере вакцин она применяется впервые компанией Moderna.

Такой грубый отход от привычных американских и международных протоколов по испытанию новых вакцин волей-неволей привлекает к себе внимание. И здесь возможны два варианта. Либо у разработчиков уже имеются на руках результаты исследований на животных, которые они не могут опубликовать потому, что проводились эти исследования до начала эпидемии как часть программы разработки биологического оружия. И тогда им просто нужно повторить программу исследований с заранее известным результатом. Либо, в погоне за первым местом на рынке и получаемой благодаря этому прибылью, компания Moderna решила наплевать на правила безопасности и подвергнуть подопытных добровольцев действительно сырой вакцине, без данных по безопасности, полученных на животных. Если честно, я затрудняюсь ответить, который из этих вариантов хуже.

Но вне зависимости от искусственного или естественного происхождения вируса существует один немаловажный фактор риска при разработке именно вакцин от коронавирусов. Называется этот фактор риска «антитело-зависимым усилением инфекции». Обнаружился этот эффект при попытках разработать вакцину против коронавирусов, вызывающих ТОРС и ближневосточный респираторный синдром (БВРС).

Исследователи тогда столкнулись с непредвиденной проблемой. При возникновении в результате вакцинации у подопытных животных антител против белка-шипа коронавируса срабатывал другой механизм проникновения вируса в клетку, уже использующий само антитело. Только вирус проникал теперь не только в клетки легких, но еще и в клетки иммунной системы с рецепторами для антител. Эти клетки вирус тоже заражал и разрушал. В итоге у вакцинированных животных из-за подорванной таким образом иммунной системы инфекция протекала в более тяжелой форме, чем у невакцинированных.

Такая особенность разработки вакцин от коронавирусов требует еще большего внимания к безопасности, чем в обычных случаях.

Вместо заключения. Пандемия нового коронавируса возникла в условиях высокой степени международной напряженности и минимального взаимного доверия между ведущими странами мира. Неудивительно, что в этой ситуации возникают гипотезы об искусственной разработке вируса вероятным противником в качестве биологического оружия.

Доказательства в пользу версии об искусственном происхождении вируса мы коротко рассмотрели и убедились, что как минимум в доступных нам открытых источниках эти доказательства носят косвенный характер. Странности есть, но их можно объяснить и другим образом, не прибегая к версии о биологическом оружии. Но и опровержение этой версии не до конца убедительно своей аргументацией.

Гипотезу об искусственном происхождении вируса необходимо либо подтвердить, либо опровергнуть, но сделать это нужно добросовестно. И ни в коем случае от этой гипотезы нельзя пренебрежительно отмахиваться, обзывая конспирологией. В таком случае отказ от серьезного и предметного рассмотрения проблемы по существу только усиливает в недоверчивых умах подозрение о нечистоплотном поведении иностранных коллег.

Отдельное внимание сейчас необходимо обратить на безопасность и эффективность разрабатываемых вакцин. В своем стремлении как можно быстрее получить вакцину нельзя пренебрегать добросовестным контролем безопасности. Это универсально справедливое утверждение приобретает особую актуальность в контексте исторического опыта неудачных попыток разработки вакцины от других коронавирусных пневмоний, приведших к антитело-зависимому усилению инфекции у подопытных животных.