Ситуация на переговорах союзных России и Белоруссии по транзиту нефти напомнила политологу Роману Газенко сюжет еще советских времен...

«Дружба» врозь. Нефтяное стояние России и Белоруссии как абсурд евроинтеграции

Нынешнее «нефтяное стояние» между Россией и Белоруссией довело до окончательного абсурда изначальную общеевропейскую интеграционную идею, давшую название «Дружба» уникальному трансконтинентальному нефтепроводу. Напомню, по нему двумя ветками — через бывшие советские Украину и Белоруссию татарская нефть поступала в страны Восточной и Западной Европы.

Но уже тогда, в середине семидесятых годов прошлого века, стало понятно, насколько в этом проекте экономика переплелась с политикой. Увлекшись именно политическим аспектом вызревшего в мозгу генсека Хрущёва проекта, Советский Союз за собственный стратегический ресурс сделал серьёзный шаг к своей гибели. СССР впервые в истории получил внешний долг в размере тогдашних 50 миллиардов долларов. Крупнейшими кредиторами оказались партнёры по соцлагерю Польша, Чехословакия и Венгрия. Нефть им продавали по «братским» тарифам, а изделия их легпрома и пищевой индустрии закупали по мировым. Ничего не напоминает?

Сейчас, когда от былой дружбы осталось одно название, ситуация повторяется на новом витке. Договор о транзите по южной ветке нефтепровода с недружественной Украиной Россия на днях пролонгировала на пять лет без, согласно официальным сообщениям, изменения условий. Но белорусский президент в очередной раз решил нажать политическую педаль и потребовал резкого увеличения транзитного тарифа — на 16,6 процента. Не исключено, что в качестве аргумента скрытого шантажа намекалось на возможность альтернативной поставки нефти с украинского участка.

Не решусь сводить текущий российско-белорусский спор к категориям дружбы и братства. В действиях обеих сторон давно прослеживается отнюдь не политическая корысть: ничего, как говорится, личного. Нефтедоллары пахнут иным. Мы наблюдаем лишь одну из сторон разговора по-русски, но на разных языках и с разных платформ: транснационального капитала в российском углеводородном комплексе и национального в белорусской модели. И квазипатриотическая риторика с обеих сторон — не более чем ширма, скрывающая явные коммерческие инстинкты.

Нелишне в этой связи вспомнить недавнюю историю. Свергнутый украинский президент Виктор Янукович тоже пытался политической риторикой о дружбе выжимать из транзитной трубы максимум прибыли. И с позиции «обижусь и буду дружить с Западом» канул в политическое небытие. С известными политическим последствиями для страны. Без намеков. Так, к слову. О дружбе. В кавычках и без.

Путин и Лукашенко
ЛукашенкоиПутин
Путин и Лукашенко
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER