Гениальный Достоевский, сделавший как никто много для раскрытия русской идеи, конечно, для Быкова нестерпим. Нестерпим и христианский гуманизм Достоевского

Для либерала Быкова Достоевский стал главным врагом — интервью

Слон и моська. 1857
Слон и моська. 1857
Слон и моська. 1857

В 2021 году отмечается двухсотлетие со дня рождения Федора Михайловича Достоевского. Великий писатель известен не только своими литературными произведениями, но и философскими размышлениями о «русской идее», которую он тесно связывал с исторической миссией народа.

Понятие национальной идеи Достоевский ввел в выпускаемом им журнале «Дневники писателя»: «Следовательно, если национальная идея русская есть, в конце концов, лишь всемирное общечеловеческое единение, то, значит, вся наша выгода в том, чтобы всем, прекратив все раздоры до времени, стать поскорее русскими и национальными».

Такой гуманистический взгляд оказался не по нутру современным российским либералам. В частности, в конце февраля поэт Дмитрий Быков в дискуссии на телеканале «Царьград» заявил: «Федор Михайлович — ужасное явление русской мысли. Неужели вы не видите, что это начало русского фашизма? Большего вреда, чем он, не нанес человечеству в XIX веке никто».

Секретарь Союза писателей России, кандидат искусствоведения Роман Круглов поделился с ИА Красная Весна своим мнением по поводу данного высказывания.

— Дмитрий Быков неоднократно пытался негативно критиковать Достоевского (безосновательно: очернить великого писателя не так просто). Недавно Быков оказался перед перспективой понести справедливое наказание за свое фашизоидное очернение русской истории. Теперь он решил приписать фашистские взгляды своему главному врагу среди русских классиков — Достоевскому.

Быков известен своими провокациями. К примеру, на конференции «Дилетантские чтения» он так высказался о Великой Отечественной войне: «К сожалению, российская гражданская война 40-х годов включала в себя практически массовое истребление евреев. И те, кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами, вынужден был согласиться с тем, что на подконтрольной гитлеровцам территории полностью истребляли евреев. Такой ценой покупать российское счастье, я думаю, никто не был готов. (…) я абсолютно уверен, что Гитлер бы добился той или иной, но всё-таки популярности в России, если бы истребление евреев и, как частный случай, цыган, не было бы его главной задачей».

Зашкаливающая наглость этой клеветы привлекла общественное внимание, и Быков был вынужден внезапно слечь в больницу с тяжким недугом; почему-то дело замяли, и Быков «выздоровел».

И до этого случая Быков многократно клеветал на единственную силу, реально противостоявшую фашизму в ХХ веке — советскую Россию. Из писателей прошлого Дмитрий Быков сравнивает себя с Мережковским, который, как известно, был сторонником автора «Доктрины фашизма» Бенито Муссолини. Фашистские симпатии самого Быкова очевидны из его произведений, в которых четко прослеживается деление людей на высших и низших, причем к низшим неизменно относятся русские.

К примеру, в романе «ЖД» Быков мечтает о русских как о домашних животных, носящих клички «Васька» и «Машка»: «Васьки прыгали через стул, отвечали, сколько будет трижды пять, ловили на лету куски ливерной колбасы», «две Машки лет по шестидесяти играли в ладушки, одна пела русскую народную песню».

Гениальный Достоевский, сделавший как никто много для раскрытия русской идеи, конечно, для Быкова нестерпим. Нестерпим и христианский гуманизм Достоевского. Говоря о том, что «Достоевский принес больше всех вреда в XIX веке», Быков не лукавит — ему, Быкову, Достоевский, действительно нанес больше всех вреда (один только Смердяков из «Братьев Карамазовых» чего стоит).

Клевеща на Достоевского в год его двухсотлетия, Быков очень грубо передергивает. Достоевский воспевает русского человека как всечеловека, обладающего способностью понимать и принимать культуры всех других народов, при этом оставаясь самим собой. Эта душевная широта, о которой писал Достоевский (а до него Пушкин, Лермонтов и другие), противоположна фашистской ограниченности.

Сегодня много говорится о мягкой силе, о значении культуры для национальной безопасности. В связи с этим не вполне ясно, почему книги и выступления Быкова тиражируются и рекламируются, в том числе с использованием государственных ресурсов.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER