26
мая
2018
К статье Сергея Кургиняна «О коммунизме и марксизме — 109» в № 274
Газета «Суть времени» №279 /

Игра вдолгую как путь к бессмертию

В статье «О коммунизме и марксизме — 109», Сергей Ервандович касается темы, достаточно емко выраженной в приводимом отрывке из Евангелия от Матфея: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и не многие находят их», и мне видится, что эта тема невероятно актуальна сейчас, в нашей действительности.

Мне кажется, что в нашем обществе потребления игра вдолгую вытравливается из сознания людей. В самом деле, зачем, например, копить деньги, если можно пойти и легко взять кредит? При этом кредит можно взять, даже не имея возможности его возвращать. Если представить себе, что в один момент в нашем обществе пропадет возможность брать кредиты, то картина изменится радикально. К примеру, чтобы купить новейший «айфон», стоимостью в две месячные зарплаты рядового менеджера, ему, этому самому менеджеру, пришлось бы копить как минимум 3–4 месяца, поскольку часть денег все равно уходит на продукты, проезд, коммуналку и т. д. Кроме того, и это кажется мне важным, он должен был бы ограничивать себя все это время в потребительских благах — не ходить совсем или сокращать посещения кафе и увеселительных заведений, ограничивать себя в покупках и так далее. И в течение этих месяцев он должен будет оправдывать для самого себя важность и необходимость покупки этого «айфона». А поскольку очевидно, что жизненной необходимости покупать «айфон» за такую цену нет, то за это длительное время наш менеджер, скорее всего, пришел бы к выводу о том, что ему этот «айфон» просто не нужен, и потратил бы деньги на что-то полезное и необходимое. Понятно, что мои рассуждения достаточно умозрительны, однако мне видится, что они не так уж и далеки от действительности. Наш менеджер — это воображаемый средний представитель нашего общества. А что произошло бы с продажами «айфонов» и прочих модных вещей в случае, если бы люди должны были идти к их покупке долго и с определенными лишениями? Очевидно, что желающих купить подобные безделицы стало бы меньше в разы, если не на порядки. То же касается вообще всех сфер потребительского общества. И очевидно, что условное потребительское общество, если рассматривать его как некий метасубъект, заинтересованный в увеличении продаж потребительских благ, будет стремиться наращивать возможности человека в получении этих самых не необходимых для жизни вещей.

При этом подобную картину можно увидеть и в другой сфере жизни общества, а именно в политике. Точнее — во вкладе неравнодушных граждан в гражданское общество. В любом обществе есть — и не мало — людей, которым небезразлично то, что происходит в стране и мире. Эти люди стремятся сделать свой вклад в будущее страны и общества. Еще раз повторю, таких людей немало. Взять хотя бы подростков с их обостренным восприятием мира.

Что должен сделать в общем случае гражданин, стремящийся исправить какую-либо несправедливость современного общества? Если говорить совсем в общем — он должен обладать, во-первых, пониманием положения в обществе, во-вторых, он должен трезво оценивать методы, средства и последствия своего действия, и, в-третьих, обладать необходимым ресурсом для изменения положения в лучшую сторону. В абсолютном большинстве ситуаций в обществе отдельный гражданин не способен ни понять ситуацию, ни оценить необходимые действия для ее устранения, ни найти средства. Более того, в наше время, когда приходится не искать информацию, а перебирать информационный мусор, становится необычайно трудно построить для себя правильную картину мира, основанную на объективных данных. И тогда, понимая, что в одиночку ему не справиться, гражданин приходит в ту или иную общность, которая, по его мнению, выражает его собственные чаяния и устремления. И тут как раз он попадает в то самое отрицание игры вдолгую.

В одной социальной общности ему предложат учиться, читать, разбираться. В этой общности ему не дают быстрого ответа, на какой митинг бежать и в кого чем кидать, более того, формат работы этой общности подразумевает долгий временной промежуток без быстрых и ярких побед. А в другой общности ему с ходу объяснят, что, к примеру, все беды и несправедливости в нашей стране от того, что в ней много приезжих, и надо вот прямо сейчас бежать на рынок и устраивать погромы. Конечно, стоит оговориться, что приведенные примеры являются полярными и неконкретными, однако они приведены для выявления определенной закономерности, о чем пойдет речь дальше.

Очевидно, что человеку, привыкшему к быстрому получению всего, что касается обычной бытовой жизни и бытовых благ, захочется простых решений и быстрых побед. А простые решения имеют один серьезный недостаток — они всегда неверны. Речь идет про то, что в случае, если сложному процессу дают примитивное описание, пусть даже это описание в ряде случаев выдает совпадающий с реальностью результат, то, во-первых, совпадающий результат будет далеко не всегда, а, во-вторых, в этом случае отсутствует понимание процесса. А понимание процесса совершенно необходимо человеку для принятия верных решений. Можно сказать другими словами, что синусоиду нельзя описать функцией прямой, ее пересекающей. Конечно, в нескольких точках прямая совпадает с синусоидой, но достаточно ли этого для описания синусоиды? Очевидно, что нет. Однако еще раз повторю, привыкнув к легкому и быстрому получению потребительских благ, человек в большинстве случаев сделает выбор в пользу легкого объяснения и быстрых побед, которые победами по факту не являются.

Если же рассматривать любые мироустроительные процессы, то они реализуются только игрой вдолгую. При этом получается, что люди, действующие в рамках этих процессов, отдают свое личное в общую копилку, зачастую не видя результатов своего вклада, терпя лишения и даже умирая за эти проекты.

Самым близким мне по сердцу примером является Красный проект. Сотни тысяч людей, которые видели будущее на много десятилетий вперед и верили в будущее на много веков вперед, отдавали свои жизни за то, чтобы плоды их труда могли пожать далекие потомки. И эта жертва объединяла людей и делала их бессмертными. Да, как сказано в статье, человек не обладает личным бессмертием, однако он обладает другим видом бессмертия — вечной памятью потомков. Вечная память нашим великим предкам, отдавшим свои жизни за Красный проект. А нашей задачей, и сейчас это актуально как никогда, является помнить их и играть вдолгую.

До встречи в СССР!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER