19
окт
2017
К статье О. Николаевой и С. Гаврина «Chatham House и Украина» в № 240
Газета «Суть времени» /

Стратегическая неопределенность

Читая исследование, нельзя отделаться от мысли, что ненависть к России, не только современной, является фактически традицией, частью западной идентичности, а создание «мозговых центров» (think tank), наподобие Chatham House, — кристаллизацией этой ненависти.

В конце января 2017 года вышел всемирный рейтинг исследовательских центров 2016 Global Go To Think Tank, ежегодно составляемый специалистами Пенсильванского университета США при поддержке и по заказу ООН. Данный рейтинг считается одним из наиболее авторитетных замеров качества и влиятельности аналитических центров международной направленности. Обязательным критерием при его формировании выступает участие того или иного института в прикладной аналитической экспертизе, оказывающее существенное воздействие на проводимую государственную политику и состояние общественной и профессиональной дискуссии по международно-политическим вопросам.

В отчете университета приводится определение, согласно которому think tank — «это общественно-политическая исследовательско-аналитическая и нанимаемая организация, которая проводит политико-ориентированные исследования, анализ и консультации по внутренним и внешним вопросам, тем самым позволяя политикам и обществу принимать обоснованные решения по государственной политике».

Также в нем содержится информация о том, что всего в мире, по состоянию на 2015 год, насчитывается 6846 «мозговых центров». Больше всего их в США — 1835, в то время как в России — только 122.

Согласно рейтингу, лидирующую позицию в 2016 году занимает Brookings Institution, следом за ним — Chatham House. Хотелось бы отметить, что из 175 организаций, представленных в рейтинге Top Think Tanks Worldwide (U.S. and non-U.S.), есть и российские: 24-е место — Московский центр Карнеги, 31-е место — Институт мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЕМО РАН), 124-е место — Московский государственный институт международных отношений (МГИМО).

На официальном сайте Московского центра Карнеги указывается, что он «более 20 лет служит одним из самых авторитетных источников аналитической информации о России и странах бывшего СССР». Следует также учесть, что Московский центр Карнеги является одним из филиалов Фонда Карнеги «За международный мир», который занимает в международном рейтинге 5-е место и который опубликовал 18 мая 2017 года исследование «Гражданское общество под натиском: репрессии и реакции в России, Египте и Эфиопии».

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН) ставит своей главной деятельностью «исследование основных тенденций развития современной мировой политики и мировой экономики, на разработку надежной аналитической основы для принятия политических решений». Как указывается на официальном сайте института «с 1956 г. Институт возглавляли выдающиеся ученые и крупные политические деятели, академики: А. А. Арзуманян, Н. Н. Иноземцев, А. Н. Яковлев, Е. М. Примаков, В. А. Мартынов, Н. А. Симония».

Московский государственный институт международных отношений является одним из ведущих российских вузов. Согласно позиции ректора университета Анатолия Торкунова, выпускник обладает широким кругозором и глубокими профессиональными знаниями, и, впитав в себя особую атмосферу университета, выходит в жизнь человеком, обладающим твердыми патриотическими убеждениями, способным к государственному мышлению, к осознанию национальных интересов России, готовым к участию в их отстаивании.

Что же объединяет эти российские «мозговые центры»?

Мнение, что Россия может влиться в западный мир как полноправный партнер. Отказ от конфронтации, а, следовательно, и отсутствие детальной проработки проводимой Западом холодной войны. К примеру, в заключении аналитического доклада ИМЭМО РАН «Глобальная стратегия безопасности ЕС 2016» указано, что ЕС пересмотрел свою политику «от идеализма в сторону политического реализма, что открывает возможности для избирательного сотрудничества с Россией вне украинского контекста». Однако в «Белой книге» Германии Россия названа конкретно как новый вызов для безопасности ФРГ.

Многие из этих «мозговых центров» фактически проводят гипноз российского общества, указывая, что санкционная политика Запада — это лишь временный кризис. К примеру, в публикации Московского центра Карнеги от 29 августа 2017 года «Гибридное сотрудничество. Как выйти из кризиса в отношениях России с ЕС» говорится о том, что «ни о каком совместном с американцами формировании нового миропорядка речь, конечно же, уже не идет. Устойчивость антироссийского консенсуса в Вашингтоне не подлежит сомнению; разрушить этот консенсус если и удастся, то очень и очень не скоро». Однако в монографии «Украинство» приводятся многочисленные факты того, что Запад никогда не рассматривал Россию, в том числе и советскую, как полноправного партера, а всегда видел Россию в роли своей колонии, чего и добился в перестройку.

Тот факт, что до настоящего времени государством не предъявлен обществу предельный вызов со стороны Запада, оформленный им как новая холодная война, а само общество считает, что «Россия встала с колен», вызывает стратегическую неопределенность, которая в свою очередь порождает серьезные риски для государственности и целостности страны. «Тамократия» прекрасно понимает, что удержаться у власти она может, лишь сдав страну, а для надлежащего оформления этого процесса и предъявления его обществу как безальтернативного и работают в России эти «мозговые центры».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 250