4
авг
2021
Елена Кондратьева-Сальгеро / Газета «Суть времени» №441 /
И не все сладкоголосые говоруны и махатели пробирками с трибуны расплачивались только лишь потерянными репутациями или дисциплинарным взысканием. Бывало так, что и головой

Никогда так не было, а теперь опять

Изображение: facebook.com
Елена Кондратьева-Сальгеро
Елена Кондратьева-Сальгеро
Елена Кондратьева-Сальгеро

В любой среде есть «линия партии», а есть — личности. И то, и другое нормально и дополняет друг друга. Общественно-политической жизни без этого взаимодополнения нет.

Ролики с участием журналиста и главного редактора парижского литературного альманаха «Глаголъ» Елены Кондратьевой-Сальгеро по ограничительным мерам с самого начала собрали множество зрителей. Это, конечно, личность, со своей страстью и болью, и потому она интересна.

Страсть соединилась у Кондратьевой-Сальгеро с аргументированной публицистической позицией, знанием точек зрения по обе стороны «ограничительных и вакцинных баррикад».

Кроме того, ее голос — это голос из Франции, страны с особой политической культурой, с обществом, которое явно не спешит принимать за чистую монету все «ковид-новшества».

=====================================================

Один из самых «весомых» доводов, который в доказательство своей правоты приводит вселенская секта ковидо-послушных граждан, умиляет меня более остальных.

Довод такой: неужели вы серьезно рассчитываете убедить «верховное большинство», когда против вас единым фронтом выступают правительства уже смирившихся стран, под канонаду «ведущих» СМИ? Если у вас все домашние скорбно скукожились у семейного очага, под артиллерийским обстрелом науки и прогресса, то на что вы надеетесь? История не знает победы парий-одиночек над заботливо взращенным общественным мнением, надиктованным прессой и припечатанным каленым железом правительственных указов по размягшим мозгам. Если весь мир послушно возжелал насаждать принудительную вакцинацию методами осоловевшего от собственных страшилок писателя-фантаста — вышибая двери ваших квартир и вкалывая дозы целебных препаратов в ваших детей, — то так оно и будет, и вы не сможете этому помешать.

Вас для начала легко и бодро дискредитируют полным набором уже опробованных на деле штампов: передовой императрицей, привишейся от оспы и утеревшей носы антиваксерам темных времен, плоской землей и шапочками из фольги. Затем пафосно пригласят «в красные зоны», куда, само собой, и близко не подпустят, чтоб чего не углядели. А если вы и там уже побывали — прямо обвинят в предательстве Родины и ее непогрешимых вакцин, даже если вы давно, обильно и надежно заплевали все достижения западной фармацевтики тоже.

Всё отработано, ожидаемо и пресно, как твиты записных пропагандистов.

Вот только насчет «никогда так не было», позвольте возразить. Было. И даже настолько недавно, что стыдно напоминать.

Впрочем, не сомневаюсь, что имена Джонатана Ландэя и Уоррена П. Стробела ничего не говорят даже рядовым студентам журфаков средней вовлеченности в профессию.

А ведь это те самые «двое из ларца», удержавшиe на плаву лицо американской журналистики в период срочного пробивания идеи интервенции в Ирак, после событий 11 сентября. Когда чистейшей воды говорун Дональд Рамсфелд озвучил «вероятность» единения помыслов Усамы бен Ладена и Саддама Хусейна в их борьбе против Америки и американцев. Вероятность, оказавшуюся еще более чистой воды вымыслом, тотальным фейком и злостным наговором (чтобы не сказать грубее). Ho под этим благородным предлогом была запущена кампания «сбора информации», подтверждающей теорию создания Ираком атомной бомбы. Иначе говоря, сначала было принято решение о безоговорочной виновности Ирака, и только потом это решение потребовалось обосновать. Отметьте: обосновать любыми средствами.

Очумевшие от напора руководства американские спецслужбы бросились исполнять, напуганные иx прытью и размахом серьезные аналитики предусмотрительно замолчали, выжидая, а политкорректная пресса задудела строго по камертону. Замазанный предполагаемой антиамериканской симпатией к бен Ладену Хуссейн был незамедлительно возведен в ранг потенциальных ядерных террористов, пытающихся закупить какие-то невнятные трубки для центрального отопления, чтобы сфабриковать из них атомную бомбу и сбросить ее с верблюда на уцелевшие небоскребы Манхэттена.

A лояльная великим идеям американской демократии пресса пустила на самотек все другие сюжеты и погрузилась в нескончаемые сеансы саддамо-гипноза по самую макушку. Лидировала, как всегда, The New York Times с ее тогдашней звездой политкорректности, Джудит Миллер, поставлявшей дорогой редакции необходимые для разжигания страстей репортажи о «свидетелях» атомных намерений Саддама, как горячие бургеры в часы приема пищи.

Вся страна подкреплялась этой до рекордного градуса разогретой информацией для осознания абсолютной необходимости американской интервенции в Ирак.

Финальный жест Колина Пауэлла, помахавшего с трибуны ООН пробиркой со стиральным порошком как окончательным доказательством извращенности Саддама, в один момент решил судьбы более 36 000 американских солдат, 1 миллионa иракских жителей и репутации газеты The New York Times.

И только двa вышеупомянутых журналиста, чьи материалы упорно отказывались публиковать все «ведущие» американский народ СМИ, продолжили утверждать, что по полученным и проанализированным ими сведениям, вся операция «Шок и трепет» задумана на абсолютно ничем не подтвержденных данных, а потому является дичайшим беспределом, творимым бессовестными людьми во власти.

Результаты этого очередного побоища известны и впечатляющи: количество обнаруженного ядерного арсенала Ирака равно абсолютному и беспрекословному нулю. Все задействованные в создании операции чиновники госдепартамента США давно признали и (по их собственным утверждениям) осознали свою «ошибку». Никто из них не понес ни малейшего наказания за содеянное. Пожалуй, единственной реально проштрафившейся персоной в этой истории оказалась Джудит Миллер, лишившаяся места колумнистки за свои полностью сфабрикованные репортажи. А единственным внятным объяснением, как от чиновников, так и от журналистов, можно засчитать общее невнятное «хотели как лучше».

Один в один с недавним признанием известной российской журналистки, рьяно гнавшей страх и пургу как из брандспойта по центральным каналам телевидения в первый год нашей удивительной пандемии, вплоть до недавних сконфуженных разоблачений: надо же было напугать людей, чтобы вызвать чувство ответственности и послушания, сказала журналистка. Для того и лгали. Простите, пугали и преувеличивали.

Сегодня, когда удивительные цифры заболевших, зараженных, отвакцинированных и недоколотых идут уже одним сплошным и бесперебойным потоком со всех сторон света, никак не сочетаясь с обьявляемыми катаклизмами, а невозмутимые факты хладнокровно противоречат жарким прогнозам, становится всё более очевидно, что кто бы чего ни предполагал, а располагает все равно совсем другая инстанция. Возможно, та самая, которая в конечном счете решает, на чью бедовую голову упадет кирпич.

Иными словами, почти удавшийся на первых стадиях эксперимент всё-таки вышел из-под контроля и теперь идет своим путем, в обход растерявшихся контролеров.

Только вместо саддамовых «трубок» для обещанной бомбы всем сомневающимся предлагают трубки ИВЛ. И с трибуны ООН теперь трясут не пробиркой со стиральным порошком, а ампулой с заочно канонизированным препаратом.

А горстка не примкнувших к общему банкету изгоев на основе собственных выводов продолжает утверждать, что вся наша вялотекущая псевдопандемия задумана и реализована на абсолютно ничем не подтвержденных данных, а потому является дичайшим беспределом, творимым бессовестными людьми во власти. Ну ладно, ладно. Пусть, не людьми. А какими-то генно-модифицированными организмами. Начисто лишенными совести и сострадания. И потому взывающими именно к этим двум составляющим душ человеческих.

«Имейте совесть, присоединяйтесь к уколотым, пожалейте старушку…»

Когда вашу жалость пытаются выкупить угрозами, насторожитесь: это первый признак того, что дело нечисто, а время поджимает.

А так, да: общественные парии да медийные изгои не побеждают сразу и с фанфарами, в отличие от торговцев эликсиром, громогласно одобренным нормами нового порядка. И тех, и других по местам бесстрастно расставляет время.

Все уже случалось и заканчивалось заслуженными разоблачениями. А потом забывалось и начиналось снова. И не все сладкоголосые говоруны и махатели пробирками с трибуны расплачивались только лишь потерянными репутациями или дисциплинарным взысканием. Бывало так, что и головой.

Причем невзирая на то, что все правительства и народы, под канонаду ладно спевшихся СМИ, единым фронтом выступали против изгоев мысли и парий-одиночек, упорно твердивших, как когда-то Галилей, что «она вертится» сама по себе, а вовсе не потому, что это «они», всесильные и непогрешимые, так ее завертели.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER