logo
  1. Социальная война
  2. Пенсионная система России
ИА Красная Весна /
Есть такие задачи, для выполнения которых нужна специальная подготовка. Фактически это была диверсионно-разведывательная группа пограничных войск

Забытые герои. Разрушение социального государства погубит Россию

Государственная граница
Государственная граница
Вячеслав Яковенко © ИА Красная Весна

Член подразделения специального назначения Федеральной пограничной службы Российской Федерации «Сигма» Александр Логинов на своем примере рассказал корреспонденту ИА Красная Весна, как государство, которому в сложный момент нужны были люди для защиты его границ, отвернулось от них, когда уже этим людям понадобилась помощь страны.

Корр.: Расскажите, с чего все начиналось?

Александр: В 1994 году — когда пограничные войска были отдельной структурой, то есть они не входили в состав ФСБ — понадобилось подразделение для специальных операций. Я как раз в это время был на службе в Таджикистане, служил там по контракту в пограничных войсках.

К нам приехал подполковник из Москвы, отобрал 30 человек. Решили, что лучшим местом для подготовки подразделения станет база ГРУ в/ч 51064, которая находится в Печерах Псковской области.

Мы там 11-месячную подготовку командиров боевой группы освоили за 3 месяца. И в ноябре 1994 года нам на Лубянке генерал-лейтенант Беспалов вручил зеленые береты. Из 30 человек нас 15 закончили. И вот эти 15 были основным костяком группы в Таджикистане.

Период формирования и обучения
Период формирования и обучения "Сигмы". Печеры, Псковская область. 1994 год.

Корр.: Почему необходимо было создавать специальное подразделение?

Александр: Есть такие задачи, для выполнения которых нужна специальная подготовка. Фактически это была диверсионно-разведывательная группа. Я там был снайпером с винтовкой СВД в руках. Вооружение было не очень: только АКМС с ПБС, — но мы ими очень профессионально владели. Мы напрямую подчинялись замкомандующему Таджикистана по разведке генерал-майору Янкаускасу Ромасу Юозо. Все операции разрабатывались при его личном участии. Костяк был 15 человек, но потом к нам добирали прапорщиков — и приходилось, конечно, подготавливать их понемногу.

Корр.: В открытом доступе есть такая информация, что было сформировано несколько групп отряда Сигма: московская и краснодарская. И что миссии их были как в Таджикистане, так и в Дагестане. Можете прокомментировать эти данные?

Александр: Я не знаю про эти группы, но скорее всего это офицерский состав был. Мы с ними не пересекались. А в 1994 году в Таджикистане были только мы. Мы первый сформированный отряд. Нам говорили, что мы «Сигма», — мы и служили как «Сигма».

Прошло 25 лет. Мне неприятно, что нас забыли, нас не вспоминают.

На день пограничника мне неприятно, что весь город ходит в зеленых беретах, потому что они дешевле, чем фуражки. Я не представляю, чтобы на день внутренних войск кто-то надел краповый берет. А почему на день пограничника это нормально? У нас в Находке, где я служил срочную службу в погранвойсках, всегда была поговорка «Зеленые береты мы кушаем на завтрак». Потому что зеленые береты всегда ассоциировались с американским спецназом.

Корр.: Сколько лет вы прослужили?

Александр: Недолго, два года. Я написал заявление по собственному желанию, а так как такой статьи нет, меня уволили по статье «Неисполнение условий контракта». А с этой формулировкой после возвращения я уже не смог устроиться в ФСБ в «Альфу».

А потом у меня проблема была с пенсией. Дело в том, что период обучения в «Сигме» (3 месяца) мне не засчитывают как 1 к 3. От меня открестились все: говорят, что я был в российской армии в это время. Проще про нас забыть, проще от нас откреститься.

Корр.: А в чем именно заключается проблема при расчете стажа?

Александр: Они говорят, что школа прапорщика не считается по этому коэффициенту. Но только фактически к моменту обучения у нас уже были и один офицер и прапорщики — и мы в оперативном подчинении находились у командующего группой войск в Таджикистане. Какая это школа прапорщика? А формально они говорят, что, Печеры, в которых мы проходили обучение, находятся на территории России, а не в зоне чрезвычайной ситуации в Таджикистане — значит, я тогда служил в российской армии.

И мне сейчас не хватает 5 месяцев и 5 дней для общей выслуги 20 лет — и дослужить я не могу тоже. И так неприятно становится, прямо зло берет, что от меня вот так вот открещиваются. И я сделать ничего не могу, бьюсь об эти стены уже с 2012 года.

Я в 1996 году уволился со службы в Таджикистане и только в 2016 году, через 20 лет, получил корки ветерана боевых действий. Пенсию тоже не могу получить, потому что из-за этого обучения в «Сигму» мне не засчитывается срок. А сейчас еще и пенсионный возраст повысили. Я очень возмущен.

Читайте также: АКСИО-8. Отпадение народа от государства