Без готовности к мобилизации, сопряженной с государственной волей к глубокой трансформации и властного, и общественного механизмов нашего Отечества, никакая война «вдолгую» не может быть выиграна у Запада

Украина готова к вечной войне. Как ответит Россия?

Изображение: (сс) Israel Defense Forces
Армия Израиля
Армия Израиля

Минуло уже более двух лет с начала специальной военной операции России по демилитаризации и денацификации Украины.

После стремительных бросков российских войск маршевыми колоннами в феврале 2022 года, тяжелых оборонительных боев с превосходящими силами противника, последовавших за этим, а также вынужденной перегруппировки сил для их сосредоточения на более узком участке фронта боевые действия приобрели вязкий, затяжной характер, превратившись в полноценную войну на истощение, причем войну не с самой Украиной, а с коллективным Западом.

Подобная характеристика происходящего сегодня стала до такой степени очевидной, что даже пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уже не стесняется называть конфликт на Украине войной.

Так, в ходе пресс-конференции 22 марта 2024 года Песков заявил буквально следующее: «Мы находимся в состоянии войны. Да, это начиналось как специальная военная операция, но, как только там образовалась эта компашка, когда коллективный Запад стал участником этого на стороне Украины, для нас это уже стало войной».

Однако констатировав факт, что Запад ведет против нас войну, в рамках которой выделяет средства на ее ведение, а Украина выступает поставщиком живой силы, нужно определиться с тем, какова при этом субъектность самой Украины, а точнее, киевского режима, который, по сути, держит в заложниках всё то, что когда-то являлось украинским государством и обществом.

Ведь, с одной стороны, Украина — это инструмент Запада для ведения опосредованной войны против России. Но с другой — сама Украина обладает субъектностью в ведении такой войны, а главное, идеологической заряженностью на эту войну.

Точнее, не сама Украина, а определенные элитные и социальные группы внутри этой страны, для которых уничтожение России является первым и наиглавнейшим условием для формирования Украины их мечты.

Для таких людей и ориентирующихся на них широких слоев украинского общества также становится понятно, что скорой победы Украины над Россией, о чем в 2022 году твердили украинские пропагандисты, не произойдет, даже несмотря на активную помощь Запада.

Более того, подавляющее большинство украинских экспертов и различных лидеров общественного мнения, как гражданских, так и военных, уже откровенно говорят, что Украина может не рассчитывать на достижение тех целей, которые ставятся политическим руководством страны, а именно «выход на границы 1991 года».

Такие спикеры даже возврат освобожденных от украинских нацистов территорий Новороссии считают крайне маловероятным и призывают своих сограждан трезво оценивать шансы Украины в противостоянии с Россией и как минимум готовиться к заморозке конфликта на тех рубежах, которые существуют сейчас.

И что самое важное, все эти эксперты солидарны в одном — любая передышка нужна Украине только для того, чтобы накопить силы и в новой схватке нанести России поражение, если не военным путем, то при помощи военно-политической дестабилизации российского государства.

То есть осознание того факта, что Запад втянул Украину в полномасштабную позиционную войну с Россией, которая будет вестись руками украинских жителей на западные деньги, ни в коем разе не смущает обсуждаемых нами украинских спикеров, окормляющих обывателей.

В то же время они прекрасно понимают, что в настоящее время Украина с точки зрения каких-либо перспектив ведения боевых действий зашла в тупик.

Экономика Украины, в том числе военная, уничтожена, и способность ведения боевых действий украинскими войсками целиком и полностью зависит от западных поставок, начиная от артиллерии и танков, заканчивая артиллерийскими снарядами, минометными минами и даже патронами.

Демографический потенциал также находится в критическом состоянии. Так, по данным ООН, с февраля 2022 года за пределы Украины выехало более 6,4 миллиона человек, из них более 2,8 миллиона в Россию. Согласно примерным оценкам, около трети выехавших — это лица мужского пола.

Неофициальные данные выглядят еще более удручающе. Например, согласно оценкам американского издания Politico, в течение последних нескольких лет около 650 тысяч мужчин призывного возраста покинули Украину, спасаясь от мобилизации, причем большинство из них пересекли границу нелегально.

И бежать потенциальным украинским призывникам есть от чего. Хотя потери украинской армии на поле боя доподлинно неизвестны, очевидно, что они огромны и составляют сотни тысяч человек.

Не так давно экс-главком украинской армии Валерий Залужный утверждал, что Украине для восполнения боевого потенциала требуется мобилизовать как минимум полмиллиона человек.

В то же время, согласно различным оценкам, численность украинской армии с началом СВО была довольно быстро доведена примерно до миллиона человек, причем как минимум половину из них составляют не тыловые, а боевые подразделения.

Более того, сегодня подавляющее большинство украинских военных в различных интервью без обиняков признают, что средний возраст солдат ВСУ переваливает за 40 лет.

Однако на фоне всего этого следует опасаться попадания в плен иллюзий того, что под бременем негативных факторов Киев одумается и пойдет на мирные переговоры. Украина уже не является полноценным государством, принимающим стратегические решения на основе своих национальных интересов.

Украина — это нацистско-бандеровский голем, старательно взращенный Западом под одну единственную цель — под войну с Россией.

Весь украинский «патриотический» дискурс (который сегодня находится в бандеровском или околобандеровском идеологическом спектре) сосредоточен только на одном — на поиске средств более жесткой милитаризации и, по сути, нацификации Украины, превращения ее в тотально воюющую страну.

Именно под эту идею разминаются темы снижения мобилизационного возраста, призыва в армию женщин и многие другие.

То есть украинские социально активные группы, которые по определению являются нацистско-бандеровскими, пусть и в неявном виде, правящие сегодня бал в информационном пространстве, готовы к повышению ставок в этой игре вплоть до последнего украинца и украинки.

Военные поражения на фронте как общественные активисты, так и сами военные, довольно охотно дающие интервью различным западным и украинским изданиям, оценивают со спокойствием и считают их теми мотивирующими событиями, которые должны привести к своеобразному перерождению Украины, ее тотальному переводу на военные рельсы.

Этот вопрос уже вовсю разминается на самом высоком уровне. К примеру, недавно в интервью газете The Times советник по гендерным вопросам командующего Сухопутными силами ВСУ Оксана Григорьева откровенно заявила, что Украине пора отходить от «менталитета старой школы» и переходить на «израильскую модель» комплектования армии, то есть мобилизовать в армию и женщин.

Вторит ей и депутат украинского парламента, близкая к администрации президента и известная своей резкой критикой экс-главкома ВСУ Марьяна Безуглая. По ее словам, «мы к этому (мобилизации на военную службу женщин, — Прим. авт.) либо придем, либо будем уничтожены. Нет двух видов людей в конституции».

Еще более откровенны на этот счет спикеры из военной и околовоенной среды. Так, в эфире у одного из известных украинских политических ютуб-блогеров бывший атошник и активный участник боевых действий в наши дни Илья Шполянский предельно откровенно заявил, что Украине следует готовиться к войне, которая продлится минимум 50 лет.

Шполянский интересен тем, что он плотно вписан в околовоенную «тусовку» и не стесняется своей антирусской бандеровской позиции, а также призывов к тому, чтобы власти начали разделываться с украинским обществом как повар с картошкой ради «победы над Россией».

При этом то, что аналогичные идеи разделяются всем бандеровским сообществом на Украине, в том числе и во власти, вряд ли можно подвергнуть сомнению. Уж слишком огромен вал аналогичных заявлений на самых различных уровнях, со стороны как гражданских активистов, так и военных командиров.

По словам Шполянского, «нашей ошибкой был расчет на то, что война закончится быстро. Если мы будем мыслить более глобальными категориями и говорить о войне на 50 лет, то мобилизация населения будет начинаться со школьной скамьи и заканчиваться глубоко в пенсионном возрасте».

Дети, по его мнению, — это тот ценнейший стратегический ресурс, который может помочь одолеть Россию в будущем, но для этого их следует уже с детского сада начинать подвергать военной подготовке и промывке мозгов, «настраивая их на то, что, когда они вырастут, они будут защищать Украину».

Заниматься такой подготовкой должны украинские солдаты, списанные в связи с тяжелыми ранениями, «но заряженные на то, чтобы как-то помогать стране».

Женщин Шполянский предлагает максимально мобилизовать, возложив на них тыловые функции и высвободив тем самым ныне занятых этим солдат мужского пола.

Изображение: Мария Лапухина © ИА Красная Весна
Женщина на войне. 2024
Женщина на войне. 2024
2024войне.наЖенщина

Венчает рассуждения украинского военного мысль о том, что мобилизационную подготовку, как и рекрутинг в целом, необходимо более активно передавать на аутсорсинг, что в реалиях киевского режима означает передачу в руки нацистских организаций, тесно связанных с бандеровскими воинскими подразделениями, как тот же «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Не стоит недооценивать подобные измышления, поскольку то же самое практически слово в слово повторяют самые различные украинские общественные лидеры, прежде всего военного толка.

Учитывая уровень милитаризации украинского общества сегодня, именно они своим авторитетом и идеологической заряженностью делают погоду в формировании информационной повестки.

То есть, с одной стороны, украинские нацисты для войны с Россией всерьез строят планы по задействованию украинского молодого поколения в качестве ключевого военного ресурса (начиная с детского сада), планируя прогонять детей и подростков обоих полов через своеобразный «гитлерюгенд» (а с этим на Украине и до СВО всё было «в порядке» — нацистские организации очень активно окормляли молодежь).

Адольф Гитлер награждает мальчиков из организации Гитлерюгенд
Адольф Гитлер награждает мальчиков из организации Гитлерюгенд
ГитлерюгендорганизацииизмальчиковнаграждаетГитлерАдольф

А с другой — эти же эксперты требуют более активной мобилизации, в том числе снижения мобилизационного возраста, чтобы искомый человеческий материал поскорее попал в состав армии.

Совсем недавно украинский парламент принял-таки скандальный закон о мобилизации, в числе прочего снизив мобилизационный возраст до 25 лет. Однако украинские околовоенные эксперты довольно однозначно отреагировали на этот закон, обрисовав свое видение ситуации.

Например, один из видных украинских ветеранов-атошников, глава фонда «Повернись живим» Тарас Чмут в связи с этим законом заявил, что Украине придется и дальше снижать мобилизационный возраст, как минимум до 20 лет, причем уже в скором времени.

«Мы слишком много потеряли времени. Если мы хотим выжить как страна, мы должны повернуться лицом к войне, принять ее как реальность и начать что-то делать. Иначе это всё напрасно. Мы теряем время, мы не эффективны», — указал Чмут.

Поворот лицом к реальности на практике будет как раз и означать нацификацию всего общества и окончательное установление фашистского тоталитарного строя на территории Украины. Причем всё это будет осуществляться с полного одобрения Запада и под его информационным «зонтиком».

Оголтелое антирусское галицийско-бандеровское меньшинство на Украине не собирается идти ни на какие компромиссы перед лицом наступающей России. Для этих людей СВО в каком-то смысле является «историческим моментом истины» — либо Украина добьется поражения и развала России, исполнив свое «истинное предназначение», либо сгорит в пламени войны за свои бандеровские идеалы.

То, что эти идеалы, возможно, и не разделяются большинством жителей Украины (впрочем, уверенности в этом остается всё меньше), уже не имеет никакого значения, поскольку населению, взятому нацистами в заложники, не остается ничего, кроме как вместе с ними сгорать в военной мясорубке (сбежать из страны удается сегодня совсем немногим).

Главный же ужас украинской ситуации заключается в том, что вовсе не Запад является ключевым актором ведения «войны до последнего украинца» (хотя он, конечно, не против), а определенная часть — до времени узкая — самого украинского общества, столетиями накапливавшая ненависть к России и наконец-то получившая в свои руки шанс на реванш.

На фоне всего этого остается главный вопрос — а готова ли Россия, ее элита и общество к такой войне с Украиной и, главное, стоящим за ней Западом, которая не закончится через несколько лет или даже десятилетий, а будет лишь разрастаться и расширяться?

Ведь для этого придется кардинально перестраивать всю страну, так же, как когда-то большевики в ожидании интервенций империалистических держав лихорадочно перестраивали Россию, готовя ее к надвигающейся схватке с Западом.

С тем самым Западом, который сегодня для достижения своих геополитических интересов уже нисколько не гнушается делать ставку на самых отъявленных нелюдей, начиная с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и заканчивая фашистами всех мастей, включая украинских нацистов-бандеровцев.

Вряд ли стоит сомневаться, что без такой готовности, сопряженной с государственной волей к глубокой трансформации и властного, и общественного механизмов нашего Отечества, никакая война вдолгую не может быть выиграна у Запада.