Педагоги и эксперты всех регионов уже в полной мере поняли угрозы дистанционного обучения

Дистанционка — это беспросветная зеленая тоска по живому общению. Интервью

Беньямин (Бенджамин) Вотье. Снежная сцена (Дети покидают школу)
Беньямин (Бенджамин) Вотье. Снежная сцена (Дети покидают школу)
Беньямин (Бенджамин) Вотье. Снежная сцена (Дети покидают школу)

Внедрение дистанционного обучения в регионах России имеет неравномерный характер. После массового ухода на дистант весной 2020 года ряд регионов стали экспериментальными площадками для внедрения Цифровой образовательной среды (ЦОС), а в других власти ограничились в течение осени относительно кратковременным использованием дистанционного обучения. К числу таких регионов, в которых дистанционное образование используется без радикального напора со стороны властей, относится и Ростовская область.

Но тем не менее педагоги, столкнувшиеся с дистантом весной и отчасти осенью, достаточно хорошо понимают, что несет с собой такой «подход» к образованию. Своими мыслями с ИА Красная Весна поделился ветеран педагогического труда Анатолий Леонидович Моторыкин.

ИА Красная Весна: Анатолий Леонидович, в чем с Вашей точки зрения проблема преподавания естественнонаучных дисциплин в дистанционном формате?

— На освещение специфики проблем преподавания всех дисциплин, не только естественнонаучных, уже изведены бочки чернил и вагоны бумаг, и здесь не следует ожидать «открытий и озарений чудных».

Их общая черта — отсутствие обратной отрицательной связи в системе «класс — ученик — учитель», поскольку электронное обучение ведется в режиме железнодорожного экспресса по узко проложенным рельсам без промежуточных остановок «по требованию» (нельзя на таком уроке при затруднении сорвать стоп-кран).

ИА Красная Весна: Как по Вашим наблюдениям сами ученики воспринимают «дистанционку»?

— Сами ученики, естественно, восприняли дистанционку в соответствии со своими возрастными психофизиологическими особенностями, т. е. с любопытством и интересом к новому, неизведанному, неиспробованному. Тут, как говорится, и к бабке ходить не надо, чтобы узнать и понять восприятие детей.

Сначала радость от неожиданно свалившейся свободы от уроков. Потом нарастающая тупость от пустого времяпрепровождения. Потом ожидание хоть каких-то контактов с учителями. Потом легкое удивление и изумление от такой формы обучения в электронном формате. Затем понимание непонимания таких «уроков». Вслед — пикирующе снижающаяся концентрация внимания на монитор при многочасовых «уроках». И, как следствие, тоска зеленая и беспросветная по живому общению со сверстниками, учителями и школой.

ИА Красная Весна: А каково мнение Ваших коллег о такой форме обучения?

— На всех уровнях педагогического сообщества (от дошкольного до высшего) мнение о дистанционной форме образования одинаково негативное. Причин тому тьма: от педагогической неэффективности до ускоренного педагогического выгорания и накапливающейся усталости от недостатка времени на восстановление.

И сущность таких оценок не в консервативности и инертности учителей, а в несоответствии дистанционки ключевому, корневому принципу общения — «от человека к человеку». И, конечно же, огромные трудозатраты учителей на подготовку каждого занятия и ведения затем диалогов с учениками и родителями в режиме on-line.

Вместе с тем, учителя понимают, что в данной ситуации они находятся «в последнем окопе» по защите детей от потери в жизни целого года и действуют, осознавая, что «если не мы, то кто же?».

Но «педагогическая трещина» осталась — отмечаемое всеми учителями резкое снижение когнитивных и креативных способностей учеников!

ИА Красная Весна: Спасибо за беседу!

Отметим, 13 октября руководитель Роспотребнадзора Анна Попова, выступая на международной научно-практической конференции «Пандемия 2020: вызовы, решения, последствия» на площадке РАНХиГС, заявила, что дети в большинстве регионов России «прекрасно ходят в школу, проходят фильтры, и нет осложнений в семьях». По словам Поповой, дети заражаются в семьях, а не в школах.

23 декабря глава Роспотребнадзора сообщила, что большая часть школ сохранила очное образование, и «нигде, ни в одном, ни в другом случае не было распространения инфекционных заболеваний внутри школ, внутри классов».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER