1. За рубежом: реальный мир
  2. Защита животных
Перевод / ИА Красная Весна /
До 2017 года в Малави браконьерам грозил всего лишь небольшой штраф, теперь ситуация изменилась

Как любовь к мясу панголина привела к падению китайского картеля в Африке

Рафаэль. Творение животных. 1519 (фрагмент)
Рафаэль. Творение животных. 1519 (фрагмент)
Рафаэль. Творение животных. 1519 (фрагмент)

В 2019 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сделала 11-й пересмотр Международной классификации болезней (МКБ-11), куда ввела главу про народную китайскую медицину, тем самым отчасти легализовав ее практики, связанные с использованием частей диких животных, таких как рога носорога или чешуя панголина. Популярность экзотических способов лечения болезней вызывает спрос на черном рынке на эти редкие товары.

В статье Рэйчел Нувер, опубликованной 18 октября в The New York Times, рассказывается, как в Малави был разоблачен картель по продаже диких редких животных во главе с гражданином Китая по имени Юньхуа Линь. Линь и его партнеры превратили Малави в центр торговли слоновой костью, рогами носорога и чешуей панголина. Власти страны и защитники животных надеются, что тюремный срок Линя может помочь в борьбе с браконьерством. ИА Красная Весна приводит перевод статьи.


Ежегодно сотни браконьеров арестовывают за убийство слонов, носорогов, ящеров и других животных в Африке. Тем не менее проблема сохраняется, потому что на «скамейке запасных» всегда полно отчаянных парней, которые займут место тех, кого посадили за решетку. А преступники более высокого уровня — те, кто действительно руководит международной незаконной торговлей дикими животными, — почти всегда избегают правосудия.

«Малави, южноафриканская страна, граничащая с Танзанией, Мозамбиком и Замбией, из-за попустительства полиции однажды стала одним из крупнейших центров торговли дикими животными в южной части Африки», — отмечает руководитель отдела по борьбе с торговлей дикими животными Elephant Crisis Fund Дуду Дуглас-Гамильтон.

Но борьба на местах с браконьерством начала приносить свои плоды. И теперь Малави может показать пример другим африканским странам, которые могут сделать то же самое.

28 сентября судья в столице страны Лилонгве приговорил Юньхуа Линя к 14 годам тюремного заключения. Он был признан виновным в хранении и торговле рогами носорога, отмывании денег. Следователи говорят, что Линь — 48-летний гражданин Китая — сыграл ключевую роль в превращении Малави в горячую точку преступлений против дикой природы. После отбытия своих сроков он будет депортирован в Китай.

Изображение: Галина Брусницына © ИА Красная Весна
Полицейские выводят Юньхуа Линя из зала суда
Полицейские выводят Юньхуа Линя из зала суда
судазалаизЛиняЮньхуавыводятПолицейские

Малави была местом, где преступники, которые занимаются грабежом дикой природы, могли получить высокий доход при низком уровне риска. Но в последние годы государство стало более серьезно относиться к таким преступлениям. В 2017 году политики внесли поправки в законодательство страны о дикой природе, сделав его одним из самых строгих в Африке.

Ранее большинству браконьеров — даже если они попадались — выписывали штраф в $40. Сейчас у прокуроров 91% приговоров за преступления, связанные со слонами и носорогами, обвинительные, а 90% осужденных отбывают наказание в тюрьме со средним сроком заключения четыре с половиной года. С начала 2017 года международными органами не выявлено ни одной партии слоновой кости из Малави.

Как рассказала исполнительный директор лондонской некоммерческой группы «Агентство экологических расследований» Мэри Райс, это изменение было вызвано рядом факторов — международным давлением, национальной программой по борьбе с коррупцией, усилением борьбы с преступлениями против дикой природы. А также применением более стратегического подхода, как при расследовании сетей торговли людьми, который основан на секретных сведениях.

«Линь — лишь один из многих, кто был вычислен с помощью такого подхода, который привел к аресту, судебному преследованию и приговору, — сказала Райс. — Это определенно не было случайным попаданием».

Вынесение приговора Линю — самому «высокопоставленному» браконьеру, который когда-либо преследовался в Малави и одному из немногих лиц такого статуса, которые когда-либо преследовались в любой из стран Африки, — это крупная победа. Услышав в суде приговор Энди Каонг, один из правозащитников, который привлек Линя к суду, сказал, что испытывает «чувство восторга».

«В Малави показали, что „священных коров“ не существует, — сказал Каонг. — Деньги не могут спасти вас, и у коррупции есть предел».

Восемнадцать членов преступной сети Линя, включая четырех близких родственников, также были привлечены к ответственности за преступления. В частности, за хранение слоновой кости, чешуи панголина, рогов носорога, незарегистрированного огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Кроме того, дочери Линя и другому предполагаемому сообщнику были предъявлены обвинения в отмывании денег.

Изображение: Галина Брусницына © Красная Весна
Носорог
Носорог
Носорог

Многие из сообщников Линя были китайскими гражданами, но он тесно сотрудничал и с некоторыми малавийцами. Один из них Аарон Дайсон, свободно говорящий на китайском, сейчас отбывает 15 лет тюремного заключения за хранение и торговлю слоновой костью.

«Мы увидели демонтаж всей сети, возглавляемой гражданином Китая, — отмечает Дуглас-Гамильтон. — Это огромная победа для дикой природы».

Полиция Малави начала расследование деятельности преступной сети в начале 2015 года. В декабре 2017 года полиция поймала жену и зятя Линя, покупавших слоновую кость у гражданина Замбии, и арестовала их. Сам Линь, однако, продолжал скрываться от следствия, и дело против членов его семьи заглохло.

Серьезный прорыв произошел в мае 2019 года, когда полиция остановила водителя Линя и обнаружила в багажнике его машины трех живых панголинов. Когда полиция допрашивала водителя, Линь постоянно звонил ему, оставляя голосовые сообщения с вопросом «Где ты?» Как отмечает Каонг, Линь «хотел поесть мяса панголина и это его подвело».

Изображение: Галина Брусницына © Красная Весна
Панголин
Панголин
Панголин

Задержание водителя дало полиции основание для проведения одновременных обысков в нескольких коммерческих и жилых зданий Линя в Лилонгве. Собаки-ищейки привели полицию к слоновой кости, чешуе панголина, частям рога носорога и незарегистрированному огнестрельному оружию. Они произвели ряд арестов, включая повторный арест жены и зятя Линя. Но самого Линя так и не смогли найти.

Несколько месяцев спустя разведка привела полицию в закрытое поместье в городе, где они нашли Линя.

«Он пытался перепрыгнуть через забор, убегая от полиции», — сказал Каонг.

Когда Линя наконец арестовали, Каонг и его коллеги начали возбуждать дело. Они отправили рога носорога из дома Линя в лабораторию Университета Претории в ЮАР для генетического анализа.

Тесты показали, что рога принадлежали пяти различным животным, одно из которых было убито браконьером в Малави в Национальном парке Ливонде в 2017 году. В дополнение к генетическим свидетельствам браконьер, убивший носорога в Ливонде, заявил, что он продал рог Линю.

В какой-то момент во время суда Линь пришел в такую ярость, что начал обвинять Каонга. Пришлось сдерживать арестованного.

«Он кричал: „Что тебе от меня нужно? У вас вся моя семья!“», — рассказал Каонг.

Как заявил исполнительный директор некоммерческой группы из Техаса Wildcat Foundation, которая занимается сохранением видов в Африке, Роджер Шликкейзен, осуждение Линя представляет собой «возможно, наиболее значимое дело, которое было в Африке».

«Есть печальная история, когда африканские страны не применяли законы против крупных международных торговцев дикими животными, которые являются гражданами других стран, — сказал Шликкейзен. — Это важный шаг вперед для Малави — привлечь к ответственности, осудить и приговорить Линя».

По заявлению Райс, суровость судебного преследования Линя и его «коллег» является убедительным сигналом для других преступников о том, что Малави теперь очень серьезно относится к незаконному обороту дикой природы. Как утверждают власти, это делает маловероятным появление еще одного синдиката, который может заполнить пустоту, образовавшуюся в результате ликвидации картеля Линя.

«Сейчас есть надежда, что другие страны увидят на примере Малави, что преступные сети можно ликвидировать, — отмечает директор Департамента парков и дикой природы Малави Брайтон Кумчедва. — Мы хотим побудить другие страны в Африке и за ее пределами занять такую же позицию».

«Малави больше не является площадкой для криминальных авторитетов. Но мы не хотим просто сдвинуть их с места, чтобы преступники перенесли свои операции в другие африканские страны, — заявил Кумчедва. — Мы хотим решительно бороться с преступлениями против дикой природы».

Читайте также: В Африке расследуют загадочную гибель сотен слонов

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER