Мы снова, как и в Великую Отечественную войну, оказались в ситуации смертельной угрозы, когда мы или любой ценой отобьемся, или будем уничтожены

Десять лет с начала АТО. Как разгоралась война на Украине

Изображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна
Враг остановлен
Враг остановлен
Враг остановлен

Сейчас, весной 2024 года, высшее руководство России уже не настаивает на обозначении конфликта на Украине скромным словом «спецоперация». Украинские войска атакуют приграничные области России, вражеские дроны долетают до Москвы, Санкт-Петербурга и многих других российских регионов, Черноморский флот по преимуществу отведен в Новороссийск, а страны Запада категорически настаивают на том, что итогом противостояния может быть только капитуляция нашей страны.

Как это ни тяжело, но приходится признать, что мы снова, как и в Великую Отечественную войну, оказались в ситуации смертельной угрозы, когда мы или любой ценой отобьемся, или будем уничтожены.

В этой ситуации стоит обернуться назад и посмотреть, как этот конфликт разгорался, тем более, что прошло ровно десять лет с тех событий.

Тем, кто прожил значительную часть сознательной жизни до событий 2014 года, всё еще трудно поверить, что нам приходится воевать с жителями Украины — очень близкими нам этнически, культурно и исторично. Вместе с ними мы прошли большую часть исторического пути вместе — сперва в Российской империи, затем вместе переживали ее крах и возрождение в виде Советской России. Вместе мы создавали первое в мире социалистическое государство, поражая весь мир невиданными стройками, запускали человека в космос, отбивались от немецкого фашизма. Вместе праздновали великую Победу, у нас был один на всех период державного величия, а затем — времена позорного краха Советского Союза.

Прошло всего 30 с лишним лет, и вот уже почти неотличимые, уставшие, отчаянные ребята ловят друг друга в оптические прицелы и с одинаковыми восклицаниями на русском нецензурном языке ожесточенно сражаются за посадки и постройки на всей огромной линии боевого соприкосновения. Те мировоззренческие изъяны и слабости, на которых и сыграли наши враги, чтоб втянуть украинцев в эту самоубийственную бойню, подробно разбираются в цикле видеопередач Украинство.

Давайте посмотрим, как это начиналось.

Изображение: (cc) Amakuha
Евромайдан, Киев. 19 февраля 2014 года
Евромайдан, Киев. 19 февраля 2014 года
года201419 февраляКиев.Евромайдан,

До осени 2013 года при участии и под опекой местных и западных спецслужб на Украине взращивались маргинальные неонацистские структуры. Они были довольно замкнуты и не популярны среди населения. Можно сказать, что мещанское население, особенно в Центральной и Восточной Украине, их боялось. Создавалось впечатление, что криминально-олигархические властные структуры использовали существование в публичном пространстве этих маргинальных неонацистских групп для удержания поддержки электората по принципу «лучше воры, чем нацисты».

Это неплохо работало до определенного времени, однако, когда осенью 2013 года — зимой 2014 страны Запада запустили процесс переворота на Украине, эти нацистские группы смогли стать его активной и эффективной силовой составляющей.

Три остальные составляющие успешного госпереворота, опробованные и отработанные западными спецслужбами в арабском регионе, также были готовы: предательство части элиты, бездействие силовиков, широкий либеральный уличный протест.

В условиях паралича власти и силовых структур, под прикрытием мирных одуванчиков с еврофлажками радикалам позволили то, к чему они давно и всем сердцем стремились — силовой захват власти. Это произошло 22 февраля 2014 года, и, помимо самого транзита власти от восточноукраинских олигархов к радикалам, итогом украинского майдана стало то, что нацистские группы перезнакомились, организовались в военизированные структуры (так называемые «сотни Евромайдана») и поверили в свои силы.

Изображение: (сс) Ввласенко
Евромайдан 2014 года в Киеве
Евромайдан 2014 года в Киеве
Киевевгода2014Евромайдан

Следующим этапом украинского процесса стало закономерное неприятие итогов переворота населением значительно пророссийских юго-восточных регионов.

То, что украинское общество расколото на два непримиримых лагеря, показал еще предыдущий, «оранжевый» Майдан 2004 года. Тогда на президентских выборах голоса избирателей разделились почти пополам между западноцентричным антироссийским Ющенко и условно пророссийским Виктором Януковичем. Во втором туре с небольшим отрывом победил всё же Янукович, антироссийский электорат Ющенко вышел на масштабный уличный протест. Избиратели Януковича также вышли на улицу. Но до серьезных уличных стычек дело не дошло — группа Януковича мирно капитулировала — был назначен третий тур выборов, на нем победил Ющенко.

Приход группы Ющенко к власти на 5 лет позволил серьезно продвинуть Украину в антироссийском ключе. Произошла реабилитация ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), героизация нацистского преступника Шухевича, развернута масштабная информкомпания вокруг так называемого голодомора — голода 1932–1933 годов, который украинскими властями был назван геноцидом украинского народа.

Можно легко себе представить неприятие пророссийским населением юго-восточных областей Украины этой политики. Потому, когда спустя десять лет власть захватили значительно более радикальные антироссийские силы, пролив кровь, и не скрывая своей ориентированности на насилие и ненависть к «омоскаленной» части населения, реакция неприятия также была достаточно радикальной. По всему юго-востоку прошла волна уличных протестов.

Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна
Крым, весна 2014 года
Крым, весна 2014 года
года2014веснаКрым,

В Крыму местные власти уже 16 марта 2014 года провели референдум, и более 96% голосовавших при рекордной явке 83% выбрали воссоединение с Россией.

В восточных областях никто из местных, условно пророссийских властных фигур не нашел в себе достаточно смелости, чтоб возглавить протест, который носил очень массовый, но низовой и неорганизованный характер. Поняв, что мирного диалога с новой антироссийской властью не будет, протестующие 6 апреля взяли под контроль административные здания в Донецке, Луганске и Харькове. Нужно сказать, что местные силовики, в большинстве разделявшие настроения народа, им не препятствовали.

7 апреля 2014 года лидеры протестов объявили создание Донецкой и Харьковской народных республик в границах соответствующих областей. 27 апреля о создании ЛНР объявили и в Луганске.

Харьковская областная администрация была зачищена 8 апреля находившимся тогда в Харькове спецподразделением «Ягуар» из Винницы. Лидеры протеста были арестованы или бежали, Харьковская народная республика просуществовала всего один день.

В Донецке и Луганске всё сложилось иначе. Киевская власть быстро обнаружила, что в этих областях у нее нет ни лояльных силовых структур, ни крупных антироссийских групп, которые можно было бросить против восставшего народа.

Вполне убедившись в этом, киевский режим объявил карательный поход на Восток. 13 апреля совет национальной безопасности и обороны принял, а 14 апреля и. о. президента Украины Александр Турчинов утвердил начало так называемой АТО — Антитеррористической операции на востоке страны.

Изображение: (сс) Ministry of Defense of Ukraine
ВСУ
ВСУ
ВСУ

Против повстанцев решили использовать армию, вопреки конституции и логике применения. Чтоб как-то оправдать и объяснить это решение, был придуман тезис о российском вторжении. Основным его оправданием было прибытие в Славянск небольшой группы Стрелкова-Гиркина, который объявлял себя российским офицером и публично намекал на то, что он действует по поручению высшего руководства России.

Понимая, что время в той ситуации — фактор решающий, войска были выдвинуты незамедлительно. Однако боевые действия раскручивались сложно. Регулярная армия, состоявшая в основном из обывателей, крайне неохотно превращалась в убийц собственного населения.

И. о. президента Украины Турчинов, известный под прозвищем «кровавый пастор», в 2017 году рассказывал в интервью BBC: «В чем была сложность? Когда я начал АТО, главной проблемой было заставить украинских военных воевать. Вооруженные силы боялись стрелять. Многие тогдашние командиры думали: а вдруг вернется старая власть, а мы здесь „засветились“…

Под Краматорском была ситуация, когда толпа гражданских просто голыми руками отобрала несколько БТР у десантной бригады. Это был шок. Люди не были готовы воевать. Им нужно было перешагнуть психологический барьер.

В этих условиях я собрал руководство Генштаба и силовых структур, взял карту, провел фломастером линию от станицы Луганской до Мариуполя через Славянск и сказал: „Это будет линия, по которую не должно быть ни одного врага, ни одного сепаратиста, выстраивайте вдоль нее оборону“.

В минобороны назвали эту линию „линией Т“ — от моей фамилии.

Выстроив вдоль нее оборону, мы зачистили всех сепаратистов, оставшихся в нашем тылу, а после этого — начали сжимать кольцо. И вот уже в апреле эта линия начала превращаться в настоящую линию фронта. Началась серьезная война — я имею в виду бои под Славянском, в районе Северодонецка, Рубежного, бой за Мариуполь».

Турчинов достаточно откровенно рассказывает, что решающую роль в тот момент сыграли так называемые добровольческие батальоны — те самые радикалы, которые организовались и сплотились во время силового захвата власти в Киеве. Прошло меньше двух месяцев, и они же, получив оружие и полномочия, двинулись в Донбасс «наводить там порядок». Это они зачищали «сепаратистов» в той части Донбасса, что оказалась западнее «линии Т», они же подталкивали в спину тогда еще нерешительную украинскую армию.

Изображение: © ИА Красная Весна
Солдаты ДНР
Солдаты ДНР
ДНРСолдаты

Ополченцы первой войны рассказывают истории о том, как в 2014 году командиры ополчения и ВСУ договаривались на низовом уровне выпускать снаряды в поле, а не по позициям друг друга. Местное население, побывавшее по ту сторону «линии Т» весной-летом 2014 года, вспоминает молодых, растерянных солдатиков ВСУ и зверства националистических добробатов.

Именно добробаты начали раскручивать маховик насилия, своим примером показывая, что по мирным людям можно и нужно стрелять из артиллерии, а если не хочешь — ты сам сепаратист и должен подвергнуться репрессиям.

Вполне понятно, что захват власти на Украине радикальными националистическими элементами был нужен для того, чтоб передать в их руки рычаги управления государством и его военной машиной, а затем с помощью этой силы атаковать Россию.

Волей Истории первой частью России, на которую бросился украинский нацистский зверь, стали республики Донбасса. Следующие восемь лет этот западный форпост держал оборону, а бандеровский субъект укреплял свою власть, закручивал гайки, переводил армию и общество на военные рельсы.

Начатая 13 апреля так называемая антитеррористическая операция в Донбассе длилась 4 года — до 30 апреля 2018 года, когда она была преобразована в военную операцию объединенных сил (ООС). ООС, в свою очередь, завершилась 24 февраля 2022 года, когда Россия начала СВО — специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины. Наступил новый, еще более кровопролитный этап конфликта, начавшегося ровно десять лет назад.

Читайте также: Военная спецоперация России на Украине