Лидеры оппозиции заявили, что Грузию не возьмут в ЕС, пока она не начнет войну с Россией

Пришло время обратить внимание на заявления из Грузии о войне с Россией

Василий Верещагин. Раненый (фрагмент). 1901
Василий Верещагин. Раненый (фрагмент). 1901
Василий Верещагин. Раненый (фрагмент). 1901

В Грузии с явной тревогой заговорили о войне с Россией. И не какие-то блогеры, а ключевые политики страны. Например, премьер-министр страны Ираклий Гарибашвили. Или председатель правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе. Они постоянно заявляют, что Грузию пытаются натравить на Россию, и обещают этого не допустить.

Эти заявления, конечно, находят отклик. Так, посол США Келли Дегнан заверяет в ответ, что Вашингтон ничего такого не делает, а все, кто это утверждает, распространяют «российскую пропаганду». При этом ни премьер-министр, ни председатель «Грузинской мечты» ни в чем конкретно США не обвиняли. По крайне мере, прямо.

Но если в Грузии тема возможной войны с Россией вышла на такой высокий уровень, то не надо ли прислушаться к ней получше?

Для понимания общей картины нужно помнить, что Грузия является парламентской республикой, в которой президент не имеет каких-либо серьезных полномочий. Всё решает большинство в парламенте. Располагающая таким большинством партия является правящей и формирует правительство. В стране уже десять лет правящей партией остается «Грузинская мечта».

Нелегкая поступь демократии в Грузии

Если совсем коротко, основным конкурентом «Грузинской мечты» является партия «Единое национальное движение» (ЕНД). Это детище Михаила Саакашвили. Именно ЕНД была в центре переворота, названного «революцией роз», после которой Саакашвили и стал президентом. Сейчас он формально не имеет отношения к партии и даже не является гражданином Грузии (его лишили гражданства). Но символом и неким «духовным лидером» (очень условно, конечно) «националов» он продолжает оставаться. Эта партия является самой крупной среди оппозиции. Настолько крупной, что за нее стабильно голосуют около 30% избирателей.

Когда осенью прошлого года Саакашвили тайно вернулся в Грузию, то его через несколько дней задержали и отправили в тюрьму. Тогда он был заочно осужден за преступления, совершенные во время президентства. После этого «националы» пытались раскачать движение по его освобождению, но, видимо, тема не нашла широкой поддержки.

Вообще, ЕНД постоянно ищет способы вернуть власть, помня о своем опыте по организации «революции роз». Наиболее острый момент был в июне 2019 года, когда только жесткие меры спецназа помешали толпе захватить парламент. «Националы» постоянно ищут тему, на которой можно разогреть ситуацию. Теперь у оппозиции есть такая тема — статус кандидата на вхождение в ЕС. Точнее — его отсутствие у Грузии. А это уже похоже на то, что было на Украине перед «евромайданом».

«Грузинская мечта», как в свое время режим Виктора Януковича на Украине, идет по пути евроинтеграции. Проводятся реформы, которые объясняются тем, что нужно стать ближе к Европе, а перед выборами 2020 года партия пообещала подать заявку на вступление в Евросоюз в 2024 году. Довольно решительное намерение для страны, в которой всерьез борются за то, чтобы возле избирательных участков не били тех, кто голосует против сложившегося в регионе большинства.

Когда же в Брюсселе в марте этого года поманили Киев, Кишинев и Тбилиси, то все тут же подали заявки. А как могло поступить грузинское правительство, если вступление в ЕС было объявлено неким непреложным условием «попадания в рай»? Потом это вступление назвали «ловушкой», но такое осознание пришло позже, когда Украине и Молдавии статус кандидатов дали, а Грузии — нет. Вот тут заявления о возможной войне с Россией зазвучали громче и тревожней.

Завтра была война

О том, что Грузию хотят втянуть в вооруженный конфликт с Россией, представители грузинского правительства и «Грузинской мечты» заговорили почти сразу после начала спецоперации по денацификации Украины. Но сначала речь шла об оппозиции. В правящей партии так и говорили, что ЕНД — это партия войны, которая хочет захватить власть и втянуть страну в конфликт, и что им никто этого сделать не позволит.

И премьер-министр Гарибашвили, и председатель «Мечты» Кобахидзе публично напоминали, что с российской армией уже приходилось сталкиваться, и для Грузии это закончилось трагически. Даже от антироссийских санкций правительство отказалось, насколько это было возможно, так как для кавказской республики это может обернуться тяжелыми последствиями, а России будет как «слону дробина».

Например, около 60% вина, основного экспортного ресурса Грузии, поставляется в Россию, а на российском рынке грузинское вино занимает около 10%, да и является не тем товаром, нехватка которого окажет заметное действие. Если же Грузия не сможет продавать более половины произведенного вина, то это грозит серьезными последствиями. Туризм в Грузии также сильно зависит от жителей России. Хотя там и заявляют, что туристический сектор составляет не более 10% от экономики, но во время ковидных ограничений наступил экономический кризис, и стало ясно, что на самом деле туризм — это основная отрасль в стране.

Получается, что вооруженный конфликт с Россией для Грузии не просто нежелателен, он губителен. Так и говорят представители властей. Но это совершенно не означает, что происходящее будет подчинено рациональности.

Оппозиция, например, провела весьма масштабные акции, на которых обвинила власти в том, что те недостаточно активно помогают киевскому режиму, например, не делятся вооружением. Но кто в Грузии захочет жертвовать чем-то ради Украины? Даже прямое включение на митингах Владимира Зеленского не смогло ни на что повлиять.

Стоит отметить, что решение Брюсселя не дать Грузии, в отличие от Украины и Молдавии, статус кандидата в ЕС стало обидной «оплеухой» для грузин. И такое показательное оскорбление может являться своего рода санкцией Запада на переворот в Грузии. То есть обиду используют, чтобы злость народа направить на грузинское правительство. Одновременно в оппозиции голосят, что к такому результату привели действия властей, в том числе якобы имевшая место помощь Москве со стороны Тбилиси в обходе антироссийских санкций.

Не надо забывать, что «Евромайдан» на Украине случился, когда Янукович решил только притормозить подписание соглашения об ассоциации с ЕС. Теперь в Грузии разгоняют недовольство по схожей причине.

Проблема грузинских властей в том, что у них (как везде в СНГ, в первую очередь в России) нет языка для информационного противостояния. Они так много говорили про необратимость вступления Грузии в ЕС, столько ругали Россию, что оказались заложниками этой линии. Если в стране «молятся» на Запад, то «главный» в ней тот, на кого этот самый Запад укажет. А в ЕС и США всё больше внимания уделяют грузинской оппозиции, которая призывает к сносу действующей власти.

В оппозиции так и заявили, что нужно создать «правительство национального согласия» вместо действующего. То есть требуют передачи им части властных полномочий в обход конституционных норм. Неправительственная организация «Позор» 24 июня потребовала выполнить это требование в течение недели, пригрозив, что иначе будет раскачивать ситуацию. Почти все оппозиционные партии поддержали это требование. Тем временем, неделя прошла.

Раскол во власти или хитрый маневр?

«Грузинская мечта» в течение недели после отказа ЕС предоставить статус кандидата Грузии, осмысливала ситуацию. Комментарии сводились к тому, что оппозиция хочет привести к власти Саакашвили, который развяжет войну с Россией.

Депутаты парламента Созар Субари, Михаил Кавелашвили и Дмитрий Хундадзе вышли из «Грузинской мечты». Было объявлено, что они не согласны с партией по одному вопросу — какую информацию о ситуации в стране можно оглашать, а какую нет. Выйдя из партии, депутаты сделали серию заявлений. Они назвали «ловушкой» негласный призыв Европы подать заявку на вступление в ЕС.

Субари, Кавелашвили и Хундадзе так и заявили, что на Западе заранее сговорились с грузинской оппозицией, что статус не дадут, и это должно стать поводом для «майдана». Они напомнили, что в апреле Грузию посетил крупный специалист по цветным революциям Питер Акерман. Он провел встречу в Бакуриани с лидерами оппозиции и гражданского общества. «Раскольники» даже заявили, что Грузии не дадут этот статус, пока она не начнет войну с Россией.

«Грузии никто не предоставит статус кандидата в ЕС и через шесть месяцев, если до тех пор она не включится в войну или не назначит санкции против России, что также является прямой дорогой к войне», — говорится в совместном заявлении депутатов, размещенном на сайте парламента.

Почти одновременно с этим лидер «Грузинской мечты» Кобахидзе объявил, что партия готова сделать всё от нее зависящее, чтобы добиться заветного статуса. В ЕС пообещали, что могут изменить решение по Грузии, если там до конца года выполнят 12 условий: снизят «поляризацию» в политике и проведут либеральные реформы. В «Мечте» даже составили подробный план со сроками, рассчитанный до середины декабря.

Кобахидзе пригласил все парламентские партии и разные неправительственные организации участвовать в обсуждении законопроектов по реформам в специальные комиссии при парламентских комитетах. Он также отметил, что «поляризацию» нужно снимать обеим сторонам и призвал оппозицию сотрудничать и отказаться от нападок и ругани.

При этом ясно, что призыв «Грузинской мечты» к совместной работе так и останется лишь призывом. Дело в том, что отношения между правящей партией и оппозицией настолько накалены, что при переговорах о примирении требуется присутствие представителей США или ЕС, чтобы был хоть какой-то диалог. Если они и объединятся для общего дела, то это будет такое единство, что Лебедь, Рак и Щука из известной басни покажутся более слаженной командой. И в оппозиции уже заявили, что не верят «Мечте» и ждут только создания «правительства национального согласия».

Фактически на евроинтеграцию началась атака с двух сторон: «трио» депутатов начало (по хитрому плану или по наитию) информационную кампанию по обесцениванию евроинтеграции. Правящая партия в то же время создает заведомо бесплодную бюрократическую волокиту, которая будет лишь подогревать ситуацию.

Что же будет дальше?

НПО «Позор» 3 июля провел очередную протестную акцию. Выльется ли она во что-то серьезное, сказать трудно. Способы взорвать обстановку уже известны: про снайперов в Киеве в 2014 году знают все. Пока либеральные СМИ раскачивают ситуацию.

Если в Грузии будут сносить власть, то у правящей партии выбор невелик: выбрать вариант Украины или вариант Белоруссии. То есть или наблюдать, как их сносят, или опереться на ту часть общества, которая выступает за нормализацию отношений с Россией, сохранение традиционных ценностей и уход от влияния Запада. И такая группа есть. В политическом сегменте ее представляет партия «Консервативное движение». В грузинских СМИ деятельность этой партии либо замалчивается, либо демонизируется.

«Консервативное движение» 2 июля впервые громко заявило о себе, организовав в Тбилиси акцию, которая не уступает по численности тем, что собирают либеральные силы. Консерваторы также говорят, что в стране готовится переворот, и заявляют, что собираются этому перевороту помешать.

У «Грузинской мечты» есть, конечно, еще и третий вариант — опора на своих сторонников и силовиков. Объявленный план нужен именно для этого, чтобы обвинять оппозицию, мол, «это мы хотим в ЕС, а они мешают». Но сколько сторонников властей останется, когда Запад прямо укажет, что делает ставку на оппозицию? Такой вариант, пожалуй, будет самым худшим и для властей, и для страны.

Ситуация вроде бы направляет Грузию к сближению с Россией. Ведь альтернатива — хаос и война. Но вероятность, что в Тбилиси выберут негубительный вариант, мала. Ведь в этом случае «Мечте» нужно будет объявить, что те десять лет, что партия была у власти, она вела страну неверным курсом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»