logo
Статья
/ Елена Ведута
Елена Ведута, доктор экономических наук, профессор МГУ

От стратегии «купи-продай» к стратегии конструирования будущего

Елена ВедутаЕлена Ведута

Спасибо за приглашение!

Учитывая то, что мы уже прослушали интересный первый доклад, в своем выступлении я продолжу развитие тех выводов, которые были в нем сделаны.

Первым делом, я хочу сказать, что, действительно, наше правительство — команда слабых и никчемных игроков, потому что когда заявляют, что снижение расходов на пенсии позволит им увеличить инвестиции, то я бы за такие рассуждения студенту поставила бы двойку. Почему?

Мы должны понимать, что инвестиции — это не просто деньги, инвестиции — это произведенное оборудование и дополнительное сырье, которое позволяет нам создать дополнительные производственные мощности, которые обеспечат рост выпуска нужного нам продукта. Вот за этими деньгами, которые забрали у пенсионеров (или заберут), никакого производства дополнительных мощностей, которые будут действительными инвестициями, обеспечивающими развитие нашего производства, не будет. Потому что у нас, к сожалению, все организовано так, что наше производство только сокращается, и, следовательно, пенсионная реформа никакого отношения не имеет к развитию производства.

Второй момент. Считается, что дополнительные финансовые средства, которые даст пенсионная реформа, будут использованы в реализации национальных проектов. О каких национальных проектах мы ведем речь? Они составлены так, что у меня сложилось впечатление, что их писали, лишь бы написать. Потому что даже у критикуемого нашими оппонентами Госплана качество его проектов и планов, выражающих разные направления социальной политики, было значительно выше. Проекты и планы были намного более выверенными и обоснованными, как с точки зрения материальных, трудовых, так и финансовых ресурсов. Здесь же никакого ресурсного обеспечения нет, поток слов и цифры, полученные «пальцем в небо».

Поэтому я считаю полезным, если в заключении, составленном по результатам нашего заседания, будут слова о необходимости проверки правительства на компетентность. Кроме того, в заключении следует заявить о том, что, по-видимому, есть какой-то центр, который руководит нашим правительством, если они так уверенно реформируют экономику и социальную сферу. Кто вам и почему сказал, что нужны именно эти реформы? Где доказательства, что эти реформы обеспечат рост общественного блага для российского общества? Какое будущее вы готовите России?

В конце концов, правительство должно нести ответственность за предлагаемые меры. Более того, я бы хотела сказать, что в 1991 году, когда рухнул Советский Союз вместе с Госпланом, с нашим планированием со всеми его огромными ошибками, мы перешли в систему глобального финансового управления в качестве сырьевого придатка. Фактически под флагом «рыночной экономики» мы как бы согласились стать сырьевым придатком в чужой системе и получать в обмен на наши природные ресурсы фиктивные пустые доллары, которые с удовольствием рисуют Соединенные Штаты, запуская на весь мир инфляцию.

А потом нам показалось, что мы, накопив эту пустоту, стали богатыми. Но за этой пустотой ничего нет, это все — фиктивный капитал, перегоняемый из одной страны в другую. Поэтому я думаю, что наш министр финансов должен честно сказать: «Извините, но то, что мы имеем такое вот количество финансовых ресурсов, это ничего не значит, это просто пустота, за которой нет никакого материального обеспечения. Поэтому мы и гоняем эту «пустоту» — размещаем в еврооблигации, чтобы получать на нее проценты, которые также являются «пустотой». И носится эта «пустота» по всему свету, представляя собой огромный навес фиктивного капитала над действительным капиталом, работающим в производстве, и угрожает она обвалом в любой момент со значительно более катастрофичными последствиями, нежели это было в Великую депрессию США (1929–1933 г.). Поэтому и требуется пенсионная реформа для сжатия пустоты за счет обеднения народов. Это результат данной глобальной системы финансового управления, обеспечивающей, благодаря запуску всемирной инфляции и монетарной доктрине, перераспределение производимых доходов и активов в пользу мировой финансовой олигархии, начиная с Первой мировой войны по наше время.

И здесь я бы хотела пояснить, почему наш народ не успокаивается. Да потому, что мы — единственная страна в мире, которая имела пусть и короткий, но свой уникальный опыт хозяйствования. Наше планирование экономики было живым планированием с прямой и обратной связью. То есть это было не так, как сегодня: «я начальник — ты дурак». В этом и заключается индикативное планирование, когда делят бюджет наверху между лоббируемыми проектами, не обращая внимания ни на кого, в том числе на регионы. Мы решили — мы так и поделили между проектами.

В живом планировании «затраты-выпуск» расчеты были обоснованы. Верх желал что-то произвести, низы рассчитывали возможности и посылали заявки в Госплан — какие нужны для этого материальные, трудовые и финансовые ресурсы. Дальше шла корректировка первичных заявок, и так в ходе последовательных приближений (итеративных) расчетов плана вырисовывался более или менее сбалансированный план. Конечно, трудно было рассчитать такой план вручную, нужна была динамическая экономико-математическая модель в виде алгоритмов, чтобы использовать ЭВМ и те самые передовые цифровые технологии, которые мы сегодня видим. Но не успела страна перейти к автоматизации системы управления для выхода на траекторию роста общественного блага. Ведь нашему опыту планирования было всего лишь где-то 70 лет.

А в то же время другая сторона, носительница абсолютно другого опыта — жить от маржи «купи-продай», получаемой от торговли товарами и деньгами, развивала свой опыт с древних времен. Их опыт длится более тысячелетия, начиная от опыта Древнего Вавилона, Ордена тамплиеров.

Опыт «купи-продай» достиг высочайшей степени совершенства с прекрасным пониманием мировой финансовой олигархией своих выгод иметь в своем распоряжении международную валютную систему, основанную на ключевой резервной валюте. Для этого и мировые войны организовались.

В принципе, все сценарии, которые проводятся западными руководителями, начиная с XVI века, примитивны и понятны. Это меркантилизм, когда государства конкурируют между собой в многополярном мире и вводят таможенные барьеры. Как правило, меркантилизм заканчивается переходом от торговых войн к военным действиям. Это и война Наполеона, а потом Первая и Вторая мировые войны. Потом после войны все вроде бы как начинают дружить, и внедряется умеющими «купи-продай» доктрина либерализма с построением выгодной для них новой международной валютной системы на избранных ими валютах. Затем опять после спекулятивных игр переходят к меркантилизму для подготовки к военному разрешению кризиса для недопущения обвала «пустоты» на их территории, как это произошло в Великую депрессию, во времена Рузвельта. Таким образом, цикличность западной экономической политики такова: меркантилизм — война — либерализм — меркантилизм… Поэтому рано или поздно глобальный либерализм, в котором мы жили начиная с 1991 г., должен был закончиться меркантилизмом. С приходом Трампа мы получили известие, что мир не такой уж добрый и красивый, как нам казалось, когда мы так наивно согласились пересесть из своей системы управления, хоть и имевшей большие ошибки, в чужую для нас глобальную систему финансового управления в качестве сырьевого придатка. Сегодня США абсолютно естественно и смело заявляют о готовности силой наводить свой мировой порядок «купи-продай», двигающий весь мир к катастрофе.

Что мы получили к сегодняшнему дню? Мы получили на самом деле развал самого главного гаранта безопасности государства — нашего производства. Нам уже сегодня (вчера) нужно думать где-то о мобилизационной модели экономики, потому что все возмущения социальной несправедливостью, в частности пенсионной реформой, я повторю опять — это всего лишь следствие нашего подчинения системе глобального финансового управления. Выйти из этой системы, в которую мы попали, не так-то просто. Если попытаться сегодня ее просто разрушить, то страна будет погружена в хаос с обслуживающими его цветными революциями на многие годы. Это приведет к концу истории нашей страны.

Мы сегодня столкнулись с серьезнейшей научной проблемой: как же нам эволюционно перейти из этой глобальной системы финансового управления в систему, которая позволит нашему обществу конструировать наше будущее, к чему мы, кстати, и привыкли. Мы не «купи-продай» ради личной выгоды, мы не хотим «жить одним днем» в ожидании нечестных и несправедливых приказов глобального уровня. Мы хотим иметь гарантию нашего будущего и строить его самим, двигаясь вперед в направлении роста общественного блага. Здесь без уникального и единственного в мире опыта живого планирования Советского Союза, без знаний экономической кибернетики — науки, которая появилась в 60–70-е гг. благодаря исследованиям наших выдающихся ученых-экономистов, без успехов, в том числе и нашей технической кибернетики, не обойтись. У нас быстро продвигались исследования в области экономической и технической кибернетики, но нам помешали. Понятно, соперник не спал, он думал, как нам помешать. Под руководством глупцов или предателей мы отказались от нашего бесценного для истории человечества опыта и знаний, и перешли в «другой» мир, в котором царит «купи-продай» и ненависть друг к другу.

Сегодня от системы глобального финансового управления страдает на самом деле весь мир. Запутался, приходится признать, мир в экономическом хаосе. Наверно, мне повезло, что я являюсь членом Ученого совета Международного форума «Бандунг Спирит». Есть такой ежегодный мировой форум развивающихся стран, организованный в 1955 году такими выдающимися деятелями, как Сукарно, Неру, Чжоу Эньлай и другими — лидерами, которые не хотели следовать той дорогой, которую навязывали две крупные страны в то время, СССР или США. Форум этих развивающихся стран продолжает жить, и каждый раз ты слышишь, сколько несправедливости творится в мире. С каждым годом ее становится все больше и больше, и никто не собирается становиться более справедливым.
На самом-то деле мы уткнулись именно в проблему изменения системы управления экономикой. Справедливость появится, и народ созревает к ней очень быстро. Но если мы не поймем, как изменить систему управления экономикой в направлении роста общественного блага, то ничего хорошего от криков о справедливости, к сожалению, не получим. Проблема в том, как же все-таки изменить нынешнюю систему управления экономикой.

Не зря сегодня большой интерес вызывает цифровая экономика. Действительно, вместе с опять-таки избранием Трампа наблюдается переход от глобальной системы финансового управления к глобальной системе цифрового управления. Здесь и кроется самая большая опасность. Пока на эту опасность мы не обращаем внимания. К сожалению, наработки, которые ведутся в нашей стране, слепо привязываются к наработкам Запада. Что это означает? Не нужно никакой войны, мы просто всю информацию, так называемые «Большие данные», собирающие, по сути, всю информацию о нас, передадим руководителям глобального центра управления, то есть прежде всего США, где в основном и базируется мировая финансовая олигархия.

Недавно я была в Аналитическом центре при Правительстве РФ, где состоялось слушание доклада экспертов Всемирного банка «Data-driven development» («Развитие на основе данных») по развитию экономики на основе данных для обеспечения благополучия населения. Меня удивило, хотя уже должно было перестать удивлять, что западные эксперты имеют очень низкий уровень знаний. Ведь те, кто много лет работал в системе «купи-продай», не способны к конструированию будущего, чтобы вытащить этот мир из глобального кризиса. Эксперты жаловались, что скорость увеличения данных, особенно видео- и мобильных данных, с каждым годом нарастает. Полезными, по мнению экспертов, считаются персональные данные, связанные с действиями граждан (например, после совершения электронного платежа, данные из медицинских карт, профили в соцсетях и т.д). В этой связи у меня было ощущение их абсолютной неготовности к решению проблем всепоглощающего глобального кризиса и их подмены организацией тотального контроля над людьми.

Я им сказала, что, заявляя о цели своего доклада, а именно о благополучии граждан, следовало сформулировать принципы его достижения и затем — алгоритмы реализации этих принципов для достижения объявленной цели. Мою критику об отсутствии у Всемирного банка динамической модели, организующей цифровую экономику для обеспечения роста реальных доходов граждан (т. е. благополучия), и бессмысленность попыток придумывания модели на основе данных (сегодня это доминирующий взгляд на цифровую экономику и у наших цифровиков) западные эксперты признали справедливой, считая необходимым объединить усилия в поисках нужной модели, организующей цифровую экономику. Они меня пригласили выступать у них с докладом.

Сегодня мир не знает, что делать. Поэтому только и смотрит, какая страна согласится взять на себя бремя глобального кризиса или найдет выход из него. Судя по действиям нашего правительства, включая его пенсионную реформу, оно предпочитает перекладывать бремя глобального кризиса на плечи нашего народа и слепо следовать рекомендациям тех, кто нас сегодня уже открыто называет своим противником, нежели потрудиться в нахождении выхода из кризиса.

Пока наша страна теряет время в бесконечных дискуссиях и снижает уровень жизни своих граждан, США опубликовали новую киберстратегию «National Cyber Strategy of the United States of America» в середине ноября 2018 г. В ней заявлено, что целями стратегии являются защита национальной безопасности Америки и рост благосостояния народа Америки. При этом основное внимание уделяется продвижению созданного США киберпространства (интернета) для усиления их влияния за рубежом, обеспечения их безопасности и приведения мира в «процветающее кибербудущее».

Естественно, возникают вопросы. Что понимается под «процветающим кибербудущим» и каким образом определяется путь к нему? Поскольку у западных «фабрик мысли» на этот счет нет никакой мысли, то киберстратегия США следует своей привычной стратегии «купи-продай». В ней интернет рассматривается как средство, приносящее огромные выгоды США, а точнее мировой финансовой олигархии для закрепления их мирового господства под флагом свободы (киберсвободы), безопасности (кибербезопасности) и процветания (кибербудущего). Путь к процветанию в киберстратегии найден. Он все тот же, привычный. Оказывается, у США есть враги, которые могут производить на них кибератаки. Враги — это прежде всего стремящиеся к суверенитету Россия, Китай, Иран и Северная Корея, которых предполагается «наказывать» как киберсредствами, так и обычными — политическими, экономическими и военными средствами. Таким образом, не имея научного подхода к обеспечению выхода экономики из глобального кризиса, в киберстратегии США «купи-продай» обозначен привычный им подход — есть враги, в т. ч. Россия, с которыми США намерены вести войну и кибервойну для процветания своего народа.

Тогда возникает вопрос, а где киберстратегия России? Есть что-то, посвященное информационному обществу, типа: «Будем собирать информацию, что-то будем делать для обеспечения информационной безопасности». Но, извините, страна, у которой есть опыт конструирования будущего и знания самой нужной сегодня доктрины экономической кибернетики — науки управления экономикой, использующей возможности цифровых технологий для автоматизации управления экономикой с целью улучшения жизни людей, не имеет морального права уйти в сторону не только от решения своей собственной судьбы, но и судеб всего мира. Последние носители экономических знаний остались на постсоветском пространстве. Я сегодня с удовольствием прослушала доклад. Такого уровня докладов там быть не может.

Поэтому считаю, что ответ России должен быть альтернативным. Россия должна заявить о себе, что она готова взяться за конструирование будущего, обеспечивая мирным путем поступательное движение экономики из глобального кризиса, используя наши знания экономической кибернетики и колоссальные возможности цифровых технологий. Не нужно нам ни за кем гнаться. Пусть Китай, США цифруют «купи-продай» интернет-вещей и Fintech, документооборот, «Большие данные» для тотального контроля и манипулирования сознанием и т. д. Это их право двигать свои страны к киберрабству. А у нас право — использовать наши знания, чтобы выйти из поглощающей весь мир пропасти в направлении движения в сторону роста уровня благосостояния граждан.

Поэтому важно записать в заключение нашего заседания, что мы готовы создать Рабочую группу, включающую ученых и ведущих специалистов разных отраслей для разработки системы мер, обеспечивающей выход России на траекторию роста общественного блага. Так же в свое время в критических ситуациях для своих стран поступали Ленин, Сталин и Рузвельт, организовавшие специальные группы, разработавшие системы мер для выхода из кризиса. Без этого у России и у других стран не будет будущего.

Камо грядеши, Россия?