logo
  1. Экономическая война
  2. Война за космос
ИА Красная Весна /
Банкротство OneWeb — лишь одно из последствий крушения империи Масаеси Сона. Как такой человек, как Адам Нойман оказался во главе ключевого проекта Сона — остается загадкой.

Игра вокруг OneWeb. Большие деньги и большая политика

Последние годы идет напряженная гонка по развертыванию систем широкополосного спутникового интернета. Лидерами гонки на протяжении ряда лет оставались Грег Уайлер, создавший компанию OneWeb, и Илон Маск со своей компанией SpaceX, реализующей проект Starlink.

Проекты этих компаний предполагают создание спутниковых группировок из сотен (в некоторых случаях — тысяч) аппаратов, движущихся по низким или средним околоземным орбитам. Каждый из аппаратов имеет оборудование, позволяющее отправлять на Землю сигналы и принимать ответы, а также пересылать данные от спутника к спутнику. В бизнес-планах компаний указано, что стоимость оборудования для подключения пользователей к космическому интернету будет составлять порядка $100 — $300.

Упаковка первых спутников OneWeb
Упаковка первых спутников OneWeb
airbus.com

Развертывание подобных систем способно изменить глобальный расклад сил. Главный аналитик некоммерческого партнерства «ГЛОНАСС», член-корреспондент Российской Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Андрей Геннадьевич Ионин отмечает, что после развертывания общедоступных систем спутникового интернета владельцы спутников предоставят возможность крупным онлайн-компаниям, таким как Facebook, Amazon, Google или Аlibaba, предоставлять свои услуги населению стран, не способных сбивать спутники, без контроля национальных правительств. Действуя вне закона, без налогов, лицензий и отчетов, эти компании демпингом уничтожат всех конкурентов на территории. Например — «наземные» банки.

Год назад OneWeb лидировало в гонке по развертыванию системы спутникового интернета; всего было выведено на орбиту 74 спутника. Но в марте 2020 компания неожиданно объявила о банкротстве. Падение OneWeb произошло шокирующие быстро, за считанные дни, и настолько же неожиданно. Даже сотрудники компании не подозревали о надвигающейся катастрофе.

Компания Softbank с самого начала была ключевым инвестором в OneWeb. Масаеси Сон, основатель и генеральный директор компании, установил прочные рабочие отношения с Грегом Уайлером, основателем OneWeb.

12 марта Softbank сообщил OneWeb, что фонд не будет продолжать раунд финансирования в размере $2 млрд. Команда OneWeb считала, что это тактическое решение, вызванное пандемией, и верила, что успешный запуск новых спутников группировки, назначенный на 21 марта, изменит решение инвестора. Однако за час до старта Softbank уведомил OneWeb о том, что принято окончательное решение отказать в финансировании. Звонок с этим сообщением представители компании в интервью журналу Via Satellite назвали «ударом под дых».

Решение Softbank оставило OneWeb считанные дни для того, чтобы переломить ситуацию. Сделать этого не удалось.

Представители OneWeb при общении со СМИ рассказали, что если бы Softbank сообщил о своем решении в декабре 2019 года, OneWeb удержался бы на плаву.

Почему Softbank обанкротил OneWeb?

23 марта Softbank объявил, что планирует продать активы на сумму до $41 млрд для покупки собственных акций, которые падали из-за последствий пандемии. Комментируя Via Satellite это сообщение, представители OneWeb заявили, что не держат зла на Softbank за полученный «удар под дых», т. к. «он, Softbank, делал все, что мог, и более того — даже делал все, что было в его силах. У Softbank сейчас много утюгов в огне».

Газета The New York Times сообщила, что ситуация, вынудившая Softbank в том числе банкротить OneWeb, была навязана компании. И что давление, заставившее принять это решение, осуществил хедж-фонд Elliot Management, имеющий многомиллиардную долю в Softbank. Elliot Management потребовал, чтобы SoftBank провел выкуп акций, изменил принципы управления компанией и повысил прозрачность управления своим $100-миллиардным фондом Vision.

Softbank — японская холдинговая компания. Ее основатель Масаеси Сон в юности в 1970-х, плохо зная английский язык, уехал учиться в Калифорнию. Там же заработал первый миллион долларов на импорте японских видеоигр. В 1996 Сон предложил своему другу Джерри Янгу, директору стартапа Yahoo!, инвестиции в размере $100 млн. К 2000 году Yahoo! стала лидером рынка. А в 2000 году Сон уговорил Джека Ма принять первую крупную инвестицию в компанию Alibaba в размере $20 млн.

В 2017 году Масаеси Сон создал фонд Vision объемом $100 млрд. Softbank вложил в него $28 млрд. Основным инвестором фонда стала Саудовская Аравия, которая вложила около $45 млрд. Решение об инвестировании этих денег принимал лично наследный принц королевства Мухаммед бен Салман. Соглашение с саудитами, запустившее работу фонда, подписали в Эр-Рияде в мае 2017 года. Дату и место выбрали специально — в этот момент новый президент США Дональд Трамп совершал свой первый официальный зарубежный президентский визит — в Саудовскую Аравию.

За четыре месяца до этого Сон заявил, что планирует инвестировать в технологические стартапы в США около $50 млрд, что создаст 50 тысяч рабочих мест. Сон подчеркнул, что не сделал бы этого, если бы Трамп не победил на выборах. Тогда же Сон назвал Россию своим вторым, после США, интересом для инвестиций.

Какие цели преследовал Масаеси Сон, создавая фонд Vision? В 2016 году он объявил, что считает создание «интернета вещей» открытием новой эпохи, аналогичной кембрийскому взрыву (который также называют «эволюционным большим взрывом» или «большим взрывом жизни»). «Интернет вещей» (Internet of Things) — концепция, согласно которой различные устройства, связанные между собой через интернет, станут автономными от человека участниками деятельности в сферах бизнеса, производственных, социальных и информационных процессов.

Фонд Vision создан для того, чтобы оседлать этот «большой взрыв». Стратегия оседлывания — создание «скопления лидеров» — группы компаний — лидеров своих рынков под руководством Softbank.

Фонд искал перспективные компании и предоставлял им щедрые инвестиции для того, чтобы они гарантированно стали лидерами своего рынка. Нижняя планка инвестиций фонда составляет $100 млн. Большая часть инвестиций находится в диапазоне от полумиллиарда долларов до нескольких миллиардов — так что фонду принадлежит от 20% до 40% компаний. Softbank инвестировал в производителя процессоров ARM Holdings, Boston Dynamics, Nvidia, Slack, Uber и многие другие компании. Доходы фонда составляли десятки процентов годовых. А сам Softbank стал руководителем высокотехнологичной производственной империи.

В июле 2019 года Softbank сообщил, что открывает новый фонд Vision Fund 2 на $108 млрд. Сам Softbank вложил в него $38 млрд. Ключевой ставкой фонда стала компания — сеть коворкингов WeWork.

Но осенью 2019 года компания WeWork потерпела крах — в пике падения ее стоимость упала в 20 раз. Это создало крупные финансовые проблемы для Softbank и подорвало доверие к Масаеси Сону.

В этот момент на сцену вышел хедж-фонд Elliot Management, возглавляемый Полом Сингером, вложивший значимые средства в Vision Fund 2.

Кадр из сериала
Кадр из сериала "Миллиарды": «Когда я отказываюсь от сделки, я за собой оставляю Нагасаки».

Сингер создал Elliot в 1977 году. Фонд имеет репутацию «стервятника», умеющего эффективно потрошить свою добычу. Жертвами Сингера становились не только отдельные компании, но и целые страны. Наибольший общественный резонанс получили финансовые операции фонда в Перу, Аргентине и Конго. Всемирно известной стала история о том, как Сингер арестовал самолет президента Перу Альберто Фухимори, пытавшегося сбежать из страны, и потребовал выплатить долг Elliot из казны в обмен на возможность побега. Президент согласился.

Сингер называет свою деятельность «борьбой с шарлатанами, которые отказываются играть по правилам рынка». А его сторонник Брайс Макоссо заявил, что без Сингера граждане «не знали бы никаких фактов о том, как отнимается богатство стран». Но наиболее ценной для нас является оценка Сингера как сторожевого пса, который «помогает держать под контролем правительства», данная ему на страницах газеты The Wall Street Journal.

Масаеси Сон, ставший целью атаки Elliot Management, неоднократно рассказывал о своей особой связи с президентом Трампом. Связи с Трампом есть и у Сингера.

Сингер является спонсором и доверенным лицом личного адвоката Трампа Руди Джулиани. В частности, Сингер был ключевым сборщиком средств во время президентской кампании Джулиани в 2007 году.

Разумной представляется гипотеза о том, что Масаеси Сон не справился со взятыми на себя обязательствами. И Сингеру поручили взять под контроль ситуацию. Здесь появляется ряд вопросов.

Во-первых, в чем игра Сингера? Он пытается сохранить Softbank или же выпотрошить? Вспомним заявления Сингера от 2014 года о том, что не за горами глубокий финансовый кризис, который случится, если инвесторы потеряют уверенность в эффективности монетарного стимулирования. «Мы верим, что мировая экономика и финансовая система находятся в некоем искусственном ступоре, в котором никто, включая нас, не имеет четкого представления о том, как будет выглядеть следующая среда», — заявлял тогда он.

Вера в монетарное стимулирование, в частности в эффективность снижения учетной ставки процента, сейчас стремительно угасает. Поэтому можно предположить, что Сингер участвует в подготовке к оформлению новой среды, и для этого оформления не лишними будут ресурсы, полученные из Softbank.

Второй вопрос — крах WeWork, нанесший критический удар по Softbank — это ошибка заигравшегося Масаеси Сона или результат чьих-то целенаправленных усилий?

Журналист Эми Чозик в своей статье в газете The New York Times подчеркивает, что «взрыв WeWork — не похож ни на один другой в истории стартапов». WeWork подала заявку на первичное публичное размещение акций (IPO) с проспектом, который был быстро высмеян за его непоследовательность. За несколько дней до IPO генеральный директор WeWork Адам Нойманн провел «бурную неделю, когда его эксцентричное поведение и употребление наркотиков стали известны». Одновременно с этим, Нойман вывел из WeWork $700 млн. 24 сентября 2019 года он подал в отставку. А в октябре стало известно, что Нойман получит от Softbank около $1,7 млрд за выход из состава правления WeWork и разрыв связей с компанией.

В результате этих событий IPO был отозван, а стоимость WeWork упала с $47 млрд до $7 млрд — и то только потому, что Softbank успел осуществить финансовые вливания. При этом в общей сложности к апрелю 2020 года SoftBank инвестировал в WeWork более $13,5 млрд; кроме того, фонд получил судебных претензий миноритарных акционеров WeWork на сумму более $3 млрд.

Джованни Доменико Тьеполо. Ввоз Троянского коня в Трою. 1760
Джованни Доменико Тьеполо. Ввоз Троянского коня в Трою. 1760

Кто такой этот Адам Нойман, чьи действия в сентябре 2019 года запустили цепь событий, одним из которых стало банкротство OneWeb?

Адам родился в Израиле в 1979 году. Родители развелись, когда ему было 7 лет. Адам и его младшая сестра Ади переехали в США вместе с матерью. В 1990 году они вернулись в Израиль и поселились в кибуце Нир-Ам. Нойман окончил израильскую военно-морскую академию и впоследствии служил офицером в израильском военно-морском флоте в течение пяти лет и был уволен в звании капитана. Ади Нойман — известная израильская модель, обладательница титула мисс Teen Israel. Жена Адама Ревекка — двоюродная сестра Гвинет Пэлтроу, известной американской актрисы, певицы и бизнес-леди, получившей множество наград, в том числе премии «Оскар» и «Золотой глобус».

Поведение Ноймана весьма противоречиво. The Washington Post сообщает, что Адам может практически сразу после публичной лекции о необходимости соблюдения Шаббата и о роли иудаизма в его личном и профессиональном росте начать употреблять наркотики. Нойман собран из противоречий. Чего стоит только одновременное поддержание связей с консервативно настроенными деловыми партнерами и «прогрессивными» друзьями из Голливуда.

Свой главный проект — WeWork — Нойман осуществлял с помощью инвестиций Масаеси Сона, неоднократно заявлявшего о своих про-Трамповских политических позициях. Другой важный деловой партнер Ноймана — экс-премьер министр Израиля Эхуд Барак, находящийся в радикальной политической оппозиции и Трампу, и его ближайшему политическому союзнику — действующему премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху. Нойман инвестировал в медицинскую компанию Барака InterCure по производству каннабиса в 2018 году. 26 июня 2019 года Эхуд Барак создал «Демократическую партию Израиля», выступающую за права национальных и сексуальных меньшинств. А в сентябре 2019, в то самое время, когда Нойман разрушал WeWork, Эхуд Барак участвовал в парламентских выборах в Израиле, находясь в радикальной оппозиции к Нетаньяху. На выборах 17 сентября демократическая партия получила одно место в парламенте.

Независимо от того, кто и по каким причинам организовал крушение WeWork, вызванные этим события привели к кризису Softbank. В разрешении этого кризиса приняли участие близкие соратники Трампа. Все это происходит в преддверии президентских выборов в США.

Так была разрушена империя Масаеси Сона, одним из элементов которой была компания OneWeb. Как такой человек, как Адам Нойман оказался во главе ключевого проекта Сона — остается загадкой.

О том, какая игра развернулась за наследство OneWeb — читайте в следующей статье.