5
окт
2021
  1. Мироустроительная война
  2. Экология как оружие
Максим Мулин / ИА Красная Весна /
Политические решения, принятые правительствами Европы, США и других частей света,  нарушили законы физики, спроса и предложения

В преддверии зимы Forbes прорвал молчание вокруг зеленой энергетики

Арт ван дер Нер. Пейзаж с мельницей. 1646
Арт ван дер Нер. Пейзаж с мельницей. 1646
Арт ван дер Нер. Пейзаж с мельницей. 1646

Ситуация с продвижением зеленой энергетики, маркированная майским саммитом G7 2021 года, похоже, перерастает рамки глобальной конкурентной борьбы и потому рвется завеса молчания и начинают звучать голоса, резко критикующие не просто частные решения, действия или бездействие тех или иных политических деятелей, но глобальные экотренды. Появляются голоса, позволяющие себе сбор данных, обобщения и анализ сводных данных. Так, 3 октября Forbes позволил себе опубликовать материал «Приближается зима: можно ли предотвратить энергетическую катастрофу?».

Автор материала, независимый энергетический аналитик-консультант из Мэнсфилда, штат Техас Дэвид Блэкмон (David Blackmon), редактор журнала Shale и соведущий радио Oil Patch, пишет: «В конце концов, несмотря на все распространенные рассуждения, энергетическое будущее мира будет определяться, как и всегда: законами физики, спроса и предложения. Прямо сейчас становится пугающе очевидным, что политические решения, принятые правительствами Европы, США и других частей света в течение последнего десятилетия, нарушили все три этих непреложных закона». Он напоминает, что зима на носу и заявляет, что вместе с нею приближается потенциальная энергетическая катастрофа.

Свой тезис Блэкмон иллюстрирует несколькими примерами, самым ярким из которых является история веерного отключения электроснабжения в Техасе во время шторма Uri в феврале этого года.

Сложившиеся погодные условия, в том числе, резкое и существенное похолодание, привели к росту энергопотребления в Техасе в течении предшествующей отключениям недели. Ситуация сопровождалась обильными снегопадами и снижением ветров.

Согласно отчету Федеральной комиссии по регулированию энергетики (FERC), вследствие неблагоприятных погодных условий гелиоэлектростанции штата снизили выработку электроэнергии на 80%, ветровые — на 55%. Для компенсации выросшего в связи с похолоданием энергопотребления тепловые электростанции штата были вынуждены увеличить выработку энергии.

Угольные ТЭЦ увеличили генерацию на 25%, а станции, использующие в качестве топлива газ, подняли выработку на 400%. В момент отключения на долю солнечных электростанций пришлось 1%, на долю ветровых — 22%, на долю угольных — 18%, на долю газовых — 55% производимой энергии.

Изображение: Павел Редин (C) ИА Красная Весна
Дымящие трубы ТЭЦ
Дымящие трубы ТЭЦ
ТЭЦтрубыДымящие

Результатом произошедшего отключения стала гибель более чем двухсот человек, многомиллиардный ущерб. В штате перемерзли и оказались разрушенными значительное число водоводов, систем канализации и некоторых других коммуникаций. Сложился дефицит питьевой воды, обострилась эпидемиологическая обстановка. В связи со снежными заносами было существенно затруднено транспортное сообщение.

Массовых пожаров, эпидемий, голода и мародерства избежать удалось, однако ответ на вопрос о том, какую роль в этом сыграла отступившая стихия, а какую — действия людей и властей, — остался не раскрытым.

Блэкмон отмечает, что изначально верная реакция губернатора штата Грега Эббота не привела к результатам: по состоянию на конец сентября в штате не проведены и даже не начаты работы по утеплению инженерных сетей населенных пунктов, по модернизации существующих и вводу новых генерирующих мощностей и элементов сетевой энергетической инфраструктуры. Общественности и специалистам ничего не известно о создании запасов топлива.

Он указывает на характер отчета FERC. Утверждение, согласно которому солнечная энергетика «работала, как и ожидалось, во время отключения электроэнергии в Техасе в феврале 2021 года» и является «предсказуемым, надежным и доступным источником чистой энергии», он называет абсурдным и опасным. Блэкмон считает, что проблему решить невозможно в случае, когда государственные чиновники не дают себе труда даже должным образом определить, сформулировать ее. Подобное упорство он называет разрушительным как для общественного дискурса, так и энергетической безопасности.

Эксперт обращает внимание читателя на проблемы Европы и отмечает несколько характерных моментов. Он предлагает читателю вычленить злободневные, кратко- и среднесрочные факторы ситуации, упоминает факторы долгосрочного плана, обстоятельства глобального и фундаментального характера. При этом он воздерживается от постановки вопроса о характере и потенциальных целях необычайно настойчиво реализуемого курса на зеленую энергетику, его глобальном характере. Тем более, не затрагивается вопрос о субъектах, прокладывающих столь издержечный и рискованный курс.

Итак, к ситуационным моментам эксперт относит вывод из эксплуатации европейских генерирующих мощностей, использующих высокопотенциальные источники ископаемого (и ядерного) топлива. Туда же он причисляет и отсутствие достаточных запасов топлива как в газохранилищах, так и на других площадках.

В качестве краткосрочного он видит то обстоятельство, что ни Россия, ни даже группа стран не сможет в приемлемые сроки поставить энергоресурсы, острая потребность в которых может возникнуть приближающейся зимой. К этой же группе обстоятельств он относит ситуацию с ценами на рынке топлива: нефть уже торгуется в районе $80 за баррель, газ подорожал с $500 до $1200 за тысячу кубометров, подобным образом выглядит и ситуация с углем.

Автор Forbes отмечает также недоинвестированность в производство и распределение электроэнергии, а также некоторую изношенность технических объектов.

Он указывает на то, что принятые политиками практически всех стран решения направлены на обременение, на удорожание энергии, производимой традиционным путем. Причем отмечается, что обременения распространяются на все этапы. От разведки полезных ископаемых, их добычи, выработки электроэнергии и до формирования конечной продукции, такой как дома, автомобили, одежда и даже продовольствие.

Важным обстоятельством фундаментального характера автору видится нестабильность источников низкопотенциальной энергии (ветер, как и солнце, работает не всегда) и отсутствие решений, способных обеспечить накопление количества энергии, достаточного для сохранения энергопотребления в периоды, когда генерации недостаточно. В самом деле, трудно вообразить себе аккумуляторы, способные сравниться по объему хранимой энергии с угольным отвалом или нефтехранилищем.

О всевластии штормовой стихии писали Даниэль Дефо и Джонатан Свифт. Но уже тогда, 400 лет назад, территория неподвластного человеку была ограниченной и на нее вступали не все. Эта территория была уделом людей решительных, мечтателей и исследователей. Времена, когда человек был бессилен перед стужей тотально и массово, ушли в незапамятные, доисторические времена: умение разжечь костер и напялить для обогрева шкуру мамонта или волка, выстроить укрытие, во все вообразимые времена были связаны с проворством, усердием, мужеством, волей человека, а вовсе не с милостью матушки-природы, даровавшей теплую зиму.

Совокупность приведенных данных неуклонно демонстрирует, что человечество в глобальном масштабе оставляет территорию, на которой человек, пусть и с издержками, властвует над природной стихией хотя бы в виде зимы, морозов и снегопадов и стремительно выходит в зону, в которой рассчитывать он сможет лишь на ее милость и собственную звериную шкуру. А это — качественно иное состояние.

К сожалению, автор Forbes, по крайней мере в статье, не задается вопросом, кто и зачем ведет человечество в столь абсурдную ситуацию.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER