14
ноя
2020
  1. Мироустроительная война
От редакции / Газета «Суть времени» №403 /
Выступление С. Е. Кургиняна на передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1» 10 ноября 2020 года

Абсолютный предатель: Пашинян был поставлен для того, чтобы сдать Карабах

Гюстав Доре. Иллюстрация к песне XXXIV «Ада» Данте Алигьери. Сатана, наполовину вмерзший в лед, в центре девятого круга (круг предателей). 1861–1868 гг.
Гюстав Доре. Иллюстрация к песне XXXIV «Ада» Данте Алигьери. Сатана, наполовину вмерзший в лед, в центре девятого круга (круг предателей). 1861–1868 гг.
Гюстав Доре. Иллюстрация к песне XXXIV «Ада» Данте Алигьери. Сатана, наполовину вмерзший в лед, в центре девятого круга (круг предателей). 1861–1868 гг.

Я понимаю задачу Владимира Владимировича Путина, который должен выступать как посредник и является главой государства. А я вот являюсь никем, совершенно безответственным человеком. Поэтому я позволю себе сказать, что человек, которого сейчас показали, — абсолютный предатель. И это показала ситуация.

Я могу сказать, как аналитик, и готов предоставить сто процентов реальных доказательств, что этот человек под именем Пашинян был поставлен на данную должность только для того, чтобы сдать Карабах. У него не было никаких других задач. Это агент, выполнявший определенную задачу. Он сумел выполнить ее хорошо. Там — и Америка, и Сорос, и Британия. Британия очень хорошо работала. Нужно отдать должное Муру и другим, они свою задачу выполнили.

Пашинян сумел преступно расставить свои кадры всюду, включая руководство Карабаха. Там шла выборная кампания, на которой народ Карабаха поддался определенным соблазнам. Не буду сейчас лить воду на чью-то мельницу, сыпать соль на раны — не надо. Но это всё произошло, и в этот момент началось системное предательство.

Могу сказать абсолютно твердо, что Шуша сдана не была. В Шуше был короткий период, когда они [азербайджанские войска] зашли, и их отсюда выбили. И мои товарищи, героически сражавшиеся там, взяли город назад, приготовились к вводу танков, и в этот момент последовал приказ уйти. Это был приказ — уйти. Шушу нельзя сдать, ее можно только предать, что и было сделано. Каждый, кто там был, понимает мои слова.

Значит, в целом это акт колоссального предательства стопроцентной агентурой. И я говорил у вас на прошлой передаче, когда еще ничего этого не было: вот они — «три пальчика»! Эрдоган бегает по указке этого Мура. Вот бегает Алиев, это совершенно ясно, по этой же указке — у Британии колоссальное влияние на Азербайджан. А вот вам Пашинян. Вот эти «три пальца», которые будут играть вместе. А когда есть такая игра, то героичность народа и все прочее…

Пашинян говорит что-то о погибших людях? Армянская армия сражалась выше всяких похвал. Арцах — тем более, но и армяне, молодежь, которые туда шли. Погибло очень много людей, но они превратили блицкриг в затяжную войну. Они готовы были ее выиграть. Их предали на сто процентов.

Но я здесь перехожу к главному. Тут — мое послание частного лица армянскому народу, к которому я имею какое-то отношение.

Политическое самоубийство Армении началось выборами Пашиняна. А кто его выбрал, это ничтожество, которое теперь скулит по поводу своего парфюма? Как произошло такое помрачение сознания армянского народа, который в этот момент стал на путь национального суицида? Было непонятно, кто это? Не знали, что Левон Тер-Петросян — предыдущий предатель? Тогда того остановили каким-то способом люди из карабахской группы — Роберт Кочарян и другие. А здесь-то что произошло? Это второй Левон, усиленный, который просто имел одну задачу — сдать [Карабах].
Что, это люди не понимали? Что, они не понимали, кого они ставят на политическое руководство в Карабахе? Не понимали, что эта банда Пашиняна расставит своих людей везде, включая силовые структуры?

И теперь этот мерзавец все сдал. И кто-то пытается говорить о том, что тут кто-то еще виноват, кроме него. Это, знаете, как у Достоевского: «Вы и убили-с». Это банда предателей, которую армянский народ посадил себе на шею.

Первый вопрос заключается в том, что совершено это предательство.

Второй вопрос в том, что армянская армия и армянский народ показали себя героически сверх всяких ожиданий. При пятикратном, семикратном превышении сил противника, при очевидном участии Турции, которая начала перебрасывать крупные оперативные части, а уже не только спецназ — при всех этих условиях армянский народ и прежде всего народ Арцаха продемонстрировал себя героически. Честь им и хвала!

А теперь я говорю, ребята, а как так вас сдали? Как вы могли так это все прозяпать? ну не нам ли говорить? 1993 год, референдум в поддержку Ельцина… Мы не хотим сыпать соль на эти раны нации, но мы обращаемся к нации с одним вопросом. Наступил трагический момент в армянской жизни, проиграно почти все. Образумится ли нация? Как она поведет себя на следующем витке? Сейчас вопрос только в этом и в политике.

Так вот, армянский народ продемонстрировал себя прекрасно, армия продемонстрировала себя прекрасно, Пашинян — предатель. Там целая банда таких предателей, и за ними сидит этот совокупный «соросятник».

Значит, если все это в ближайшие недели не зачистить, то это кончится не сдачей позиций в Карабахе, это закончится полной ликвидацией армянского государства. Дальнейшее продолжение этого межеумочного курса, дальнейшее непонимание, кто союзник, а кто враг, означает только одно — конец армянского государства. Сначала Зангезура, а потом всего оставшегося.

Не будет Армении вообще! Если армянский народ не возьмет сейчас голову [в руки] и с полным хладнокровием, с полной политической ответственностью за свою судьбу не решит этот вопрос.

И тут теоретическая-то проблема везде одна — у нас везде есть национально ориентированные граждане и есть эти глобально ориентированные ларечники. Это два слоя в обществе, и мы везде видим, как это глобальное государство использует один из этих слоев. Мы видим это в Сербии, мы видим это по всему миру. Вон в Америке сейчас видим, что происходит. Одно и то же! И для нас стоит вопрос: национально ориентированные граждане Армении — найдут ли силы для соединения и отпора? И что будет с этой базой национальной измены?

Дадиванк, Арцах (Нагорный Карабах), армянский монастырь IX—XIII вв.
Дадиванк, Арцах (Нагорный Карабах), армянский монастырь IX–XIII вв.
IX–XIII вв.монастырьармянскийКарабах),(НагорныйАрцахДадиванк,

Теперь вопрос в следующем. Турция ликует. Азербайджан ликует. Ликуют по результатам этого политического предательства. Потому что заявленное взятие Шуши не состоялось. Войска пошли назад. Армянские танки уже входили в Шушу. Всё кончалось уже, вся эта система. Тогда завыли все предатели, которым вот так, по щелчку, приказали это всё сдать. Наступил критический момент. И этот нож был… Этот удар в спину существовал. Но он же существовал потому, что избрали Пашиняна, потому что выбрали этот курс и так далее. Значит, сейчас на это надо дать какой-то ответ.

Теперь Россия.

Россия — в этой отвратительной игре, в которой у нее фактически не было карт. Были, были горячие головы, которые, когда пришел Пашинян, говорили: «Надо войска вводить». Это было полное безумие.

Смысл заключался в том, что это был бы окончательный разрыв всякого диалога с армянским народом. Россия, когда увидела, что тут торчит этот Пашинян, что идет эта связка Эрдогана и Алиева и все прочее, и что у нее вообще нет карт на Кавказе, — каким-то чудом сумела достать из кармана маленькую карточку. Хоть что-то получить.

Не надо говорить, что это сумасшедшая победа. Не надо говорить, что это бог знает что. Но это какой-то выигрыш на фоне, когда Россия должна была проиграть всё, вчистую. И у нее не было хода в игре. Потому что если бы нашими руками или чем-нибудь еще была добыта победа Пашиняну, то в следующий момент Армения стала бы входить в НАТО. Мы не могли поддерживать эту банду преступников. Мы должны были показать армянскому народу, кто они такие есть. Мы не воевали против нее. Мы просто ждем, когда армянский народ образумится до конца.

Мы получали как бы ликвидированный конфликт, пронатовский и протурецкий Азербайджан, пронатовскую Армению Пашиняна и пронатовскую Грузию. Мы получали полный мат в Закавказье и следующий этап — наступление на Северный Кавказ и на все остальное.

Мы в этом смысле выхватили себе малюсенькую карту, малюсенькую. Что будет дальше — я не знаю. Я не знаю, как дальше поведет себя Армения, потому что если умоется армянское гражданское общество, значит, его просто нет. И тогда я спрашиваю: а ради чего были принесены все жертвы, ради чего у меня в памяти звучит «Арцах, миацум, аджатум, забастовка»? 1988 год! Ради того, чтобы сдать всё и самих себя? Этот вопрос встает у нации?

Я жду, что католикос что-нибудь скажет, кроме призыва к миру. Потому что было время, когда архиепископ Макариос возглавил государство.

И я совершенно не убежден, что сейчас и в этих условиях армянская церковь не должна повести себя принципиально по-новому. Потому что всякие призывы к военным, извините меня, означают, что это военные Пашиняна, расставленные по местам им же. А уйти должна вся банда: из парламента, из истеблишмента, и сами эти подонки, которые сейчас бегают и прячутся от армянского народа. Это условие — минимум, с которого надо начинать.

Где и на кого может опереться здравое армянское гражданское общество? Как оно найдет в себе силы, чтобы сейчас консолидироваться и прекратить дешевые погромные истерики, превратив их в национальный суд над предателями?

Эти люди не должны быть избиты взбешенной толпой, они должны быть приговорены соответствующим судом военного трибунала за военную измену своему народу. Такие задачи сейчас стоят на повестке дня.

Русские сумели что-то вырвать в Закавказье, где у них уже не было ничего. Это вырванное — очень маленькое. Оно рискованное, оно опасное, но оно кое-что. Какие будут следующие шаги — неизвестно. Но мы должны понять, что та же самая проблема конфликта ответственных граждан и этого глобалистического быдла стоит у нас, что у наших ворот стоит Эрдоган, понимаете? Ганнибал у ворот!

И что в этих условиях рассуждать по-прежнему, что российская политика может быть той же, которой была, — невозможно.

Нам нужно удесятерить черноморский флот в ближайшее пятилетие. Нам нужно поставить армию совершенно иначе. Нам нужно — не побоюсь этих слов — к тому, что называется «рейхсвер» (это все было, между прочим, задолго до Гитлера), еще и «ландвер» — это совершенно другая милитаризированная часть общества, которая будет самообеспечена.

Если Россия не понимает, перед каким вызовом она сейчас встала, и что маячит на горизонте, то с нею будет то же самое. Там так же расковыряют эту банку. Вы что будете делать, если в один день на улицах Москвы окажется миллион радикального ислама? Вы видели когда-нибудь реальный миллион? Я видел в Баку, что это такое. Что будет происходить, если эрдогановское влияние перекинется на Поволжье, на Татарию и Башкирию? Что будет происходить, если возникнет эта армия Турана?

Какое дальнейшее благолепие полулиберальной России возможно? Русские хотят жить? Если они хотят жить, то вопрос их жизни — это вопрос их национальной судьбы и их готовности переходить на новые рельсы.

Мы не можем длить эту межеумочную позицию. Мы должны понять, какая опасность встала у наших ворот. Вот в чем, с моей точки зрения, ситуация, как я ее вижу сугубо скромно и лично.

***

Каждый тут в чем-то прав, а в чем-то неправ — все мы не без греха и не без какой-то усеченной позиции. Возможно, что из чего-то тут сложится какая-то истина — так всегда должно быть. Так, например, я полностью поддерживаю призыв Карена Георгиевича [Шахназарова] в том, что надо быть спокойными. Давайте спокойно сейчас посмотрим на одну вещь. Моими глазами. Я же пытался смотреть глазами каждого из выступавших.

Если Америка и Британия полностью ведут Эрдогана — а они его ведут, как вели всех этих террористов ИГИЛовских (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Бен Ладена. Если они ведут — мы не можем в этом факторе разорвать связь, мы не можем разорвать связь господина Мура из MI-6 с Эрдоганом, у нас нет на это сил.

Если — а я считаю твердо — British Petroleum и многие другие полностью ведут азербайджанскую элиту, включая действующего президента. И мы не разорвем эту связь. У нас остается третье: если мы еще вдобавок в Армении оставляем человека, который так же связан с Муром, как Эрдоган, — этот человек разрушит всё, чего мы там достигли.

Мы — я считаю, мое мнение — выхватили маленькие успехи из безнадежной ситуации. Я на этом настаиваю. Если там остается человек, который так же связан с Муром и со всеми прочими, как Эрдоган и Алиев, — этот успех будет превращен в ноль и в отрицательную величину. Значит, первая задача — разорвать эту связь. Что значит разорвать эту связь? Его не перевербуешь, он уже там давно. Это значит — он должен уйти. Его надо убрать — это первое.

Второе. Мы же все-таки говорим еще об армянском национальном духе. Если Армения после этого позора — а для нее это позор и все остальное — не может ничего сделать, она окажется сломленной. Нам это не нужно. А если это будет национальный дух, то этот национальный дух уберет этого Пашиняна.

Дальше, третье, мне говорят: придут националисты и будет русским плохо. Русским там никогда плохо не будет, кроме как от Пашиняна. Не будет там плохо, какие бы там армяне ни стояли. Забудьте об этом! Там всегда будет хорошо.

Поэтому, как говорилось, «Карфаген должен быть разрушен» — Пашинян должен быть убран. А Эрдоган вкусил этой крови. Так же, как все остальные. Мы должны знать, что это значит. Это значит, что он стоит у наших ворот. И нам надо к этому относиться стратегически, очень по-крупному, меняя слишком много параметров нашей жизни.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER