Повторяющиеся волны COVID-19 будут захлестывать бедные страны, превращая их в резервуар заразы, опасный для цивилизованного мира.

Перезагрузка мира. США запустят «медицинский план Маршалла» — Джозеф Най

Мы можем скептически относиться к заявлениям о том, что пандемия поменяет расстановку сил в мире. Китай не выиграет, а Соединенные Штаты не проиграют, пишет бывший руководитель Национального совета по разведке США, один из самых влиятельных американских мыслителей в области геополитики и международных отношений, Джозеф Най. Его статья с названием «Нет, коронавирус не изменит Мировой порядок» (No, the Coronavirus Will Not Change the Global Order) вышла 16 апреля в авторитетном издании Foreign Policy.

В начале своей статьи он долго и небесспорно перечисляет потенциалы США и Китая, как обсуждают параметры чемпиона в тяжелом весе и не менее заслуженного претендента, идущего на бой за чемпионский пояс. А перечислив их, он по-военному кратко излагает главную идею — в чем смысл коронавирусной эпидемии для сохранения господства США.

По части «мягкой силы» Китай проигрывает Америке и нет причин, почему коронавирус это изменит, учитывая, что глобальные опросы общественного мнения и рейтинги, такие как Soft Power 30, оценивают позиции Китая как очень слабые, пишет Най.

То же, по его мнению, касается и классической военной силы: Пекин вкладывает большие средства в военную мощь, но остается далеко позади Соединенных Штатов и даже может замедлить свои военные инвестиции в неблагоприятном бюджетном климате — этот тезис уже вызывает вопрос. Если Китай с его профицитным бюджетом может замедлить военные инвестиции, то не могут ли их замедлить и США?.. В конце статьи становится ясно, что именно США могут, и откуда возьмутся деньги.

Далее Най пишет о том, что Соединенные Штаты имеют геополитические преимущества перед Китаем, которые сохранятся, несмотря на пандемию. Первое — это географическое положение: США граничат с океанами и дружественными соседями, в то время как у Китая есть территориальные споры с Брунеем, Индией, Индонезией, Японией, Малайзией, Филиппинами, Тайванем и Вьетнамом.

Второе преимущество находится в области энергетической независимости. Сланцевая революция превратила Соединенные Штаты из импортера энергии в нетто-экспортера. Китай же сильно зависит от импорта энергоносителей, проходящего через Персидский залив и Индийский океан, где Соединенные Штаты имеют военно-морское превосходство, особо подчеркивает Най. Видимо, значимость собственной нефтедобывающей отрасли сильно повысится в случае нового индустриального бума или же в случае серьезных потрясений основных нефтеносных регионов мира, но прямо об этом Най не пишет.

Зато, по его мнению, у Соединенных Штатов есть демографические преимущества: в течение следующих полутора десятилетий, согласно исследованию Адель Хаютин из Стэнфордского университета, численность рабочей силы в США, вероятно, вырастет на 5 процентов, а в Китае — на 9 процентов, главным образом в результате его прежней демографической политики ограничения рождаемости. Не совсем понятно, в чем здесь заключаются демографические преимущества США, если не строить самостоятельных построений о том, что большое население может стать и большим обременением для государства в уловиях затянувшихся многолетних эпидемий.

«И едва ли нужно повторять, — пишет Най, — что мощь США также обусловлена тем, что Америка занимает передовые позиции в развитии ключевых технологий, включая биотехнологии, нанотехнологии и информационные технологии. США и другие западные исследовательские университеты доминируют в высшем образовании», — напоминает нам Най.

Нечто особенное этим утверждениям придает триумфальное шествие по миру якобы китайского коронавируса, разработанного, по словам американского президента, в китайской биолаборатории. На этом фоне даже как-то теряется успех китайской Huawei в разворачивании ключевой технологии 5G, против которой просвещенные западные граждане сражаются, поджигая вышки сотовой связи за то, что они «через 5G распространяют коронавирус».

Описав, казалось бы, полное фиаско Китая во всех дисциплинах «многоборья супердержав», Най переходит к главному и говорит о том, как все-таки США могут воспользоваться эпидемией для того, чтобы оставить за собой место первой супердержавы.

«Соединенные Штаты могут запустить масштабную программу помощи другим странам в восстановлении от последствий эпидемии COVID-19 — медицинскую версию плана Маршалла», — пишет Най.

Далее он приводит недавно сказанные слова Генри Киссинджера о том, что лидеры должны выбрать путь сотрудничества, который приведет к международной устойчивости. Сказав про возможность вернуться к миру, построенному на принципах устойчивости, Най продолжает:

«Богатые страны должны понимать, что повторяющиеся волны COVID-19 будут захлестывать бедные страны, менее способные справиться с этим, и что такой резервуар заразы в развивающихся странах нанесет вред всем, когда она полезет обратно на север в результате сезонного всплеска», — в таком описании будто бы даже теряются перспективы хоть когда-нибудь вылечить несчастные бедные страны от бесконечных эпидемий, которые Джозеф Най предвидит с проницательностью руководителя аналитической спецслужбы самой развитой в области биотехнологий державы.

Таким образом, эпидемия нового коронавируса, по словам Джозефа Ная, дает возможность США остановить восхождение Китая, а заодно и поставить другие страны, разваленные последствиями эпидемии, в позицию послевоенной Германии, принявшей от США «медицинский план Маршалла».

Очень похоже, что речь идет об отчуждении у некоторых пораженных вирусом стран их политического, военного и финансового суверенитета в обмен на возможность реинвестировать под присмотром США их же собственные деньги в свою разрушенную экономику.

Пьер-Нарсис Герен. Смерть Приама. 1817
Пьер-Нарсис Герен. Смерть Приама. 1817
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER