1. Война идей
  2. «Украинство»
Коммуна «Суть времени» / ИА Красная Весна /
Украину не впервые рассматривают как буфер, а также как возможный плацдарм для наступления на Россию. Причем в последнее столетие наибольшую активность в этом вопросе проявляла именно Германия

Украина в мироустроительных планах Германии — «Украинство…» Глава I

Европа в 1915 году. Карикатурная карта времен Первой мировой войны. 1915
Европа в 1915 году. Карикатурная карта времен Первой мировой войны. 1915
Европа в 1915 году. Карикатурная карта времен Первой мировой войны. 1915

21 ноября 2013 года в Киеве начались массовые протесты, поводом для которых послужило решение правительства Януковича приостановить подписание Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС.

Протесты быстро переросли в многомесячную акцию, с подачи местных и иностранных СМИ получившую название «Евромайдан». Евромайдан же, как мы знаем, в свою очередь, перерос в антиконституционный мятеж, отпадение от Украины Крыма, гражданскую войну на юго-востоке страны.

Нас в данном случае интересует участие во всем этом одного из главных европейских опекунов Украины — Германии.

Уже в начале декабря 2013 года Евромайдан посетил министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. После этого визита на сайте МИДа Германии появилось его заявление: «Нам не безразлична судьба Украины… Эти уличные демонстрации показывают, что сердце народа Украины бьется для Европейского Союза».

Кроме политической поддержки, Германия пообещала предоставить Киеву финансовую помощь. 17 февраля 2014 года в Берлине состоялась встреча лидеров переворота, Арсения Яценюка и Виталия Кличко, с канцлером Германии Ангелой Меркель. Сразу после этой встречи Яценюк сообщил журналистам, что на Украине будет формироваться новое правительство, которое «получит помощь от наших западных партнеров для того, чтобы стабилизировать финансовую ситуацию в стране». Кроме Германии, политическую и финансовую помощь Киеву оказали и другие страны Запада, а США готовы были оказать даже военно-техническую поддержку.

Почему Запад настойчиво стремится помочь Украине? Одна из главных причин заключается в том, что Украина рассматривается западными политиками и стратегами как буфер между Россией и Европой. Как страна, способная стать частью «санитарной зоны». Джордж Фридман, глава частного американского разведывательно-аналитического агентства Stratfor, в интервью газете «Коммерсант» от 19 декабря 2014 года заявил:

«США нужно будет принять стратегическое решение, не сейчас, но в будущем: либо более активно вмешаться в события на Украине, что чревато сложностями, либо выстроить новый альянс — внутри НАТО или вне НАТО — с участием Польши, Румынии, стран Балтии и, например, Турции. Это уже происходит, медленно, но происходит. И это будет то, чего Россия не приемлет: „санитарный кордон“. США не то чтобы нужно самим контролировать Украину, им важно, чтобы ее не контролировала Россия».

Украину не впервые рассматривают как буфер, а также как возможный плацдарм для наступления на Россию. Причем в последнее столетие наибольшую активность в этом вопросе проявляла именно Германия.

Достаточно вспомнить положение, сложившееся к концу XIX века. В то время в немецком обществе сформировались две ведущие политические группы.

Представители первой группы стремились продолжить политику Бисмарка и рассматривали Россию как равноправного партнера.

Представители второй группы рассматривали Россию как противника и были едины во мнении, что Германия должна расширять свою территорию за счет присоединения русских земель. При этом расхождения внутри антироссийской группы касались лишь того, какие именно территории России надо присоединить и как должно быть организовано их политическое управление.

Ядро наиболее агрессивно настроенной части антироссийской группы сформировали представители Пангерманского союза — движения, созданного в 1891 году с целью защиты немецких колониальных интересов. Непосредственным поводом к основанию движения стало заключение годом ранее англо-германского договора о разграничении сфер влияния в Восточной и Юго-Западной Африке. Представители Пангерманского союза критиковали правительство Бисмарка за недопустимые, по их мнению, уступки Англии при разделе сфер влияния в Африке, выступали за мировое господство Германии, а также вынашивали планы разгрома России и завоевания русских земель вплоть до Урала. Украина виделась им как плацдарм для броска на Восток, а националистические украинские движения — как инструмент дестабилизации России. В тот период ни о каком независимом, даже марионеточном, правительстве Украины речи не шло. Речь шла о прямой оккупации территории Украины. Позже многие члены союза связали свою политическую судьбу с фашистским движением.

Ядро менее агрессивно настроенной части антироссийской группы состояло, прежде всего, из представителей немецкого МИДа и фигур из окружения кайзера. Эта группа продвигала идеи расчленения России путем создания на ее территории независимых государств. Украина рассматривалась членами этой группы как санитарный кордон, призванный противостоять экспансии России на Запад. Популяризаторами этих идей были публицисты Пауль Рорбах, а также его друг и коллега Аксель Шмидт. Этим фигурам стоит уделить внимание.

Пауль Рорбах
Пауль Рорбах
РорбахПауль

Пауль Рорбах — известный немецкий публицист первой трети XX века. Он автор более 2500 публикаций, посвященных в основном вопросам развития Германии. В своих публикациях Рорбах развивал мысль о превосходстве германской культуры над остальными культурами и ее важной роли в особом предназначении Германии. Именно Рорбах сформулировал идею создания на западных территориях России государств, независимых де-юре и полностью подконтрольных Берлину.

Поражение России в Русско-японской войне 1904–1905 годов Рорбах считал доказательством слабости России. Накануне Первой мировой войны он являлся одним из ведущих экспертов по «русскому вопросу» и в этом качестве консультировал армию и МИД Германии. Начиная с 1918 года, Рорбах активно занимался темой независимости Украины. В частности, он настаивал на том, что вопрос о положении украинского народа не может быть предметом внутренней политики России, а является международным вопросом.

Аксель Шмидт — близкий друг и соратник Рорбаха — в разные годы был редактором журналов «Германская политика», «Украина», «Германская мысль». Совместно с Рорбахом он создал в 1918 году в Берлине «Германо-украинское общество». Был одним из экспертов по национальным вопросам в России и консультировал германское правительство в период антирусской пропагандистской кампании. Являлся ярым сторонником германского имперского экспансионизма.

Почти через месяц после начала Первой мировой войны рейхсканцлер Теобальд фон Бетман-Гольвег заявил, что «основной целью войны» является «обеспечение безопасности Германской империи на Западе и Востоке на все времена». В своей программе он указал, что надо «по возможности оттеснить Россию от германской границы и подорвать ее господство над нерусскими вассальными народами».

9 сентября 1914 года Теобальд фон Бетман-Гольвег написал записку статс-секретарю имперского ведомства внутренних дел Клеменсу фон Дельброку «О направляющих линиях политики при заключении мира», в которой изложил идеи, рожденные в среде немецких промышленников и финансистов. В частности, фон Бетман-Гольвег задекларировал тезисы построения Центральной Европы (Mitteleuropa), в которой Германия добьется доминирования над Францией, Бельгией, Голландией, Австро-Венгрией, Польшей и по возможности другими странами. А также создаст вокруг и за счет России пояс «буферных государств».

Теобальд фон Бетман-Гольвег. 1915
Теобальд фон Бетман-Гольвег. 1915
1915Бетман-Гольвег.фонТеобальд

Реализация «основной цели» по «обеспечению безопасности Германской империи на Востоке», заявленной рейхсканцлером, началась задолго до начала войны.

Польская газета Słowo в 1912 году сообщала о финансировании германским посольством в Вене журнала Ukrainische Rundschau, ведущего активную антирусскую пропаганду: «Газете известно, что между германским посольством в Вене и украинской агентурой… существует связь не только духовная, но и материальная, иными словами, финансовая; посредствующим звеном служит не сам посол, а советник посольства Дитрих фон Бетман-Гольвег, двоюродный брат канцлера».

О германском консульстве во Львове Słowo писало, что оно «занимается преимущественно украинскими делами в России. На украинские дела в Австрии Берлин, помимо непосредственных сношений со своими украинскими клевретами, влияет путем дипломатического давления на австрийское правительство».

Кроме этого, Германия уделяла внимание взращиваемому Австро-Венгрией националистическому движению в Галиции и на Буковине. Политика Габсбургов там вполне отвечала интересам Германии. Австрийцы закрывали русские училища и пансионы, православные храмы и часовни, запрещали православные богослужения. А украинские националистические движения и организации получали политическую и финансовую поддержку. В ответ на такую политику лидеры украинских националистов всячески подчеркивали лояльность австрийскому и немецкому правительствам. При том, что такая лояльность сразу же ставила под вопрос все их восклицания о самостийности Украины.

Один из этих украинских националистов, Дмитрий Донцов, в 1913 году на прошедшем во Львове II украинском студенческом съезде заявил, что в будущей войне с Россией те, кто не встанет на сторону Австрии и Германии, будут считаться для своей нации преступниками. Донцов рассуждал о том, что лозунг самостийности более не является актуальным. Более актуальным, реальным, конкретным и достижимым он называл лозунг отрыва от России, обрыва всякого соединения с ней. Донцов откровенно призывал к политическому сепаратизму. В силу объективного хода вещей любое поражение России, утверждал он, любой отрыв хоть куска украинской территории в пользу Австрии приведет к консолидации, к укреплению украинского элемента в Австрии, а значит, и в России, и приблизит время окончательного освобождения Украины.

В конце июля 1914 года в Вене состоялось секретное совещание высших должностных лиц. Участники совещания обратилась с просьбой к митрополиту Украинской грекокатолической церкви Андрею Шептицкому, одному из ее участников: «Подготовить указания Австрийскому и Германскому Правительству для их будущей политики в Украине в случае распада России».

Аналогия с современной ситуацией очевидна. Лидеры «Евромайдана» не скрывают, что их идеологические корни восходят именно к Донцову и Шептицкому. Арсений Яценюк (который с 2014 до 2016 года находился на посту премьер-министра Украины) еще в 2010 году в своей статье восхвалял труды Шептицкого и говорил о государственном строительстве по его лекалам: «Не случайно Митрополит выбирает моделью государства Хату, — написал Яценюк о книге Шептицого «Как строить родную хату», — которую можно строить только по предварительно хорошо продуманному проекту и «вооруженным достаточными знаниями».

Началу беспорядков в Киеве в ноябре 2013 года предшествовала длительная подготовка по заранее подготовленному плану. Джордж Фридман признался в июне 2014 года: «Для них (для Москвы — Р. В.) западные заявления о народном восстании на Украине опровергаются финансируемыми Западом неправительственными организациями, которые были важны для поддержки движения, чтобы свергнуть правительство».

Возвращаясь к событиям начала ХХ века, подчеркнем, что украинские националисты открыто приветствовали развязывание Первой мировой войны, надеясь на то, что в этой войне победят Германия и Австро-Венгрия. Во Львове представители Национал-Демократической, Радикальной и Социал-Демократической партий сформировали Головную Украинскую Раду (ГУР) во главе с видным деятелем прогерманского Союза Освобождения Украины Костем Левицким. После того, как в России в результате Февральской революции была свергнута монархия, политические партии и общественные движения Украины решили взять власть в свои руки и создали в Киеве Центральную Раду.

После Великой Октябрьской социалистической революции Центральная Рада объявила о создании Украинской Народной Республики (УНР) — федеративного образования в составе России. 22 января 1918 года Рада объявила УНР независимым государством. 9 февраля 1918 года в Брест-Литовске делегация Центральной Рады подписала сепаратный мирный договор с представителями Центральных держав (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией).

Центральные державы признали суверенитет УНР и взяли на себя обязательство поддерживать ее военной силой. В обмен на это новое украинское правительство обязалось поставлять им продовольствие и сырье. Уже в марте 1918 года в Киев, по просьбе представителей УНР, вступают немецкие войска.

Сейчас, спустя почти сто лет, сложилась похожая ситуация. Украина подписала Соглашение об ассоциированном членстве в ЕС, которое, по мнению специалистов, позволяет «западным партнерам» просто грабить украинскую экономику. На Украине находятся иностранные военные инструкторы, а реформы проводят иностранные чиновники, принявшие украинское гражданство специально для того, чтобы работать в украинском правительстве. Пока отсутствует только прямая военная оккупация страны.

К чему привела описанная политика в начале XX века?

Переписка послов и военных представителей Германии и Австро-Венгрии на Украине позволяет составить полное представление о динамике событий. Эта переписка была опубликована в 1936 году государственным издательством.

Барон фон Мумм, немецкий посол в Киеве. 1918
Барон фон Мумм, немецкий посол в Киеве. 1918
1918Киеве.впосолнемецкийМумм,фонБарон

Из содержащихся в этой переписке документов сразу же видно, что независимость Украины была чисто номинальной. «Главная цель нашей оккупации, — инструктировал германский МИД 26 марта 1918 года своего посла в Киеве, — это обеспечение хлебного экспорта из Украины в страны Центральной Европы… Необходимо постоянно указывать правительству Рады, что мы выполнили ее просьбу об укреплении ее положения, но, с другой стороны, мы вынуждены требовать, чтобы были приняты все меры к обеспечению вывоза хлеба».

Сегодня самым востребованным Германией товаром является не хлеб, а нефть и газ. Но ее подход к обеспечению своих потребностей тот же, что и сто лет назад. И это заметно даже при поверхностном сравнении.

8 сентября 2014 года Порошенко реформировал систему управления газотранспортной отраслью Украины. К управлению газотранспортной сетью допущены юридические лица, которые «принадлежат и контролируются резидентами стран Европейского союза, США или Европейского энергетического сообщества».

В начале XX века новая власть на Украине не смогла своими силами обеспечить необходимый объем экспорта зерна в Европу. МИД Германии наставлял своего посла в Киеве 26 марта 1918 года: «Мы далеки от мысли о вмешательстве во внутренние дела Украины, однако вынуждены следить за тем, чтобы обработка полей производилась в полном объеме, даже если для этого и придется жертвовать теми или иными принципами».

Вскоре ситуация усугубилась настолько, что немецкие военные предлагали взять ее под свой непосредственный контроль. Начальник штаба группы армий «Киев» генерал Вильгельм Гренер в своем письме от 31 марта 1918 года к немецкому послу в Киеве, Филиппу Альфонсу Мумму фон Шварценштейну, замечает: «Судя по впечатлениям, которые создались у наших командиров <…> Несмотря на то, что правительство и проводит желательные нам мероприятия, на селе никто не думает о выполнении его распоряжений». И предлагает: «В районах, где имеется достаточное количество наших оккупационных войск, попытаться в ближайшее время связать наших комиссионеров с производителями через местных торговцев».

Сходные предложения 3 апреля 1918 года получил в шифрованной телеграмме посол Австро-Венгрии в Киеве граф Иоганн Форгач: «Фельдмаршал-лейтенант Лангер сообщает, что он твердо уверен в возможности получения из Украины значительного количества продуктов питания при условии: 1) если бы украинское правительство было заменено другим, которое не оказывало бы пассивного сопротивления, 2) достаточное количество войск прибыло бы в страну, 3) была бы проявлена достаточная энергия и беспощадность при добывании продуктов». Там же МИД обещает, что «от четырех до пяти дивизий должно прибыть на Украину», так как «Австрия не в состоянии продержаться до нового урожая; если до нового урожая не прибудут по меньшей мере пятьдесят тысяч вагонов, которые, по словам фельдмаршал-лейтенанта Лангера, можно заполучить, то катастрофа окажется неизбежной».

5 апреля МИД Германии пересылает Мумму отчет немецкого военно-уполномоченного в Киеве, в котором говорится:

«Украинское правительство в свое время было подходящим инструментом для заключения мира, но в настоящий момент его власть не простирается дальше власти наших штыков. Правительство боится вообще вывозить хлеб из страны, не говоря уже о количестве, обусловленном мирным договором… с этим правительством можно будет работать только в том случае, если заставить его действовать и организовывать так, как мы прикажем».

К этому моменту положение Германии в войне уже становилось очень тяжелым. Широкомасштабное весеннее наступление на западном фронте требовало огромных ресурсов и не позволяло использовать военную силу для постоянного контроля над Украиной. 5 апреля Мумм просит МИД Германии командировать в Киев Пауля Рорбаха, чтобы применить иные методы: «Мне представляется, что косвенное влияние известного друга украинской идеи Рорбаха было бы более полезным, чем прямое воздействие через посольство или военных, которое будет воспринято как насилие».

Между тем применения военной силы начали требовать уже сами крупные украинские помещики. Крестьяне, получившие от Центральной Рады УНР в свое распоряжение землю, не хотели отдавать ее прежним хозяевам. Помещики убеждали немецкое и австро-венгерское правительства, что крестьяне, захватив помещичьи земли, не смогут их обработать, что урожай пропадет, и что это повлечет за собой голод и беспорядки. Представитель делегации польских землевладельцев в Варшаве граф Грохольский, обращаясь в конце апреля 1918 года к австро-венгерскому дипломату Габору Угрону с просьбой о срочной помощи, предлагал свои расчеты, согласно которым «порядок мог бы легко быть восстановлен, если бы в каждом уезде действовало примерно 1000 солдат сомкнутыми колоннами (с пулеметами). Так как на правобережье Днепра 36 уездов, то для этого достаточно было бы 36 тысяч человек».

Мягкие меры и призыв на помощь Пауля Рорбаха не привели к ожидаемому результату. 18 апреля 1918 года Мумм согласовывает со своим начальством планы смены украинского правительства: «Поводом для смены правительства может пока послужить намеченная на 15 апреля старого стиля крестьянская демонстрация против аграрной политики правительства». Перед сменой правительства Центральной Рады немцы решили возложить на него ответственность за подписание нового, еще более грабительского для Украины, договора о поставке в Германию хлеба и продуктов. Договор был подписан 23 апреля 1918 года.

Немецкие офицеры позируют с женщинами и ребенком на сортировочной станции Киева. 1918
Немецкие офицеры позируют с женщинами и ребенком на сортировочной станции Киева. 1918
1918Киева.станциисортировочнойнаребенкомиженщинамиспозируютофицерыНемецкие

В ночь с 24 на 25 апреля в Киеве был похищен банкир Абрам Добрый, через банк которого проходили финансовые операции оккупационных войск с Рейхсбанком. Это событие произвело эффект спускового крючка.

25 апреля 1918 года командующий немецкими войсками на Украине фельдмаршал Эйхгорн издает приказ о военно-полевых судах. Согласно приказу, на территории Украины проступки против общественного порядка, уголовные преступления и преступления против германских и союзных войск «подлежат исключительному особому германскому полевому суду».

Заказчиками похищения банкира германское командование объявило министра внутренних дел Михаила Ткаченко, военного министра Александра Жуковского и премьер-министра Всеволода Голубовича. 28 апреля германские войска разгоняют Центральную Раду и публикуют приказ о создании военно-полевых судов. 29 апреля в Киеве на первом же заседании Всеукраинского съезда хлеборобов гетманом Украины провозглашается Павел Скоропадский.

2 мая Мумм пишет, что «за спиной нового правительства стоит … единственная авторитетная в настоящее время в стране власть — германское верховное командование». О похищении банкира Мумм пишет, что «непосредственный повод этих событий был довольно незначительный».

В штабе Эйхгорна личность гетмана Скоропадского оценивалась положительно. Как отмечалось, гетман «ясно отдает себе отчет, что восстановить нормальный уровень экономики страны можно только при условии полной ориентации на Германию». О власти же на местах говорится, что

«германским войскам будет нетрудно поддерживать порядок и спокойствие, если мы, наконец, откажемся от фикции дружественной страны… в которой мы должны просить разрешения на свои действия у бестолковых или неопрятных украинских комиссаров и комендантов… форсировать хлебные поставки можно будет только путем устранения беспокойных элементов в деревне».

Император Германской Империи Вильгельм II (слева) и Гетман Скоропадский на встрече в ставке в Ставке Верховного командования в Спа в августе 1918 года
Император Германской Империи Вильгельм II (слева) и Гетман Скоропадский на встрече в ставке в Ставке Верховного командования в Спа в августе 1918 года
года1918августевСпавкомандованияВерховногоСтавкевставкеввстреченаСкоропадскийГетмани(слева)IIВильгельмИмперииГерманскойИмператор

Заместитель главы МИДа, барон фон Буше, просит у Мумма более точного разъяснения смысла фразы: «Необходимо отказаться от политики, которая сводится лишь к фикции дружественной страны». «Значит ли это, — интересуется барон, — что мы должны относиться к Украине не как к государству, находящемуся с нами в мирных отношениях, а только как к оккупированной области?»

Мумм в ответ разъясняет, что в отношениях Германии и Украины надо поддерживать «фикцию самостоятельного дружественного нам государства». И добавляет, что это нужно, чтобы избежать критики со стороны международного общественного мнения и негативной реакции со стороны населения Украины.

22 мая 1918 года Эйхгорн издает приказ по Восточной армии, в котором перечисляет принятые гетманом Скоропадским условия, необходимые для поддержки Германией его правительства. Среди них обязательство выполнять брестские договоренности и обязательство ввести на территории Украины судопроизводство силами военно-полевых судов Германии. В тех случаях, когда происходящее не регулируется украинскими законами, решающую роль должны играть законы немецкие.

Правительство Скоропадского восстановило в правах крупных землевладельцев. Мелкое и безземельное крестьянство, уже успевшее получить землю, начало сопротивляться отъему земли в пользу помещиков. Власти жестко подавляли вспыхивающие бунты, но украинских войск для этого уже не хватало. В июне 1918 года правительство Скоропадского запрашивает иностранную поддержку. 21 июня министр иностранных дел Дорошенко в письме немецкому послу в Киеве пишет, что «германские войска представлены только в отдельных районах», и просит, чтобы они «были распределены по всем округам для помощи украинским учреждениям».

Тем временем на фронтах Первой мировой войны всё шло к поражению Германии. Военная помощь украинским властям со стороны немецкого командования была уже невозможна.

Немецкие офицеры позируют с женщинами и ребенком на сортировочной станции Киева. 1918
Немецкие офицеры позируют с женщинами и ребенком на сортировочной станции Киева. 1918
1918Киева.станциисортировочнойнаребенкомиженщинамиспозируютофицерыНемецкие

11 ноября немецкая делегация во главе с генерал-майором Детлофом фон Винтерфельдом в железнодорожном вагоне французского маршала Фердинанда Фоша подписала Компьенский договор о капитуляции, признав свое поражение в Первой мировой войне.

Гетман Скоропадский 14 декабря 1918 года подписал отречение и бежал в Германию, где в дальнейшем вел антисоветскую деятельность. 16 апреля 1945 года он был тяжело ранен во время бомбардировки авиацией союзников вокзала города Платтлинг близ Мюнхена и скончался спустя 10 дней в больнице баварского города Меттен.

Версальский договор 1919 года поставил Германию в тяжелейшее положение. По договору, Германия фактически оставалась без современной промышленности. Ей было запрещено иметь большую армию (не более 100 тысяч человек, в том числе не более 4 тысяч офицеров), генеральный штаб и подводный флот. Кроме того, она лишалась колоний, а также должна была выплачивать победителям огромные репарации.

В таких условиях наиболее подходящим торговым партнером для Германии была Советская Россия, которая в этот момент находилась в политической и экономической изоляции. Страна взяла курс на форсированную индустриализацию, имела запасы сырья, полезных ископаемых, возможность экспортировать продовольствие.

В то же время Советы испытывали острый дефицит в новых технологиях, станках и высококвалифицированных кадрах — чем, в свою очередь, обладала Германия.

Немецкие войска в оккупированном Минске. Генерал-фельдмаршал фон Эйхгран (слева) и генерал фон Брейдов (справа) с офицерами штаба осматривают город. 1918
Немецкие войска в оккупированном Минске. Генерал-фельдмаршал фон Эйхгран (слева) и генерал фон Брейдов (справа) с офицерами штаба осматривают город. 1918
1918город.осматриваютштабаофицерамис(справа)Брейдовфонгенерали(слева)ЭйхгранфонГенерал-фельдмаршалМинске.оккупированномввойскаНемецкие

Несмотря на очевидные преимущества для обеих сторон, немецкая элита не имела единой твердой позиции по вопросу сотрудничества с молодым советским государством. Еще до подписания Версальского мирного договора референт по восточным вопросам немецкого МИДа Рудольф Надольный в таком ключе сформулировал дилемму, определяющую дальнейший путь Германии:

или «объединиться с Антантой для совместного выступления против большевизма»,

или «договориться с большевиками и таким способом оказать давление на Антанту для достижения дешевого мира».

Часть военной элиты и крупных капиталистов-промышленников, чьи интересы были сильно ущемлены условиями Версальского договора, выступила за сотрудничество с советским государством.

Советский Союз, договорившись с Германией о модернизации некоторых советских оборонных предприятий, получил возможность создавать и испытывать новейшие разработки, обучать военных и гражданских специалистов, работать с произведенными по немецким технологиям новейшими образцами техники. Взамен Германия получала доступ к необходимому ей сырью, возможность размещать в СССР оборонные заказы и совершенствовать свои технологии.

Однако часть немецкой элиты по-прежнему занимала воинственно-антисоветскую позицию. В эту группу входили представители военной элиты: Эрих Людендорф и Макс Хоффман, промышленники Фриц Тиссен, Альберт Феглер, Карл Дуйсберг и Арнольд Рехберг, банкир Ялмар Шахт, медиамагнат Альфред Гугенберг и публицист Пауль Рорбах. Всё более мощным центром кристаллизации этой группы становилась Национал-социалистическая Немецкая Рабочая Партия (НСДАП). Созданная в 1919 году как Немецкая рабочая партия представителями Пангерманского союза и переименованная в НСДАП в 1920 году, она вобрала в себя наиболее радикально настроенных общественных деятелей. Имперская риторика и стремление к пересмотру условий Версальского договора делали эту партию привлекательной как для грезивших об империи идеологов, так и для промышленников и военных.

1 сентября 1939 года Германия начала Вторую мировую войну с разгрома Польши и оккупации ее территории. К 1941 году Германия, разгромив Францию, подчинила себе практически всю Европу и была готова к походу на восток.

2 апреля 1941 года Альфред Розенберг, глава внешнеполитического управления НСДАП и руководитель бюро по проблемам восточных территорий, представил Адольфу Гитлеру, фюреру Германии, Докладную записку № 1. В этом документе Розенберг предложил разделить территорию Советского Союза на 7 регионов. Россия, в его концепции, представлялась в виде исторического русского центра (Московии) и присоединенных ею в течение столетий отдельных регионов, на которых проживало население, отличное от русского в культурном и религиозном отношениях.

Об Украине в этой записке Розенберг пишет следующее:

«Политической задачей на этой территории может стать содействие росту национальной самобытности, возможно, вплоть до создания суверенного государства, которое могло бы либо самостоятельно, либо во взаимодействии с Доном и Кавказом в форме Черноморского союза осуществлять постоянное сдерживание Москвы и гарантировать безопасность с востока для большого немецкого жизненного пространства».

Однако Гитлер посоветовал Розенбергу не увлекаться игрой в политику. Фюрер был против сохранения Украины в качестве самостоятельного государства. Через пять дней, в Докладной записке № 2, Розенберг использовал более обтекаемую формулировку: независимое украинское государство, «которое будет находиться в тесном, неразрывном союзе с Германским рейхом».

Там же он писал: «После краха 1918 года украинское руководство сделало Верховному командованию вермахта предложение не возвращать войска домой, а принять украинское гражданство и задействовать немецких солдат на Украине против Москвы и большевизма. Для столь масштабных планов на тот момент не хватило политической решимости». Спустя почти двадцать лет Германия обладала уже достаточной «политической решимостью» для возобновления похода на Восток.

Более жесткий вариант освоения Украины — в рамках плана «Ост» — разработал по поручению рейхсфюрера Генриха Гиммлера Конрад Мейер-Хетлинг, руководитель планового отдела «Главного штабного управления СС имперского комиссара по вопросам консолидации германского народа». В версии Мейера речь идет о создании немецких поселенческих марок на территории Таврии (с включением в нее Днепропетровской и Запорожской областей) и Крыма, а также об «онемечивании» оккупированных территорий, переселении коренных жителей в другие районы.

Немцы в Киеве. 1918
Немцы в Киеве. 1918
1918Киеве.вНемцы

Отметим, что сегодняшняя украинская власть действует на юго-востоке в духе нацистского «плана «Ост». Методом очищения территории от «ненужного» населения являются артобстрелы, применяемые и для убийства мирных жителей, и для так называемого «сгона с земель» (оставшиеся в живых, но напуганные артобстрелами граждане начинают уходить с территории своего проживания). Уже в начале так называемой «АТО», конкретно 14 июля 2014 года, руководитель Федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский заявил: «С начала конфликта на Украине около 130 тысяч украинских граждан обратились к российским властям с просьбой предоставить им возможность длительного пребывания в Российской Федерации».

Во время Второй мировой войны одной из главных задач рейха было заставить Украину поставлять в Германию продовольствие (как и во время Первой мировой войны). Альфред Розенберг заявлял 20 июня 1941 года:

«Обеспечение продовольствием германского народа в течение этих лет будет главнейшим германским требованием на Востоке, южные области и Северный Кавказ должны будут послужить компенсацией в деле обеспечения продовольствием германского народа. Мы отнюдь не признаем себя обязанными за счет этих плодородных районов кормить также и русский народ».

Такого же мнения придерживался и Эрих Кох, рейхскомиссар Украины. На совещании в Ровно, прошедшем с 26 по 28 августа 1942 года, он заявил:

«Свободной Украины нет. Цель нашей работы — заставить украинцев работать на Германию, а не осчастливить этот народ. Украина должна поставлять то, чего нет в Германии. Эту работу нужно проводить, не считаясь с потерями … Недостающее количество зерна должно быть восполнено за счет Украины … Фюрер потребовал от Украины 3 миллиона тонн зерна для рейха, и они должны быть поставлены. Жалобы на недостаток транспортных средств он не желает слушать».

Суть новой идеологии Германии очень ярко сформулировал рейхслейтер Мартин Борман 23-го июля 1942 года в своем письме Розенбергу:

«Мы должны принять необходимые меры против размножения ненемецкого населения … ни в коем случае не следует вводить немецкое [медицинское] обслуживание для местного населения оккупированных восточных областей. Например, ни при каких условиях не должны производиться прививки и другие оздоровительные мероприятия для ненемецкого населения… Ни в коем случае не следует давать местному населению более высокое образование. Если мы совершим эту оплошность, мы сами породим в будущем сопротивление против нас. Поэтому, по мнению фюрера, вполне достаточно обучать местное население, в том числе так называемых украинцев, только чтению и письму».

Чтобы обосновать исторические притязания Германии на Крым, была использована история древнекрымского княжества Феодоро. По историческим данным, княжество было заселено представителями древних германских племен — готами. В июле 1942 года была проведена специальная археологическая экспедиция в Крым. Ее организатором выступил генеральный комиссар Альфред Фрауэнфельд, непосредственным руководителем был назначен фюрер СС и полиции «Таврии» Людольф фон Альвенслебен, археологом — Вернер Баумельбург. В ходе экспедиции были обследованы руины крепости Мангуп — столицы княжества, уничтоженной войсками турецкого султана Мехмеда II в 1475 году. Результатом экспедиции стал вывод, что крепость Мангуп — это типичный пример фортификационного искусства готов.

Для заселения Крыма немецким населением Фрауэнфельд рекомендовал переселить туда немцев из Южного Тироля. По его мнению, это позволило бы разрешить старый итало-германский спор об этой территории. Генри Пикер, работавший много лет стенографистом Гитлера и издавший в 1951 году книгу с записями его разговоров, запрещенную на данный момент на территории России, пишет, что Гитлер по поводу этой идеи Фрауэнфельда отозвался положительно. По словам Пикера, Гитлер заявил, что это великолепная идея, что Крым и климатически, и географически подходит тирольцам, а по сравнению с их родиной он действительно земля, где текут реки с молоком и медом. И что их переселение в Крым не вызвало бы ни физических, ни психологических трудностей. Эти и другие подобные планы были сорваны разгромом Германии в войне Советским Союзом и ее последующим разделом на западную и восточную часть.

Произошедшее в 1990 году воссоединение Германии стало прологом к распаду СССР. Условия начавшейся вслед за этим новой, постсоветской, эпохи диктуют новые формы германской заинтересованности в судьбе Восточной Европы и постсоветского пространства.

В 1992 году Германия одной из первых открыла на Украине посольство. В 1994 году Украина заключила Соглашение о партнерстве и сотрудничестве со странами ЕС, среди которых ведущую роль занимает Германия.

Германия добилась включения в ЕС стран Восточной Европы, входивших когда-то в советскую зону влияния. Благодаря ее поддержке в 2004 году в ЕС вошли Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Эстония, Латвия, Литва. В 2009 году Украина стала частью международного проекта ЕС «Восточное партнерство».

Сегодня — после киевского майдана и одесской трагедии, на фоне бесконечной гражданской войны в Донбассе — уже не остается сомнений в том, в чём именно пробандеровский Киев видит содержание своего пресловутого еврокурса.

Очевидно, что последствия этого курса Украины — крайняя степень русофобии, противопоставление украинского языка русскому, разрыв исторических связей между русским и украинским народами, пестование особых форм украинского антирусского национализма, прикрытое риторикой заботы об украинской нации и защите Украины от России. Всё это осуществляется под эгидой Европы, в которой Германия очевидным образом играет особо важную роль. И, пользуясь этой ролью, продвигает свои интересы на Украине сегодня с той же настойчивостью, с какой продвигала их в начале XX века.

При этом положение на Украине ухудшается слишком быстро. Над страной нависает угроза экономического и политического коллапса. Этот коллапс, начавшись, неизбежно заденет интересы Евросоюза, на свою беду связавшегося с Украиной. Не попытается ли Евросоюз и, прежде всего, Германия ввести на Украине для предотвращения коллапса или минимизации его издержек формы внешнего управления, в чем-то сходные с теми, которые вводились Германией в начале ХХ века?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»