24
июл
2020
  1. Политическая война
Ольга Юшина / Газета «Суть времени» /
Утихнет ли текущее обострение окончательно или разгорится вновь — покажет время. Ясно одно: без разрешения карабахского вопроса ситуация по-прежнему будет оставаться взрывоопасной. Решение же его при нынешних политических константах — более чем проблематично

Армяно-азербайджанское обострение и роль России

Солдаты Азербайджана во время Карабахской войны. 1992–1993 гг. (Фото — Ильгар Джафаров)
Джафаров)Ильгар(Фото —1992–1993 гг.войны.КарабахскойвремявоАзербайджанаСолдаты
Солдаты Азербайджана во время Карабахской войны. 1992–1993 гг. (Фото — Ильгар Джафаров)

12 июля на границе Армении с Азербайджаном началось достаточно крупное вооруженное обострение. Называть его войной более чем преждевременно, но и рамки привычных для местных жителей и пограничников единичных перестрелок и мелких стычек оно явно переросло. Причем переросло не только по масштабу самих военных действий, численности жертв, продолжительности, но и по объему международной реакции на это событие.

Армяно-азербайджанский конфликт затяжной. Он берет свое начало еще в 1988 году (это если не углубляться в более давнюю историю). Спровоцированный силами, желавшими распада СССР, он в серьезной степени поспособствовал этому распаду.

Кровавые события тех лет не забылись, на них наложилась война в Карабахе — в начале 1990-х, в острой фазе, кровопролитная, в последующие годы — вялотекущая, но тоже уносящая порой жизни. И хотя Армения как государство в конфликте не участвовала, ветеранов Карабахской войны много не только в непризнанной республике, но и в самой Армении. Много участников этой войны и в Азербайджане, как много и семей погибших. И во всех трех государствах — в Армении, Азербайджане и в частично признанном Арцахе (Нагорном Карабахе) — немало желающих свести старые счеты.

То, что выход Армении и Азербайджана из СССР проходил на волне конфликта, имеет и еще одно последствие. До сих пор, по прошествии почти 30 лет, граница между Арменией и Азербайджаном не делимитирована. То есть, говоря простым языком, проведена примерно, «плюс-минус километр». Соответственно, порой то одна, то другая господствующая высота на стратегически важных участках порой переходит из рук в руки. И, как говорят местные жители, «постреливают» постоянно.

Именно на участке такой неделимитированной границы со сложным гористым рельефом и началось последнее столкновение.

Село Мовсес, близ которого начался инцидент, находится в Тавушской области Армении, в непосредственной близости от Товузского района Азербайджана и в 60 километрах на юго-восток от Грузии.

Участок этот непростой. Гористый рельеф с множеством господствующих высот делает эти высоты желанной добычей, ведь с размещенных там позиций можно контролировать пространство вокруг на десятки километров. В низинах же позиции устраивать практически бессмысленно — те же горы заслоняют окрестности практически от любых видов стрелкового оружия.

Около полудня 12 июля началось вооруженное столкновение. Обе стороны обвиняют в начале обострения друг друга. Но если Азербайджан просто говорит о немотивированно начатом армянскими военными артобстреле, то Армения приводит более подробный рассказ в обоснование своей версии.

Как сообщают представители минобороны Армении, около 12:30 азербайджанские военнослужащие предприняли попытку нарушения государственной границы Армении на автомобиле УАЗ. После предупреждения с армянской стороны они оставили автомобиль и вернулись на свои позиции пешком. Спустя чуть больше часа азербайджанские военные открыли артиллерийский огонь и попытались захватить армянский опорный пункт, но были отброшены. Конечно, вызывает некоторое удивление, почему, например, азербайджанцы не захотели вернуться, как приехали — на уазике, а предпочли бросить его. Однако намерения у них вряд ли были прогулочные, коль скоро минобороны Азербайджана не ухватилось за данную странность и не подняло шум, а посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль оглы еще нарастил странность, заявив, что «неважно, кто начал».

Так или иначе, первое столкновение произошло днем 12 июля, после чего в боевых действиях наступило затишье. И останься это столкновение единичным — оно стало бы почти рядовым событием, на которое принято реагировать достаточно умеренно. Однако азербайджанские чиновники не ограничились сообщением о событии и дежурными обвинениями в адрес противника.

Помощник президента Азербайджана, зав. отделом по вопросам внешней политики Администрации президента Хикмет Гаджиев обвинил Армению не только в развязывании конфликта, но и в стремлении вовлечь в армяно-азербайджанский конфликт военно-политические организации, членом которых та является.

Практически тут же выступил с заявлением азербайджанский МИД. В заявлении, помимо прочего, отмечалось, что «Армения пытается вовлечь третьи страны в армяно-азербайджанский конфликт».

И если под «третьими странами» явным образом имеется в виду Россия (ну не США же!), то по поводу «организаций» необходимо сказать несколько слов.

Армения состоит более чем в трех десятках различных международных организаций. Однако весьма сомнительно, что имелись в виду Международный валютный фонд или, например, Всемирная метеорологическая организация, которые ни военными, ни политическими не являются. Не может это быть и НАТО — Армения хоть и участвует в натовских учениях, членом этой организации не является.

В действительности речь могла идти — и шла — только об Организации договора по коллективной безопасности (ОДКБ).

ОДКБ — это один из тех несовершенных, небезусловных инструментов, при помощи которых постсоветские государства пытаются совместно решать общие проблемы. И если ЕАЭС — блок экономический, то ОДКБ — условно-военный.

Входят в организацию Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Цели блока — защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов. И хотя военная помощь государствам-членам теоретически предусмотрена, на практике ее ни разу никому не оказывали. Фактически ОДКБ действует преимущественно политическими методами, а также выполняет ряд других задач вроде борьбы с международной преступностью или ликвидации последствий стихийных бедствий.

Итак, уже с первых часов конфликта, когда было еще не вполне понятно, перерастет ли он в нечто большее, Азербайджан заговорил о втягивании в него России. При том что Армения ограничилась стандартным сообщением со стандартными обвинениями, а за границей реакции не было вовсе.

Ближе к ночи перестрелка возобновилась. Судя по сообщениям обеих сторон, в ней были задействованы минометы, гранатометы, танки и беспилотники.

В это время турецкий МИД выпустил первое заявление о безоговорочной поддержке Азербайджана. Армению обвинили в агрессии и выразили надежду, что ее осудит международное сообщество.

Ночью, вскоре после полуночи, МИД Армении отреагировал пока еще не на заявление Турции, а на факт возобновившегося обострения. В своем послании МИД возложил вину за эскалацию на Азербайджан и сообщило, что информировал о происходящем сопредседателей Минской группы ОБСЕ. О контакте с МГ ОБСЕ заявил и министр обороны Давид Тоноян.

МГ ОБСЕ — это еще одна важная для региона международная структура. Она была создана в 1992 году, в самый разгар войны в Карабахе. Первое достижение МГ ОБСЕ — подписанное между Арменией, Азербайджаном и Нагорно-Карабахской Республикой соглашение о прекращении огня, которое не привело к окончательному миру (да и не могло привести, так как для азербайджанской стороны потеря Карабаха — слишком большая травма), но все же сильно снизило накал и позволило жителям региона вернуться к более-менее нормальной жизни. Свою немалую роль МГ ОБСЕ сыграла в урегулировании обострения в Нагорном Карабахе в 2016 году.

Сопредседателями МГ ОБСЕ с 1997 года и по сей день являются Россия, США и Франция.

Кроме сопредседателей, играющих в группе главенствующую роль, в нее входят постоянные члены: Азербайджан и Армения как заинтересованные стороны, а также Белоруссия, Германия, Италия, Финляндия, Швеция и Турция как посредники. Причем Турция на протяжении всего конфликта достаточно явно поддерживает Азербайджан.

Россия даже после распада СССР обладает достаточно весомым влиянием в регионе, что легко объяснимо. И с Арменией, и с Азербайджаном у России есть связи — экономические и иные. Именно это позволяет осуществлять посредническую функцию в подобных конфликтах. Что всегда и происходило.

Безусловно, Кавказ, «отложившись» от единого пространства, остается зоной особого интереса России. То есть разруливание ситуаций для поддержания хотя бы статус-кво является для России важным.

Есть ли основания у Азербайджана предполагать, что Россия может встать в данном случае на сторону Армении? Некоторые основания к этому есть.

Армения — член ОДКБ, а Азербайджан — нет.

На территории Армении есть российская военная база, с которой армянская армия активно взаимодействует, а единственный военный объект РФ в Азербайджане прекратил функционирование в 2012 году.

Армения входит в ЕАЭС, а Азербайджан — нет.

В Армении находится Мецаморская АЭС, которую обслуживает Россия.

Наконец, в самой Армении Россию небезосновательно считают серьезным гарантом безопасности.

Достаточны ли эти основания для утверждений, что Россия сейчас, вопреки тому, что делалось годами, примет сторону Армении в конфликте?

Основания явным образом недостаточны, поскольку контраргументов никак не меньше.

Несмотря на неучастие Азербайджана в ЕАЭС, экономические связи с ним весьма прочны.

В отличие от Армении, у Азербайджана есть с Россией общая граница.

Оружие РФ продает обеим сторонам (что зеркально у обеих вызывает недовольство).

И, наконец, вся история отношений показывает, что именно несклонение России к той или иной стороне конфликта позволяет ей — проигрывающей, что греха таить, серьезную гибридную войну на бывших территориях Союза, — тем не менее ситуационно поддерживать хрупкий мир на Южном Кавказе.

Еще один аргумент — не слишком радужная история взаимоотношений нынешнего премьер-министра Армении с Москвой, испорченная как его прежними русофобскими высказываниями, так и не всегда дружественными действиями на экономическом и культурном поле — вряд ли стоит рассматривать всерьез. Хотя бы потому, что политика в кавказском регионе имеет для России слишком большое значение, чтобы ставить ее в зависимость от отношений с конкретными лицами, пришедшими к власти.

Сделав это отступление, вернемся к описанию событий. Два первых инцидента произошли днем 12 июля и ночью с 12-го на 13-е. Третья волна обострения, по сообщению минобороны Армении, началась к утру 13-го, позволяя говорить о том, что конфликт в один день не угас и приобретает затяжной характер.

После третьего всплеска глава МИД Армении Зограб Мнацаканян обратился в ОДКБ, подчеркнув в разговоре с генсеком организации Станиславом Засем «недопустимость подобных действий в отношении государства — члена ОДКБ». То есть по сути потребовал реакции организации на действия Азербайджана.

Спустя примерно час после этого разговора Зась объявляет о созыве экстренного совещания Постоянного совета ОДКБ.

Однако в Армении при этом никакой экстренностью пока не пахнет. В 11 часов премьер-министр Армении Никол Пашинян собирает внеочередное заседание правительства, но обсуждается на нем вопрос продления режима ЧП в связи с коронавирусом, а не действия в связи с обострением. Предпринимаются даже некоторые не вполне определенные попытки сгладить ситуацию. Так, министр обороны Армении Давид Тоноян высказал предположение, что пересекшие границу азербайджанские военные «возможно, заблудились или незнакомы с географией и оперативной ситуацией».

Тем не менее председатель парламента Армении Арарат Мирзоян направил председателям парламентов стран — членов ОДКБ письма с призывом осудить действия Азербайджана. Заявили о желательности реакции ОДКБ и отдельные депутаты от правящего блока «Мой шаг».

Руководство Азербайджана подошло к ситуации гораздо серьезнее. Уже в первой половине дня президент Азербайджана Ильхам Алиев созывает заседание Совбеза.

В начале заседания, которое прошло в закрытом режиме, Алиев выступил с публичной речью. В речи Алиева есть и обвинения в агрессии, адресованные армянской стороне, и заверения, что Азербайджан «не смирится с оккупацией» (то есть с существованием Нагорного Карабаха), и уверения, что общество Армении раздираемо противоречиями, а ее международное положение незавидно. Однако о «третьих странах» или «военно-политических организациях», вовлекаемых якобы в конфликт, Алиев не говорит ни слова.

В свою очередь, Пашинян, который не мог совсем проигнорировать происходящее, осудил агрессию Азербайджана и выразил озабоченность действиями Турции, «которые направлены на провокацию региональной нестабильности, лучшим примером чего является официальное заявление МИД Турции, где последняя выражает полную поддержку действиям Азербайджана в рамках очевидной и уже традиционной антиармянской логики».

Следующим в игру на информационном поле вступил посол Азербайджана в РФ Полад Бюльбюль оглы. В интервью радио «Говорит Москва» посол выступил, на первый взгляд, вполне в русле, заданном главой государства, — то есть в отчетливо антиармянской риторике. Однако это только на первый взгляд.

Если Алиев, который прежде (но, скажем справедливости ради, в более спокойной обстановке) не раз и не два говорил о возможности военного решения конфликта, сейчас всячески подчеркивал миролюбие Азербайджана и желание достигать своей цели политическими средствами, то посол заявил, что при зашедших в тупик переговорах военные конфликты неизбежны. Более того, на протяжении совсем короткого интервью дважды подчеркнул, что локальные конфликты в любой момент могут перерасти в большую войну.

Также он выразил чаяния неких военных кругов, которым не дает развернуться Алиев: «Сегодня азербайджанская армия способна выполнить задачи, поставленные верховным главнокомандующим. Верховный главнокомандующий не дает эту команду, потому что не хочет, чтобы текла кровь». Казалось бы, комплиментарное высказывание. Однако косвенно означающее, что некие «ястребы» внутри Азербайджана ждут не дождутся, когда же начнется эта самая большая война.

Высказал Бюльбюль оглы и недовольство тем, что «большие страны, наши соседи» (то есть Россия и, возможно, в меньшей степени — Иран) стараются заморозить конфликт, но что переговоры безрезультатны.

Советская звезда на здании в г. Шуша, Нагорный Карабах. 25 июня 2015 г. (Фото — Адам Джонс)
Джонс)Адам(Фото —2015 г.25 июняКарабах.Нагорныйв г. Шуша,зданииназвездаСоветская
Советская звезда на здании в г. Шуша, Нагорный Карабах. 25 июня 2015 г. (Фото — Адам Джонс)

МИД России отреагировал очень осторожно и нейтрально: заявил о недопустимости эскалации, призвал стороны к миру, не называя виновных, и пообещал оказывать содействие в стабилизации ситуации.

Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров созвонился с российским сопредседателем Минской группы ОБСЕ Игорем Поповым и личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспшиком. В этих разговорах вновь звучали тезисы о том, что Армения стремится вовлечь «третьи страны» в конфликт и «отвлечь армянское общество от внутренних проблем».

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, как и было обещано, начал работу над урегулированием и первым делом провел телефонные переговоры с главами МИД Азербайджана и Армении. Обращает на себя внимание разница в представлении итогов разговоров разными сторонами.

МИД России выпустил общий комментарий по обоим разговорам. В нем сообщается, что Лавров призвал стороны немедленно прекратить огонь, проявить сдержанность, напомнил о посреднической миссии сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Кроме того, он призвал всех членов Минской группы проявлять ответственный подход в оценках складывающейся ситуации и избегать заявлений и действий, которые могут спровоцировать дополнительный рост напряженности, что было однозначно воспринято, как «одергивание» Турции.

В комментарии МИД Азербайджана вновь звучит тезис о желании Армении обострить ситуацию и вовлечь в конфликт «третьи страны».

Комментарий МИД Армении, весьма сухой и формальный, кроме осуждения азербайджанской агрессии и нескольких дежурных фраз ничего в себе, по сути, не содержит.

Во второй половине дня армянский МИД выступил с осуждением Турции за безоговорочную поддержку, обещанную ею Азербайджану. Причем в заявлении МИД есть очень важный тезис о том, что Турция, оказывая такую поддержку, «действует не как член Минской группы ОБСЕ, а как сторона, вовлеченная в Нагорно-Карабахский конфликт». По утверждению внешнеполитического ведомства Армении, «данный факт делает более чем невозможным какое-либо международное вовлечение Турции в Карабахский конфликт, прежде всего в рамках ОБСЕ». Позднее очень похожее заявление, содержащее тот же тезис, опубликовал и МИД Карабаха.

То есть сказано, что страна, которая в данном конфликте займет одну сторону, с точки зрения МИД Армении, не имеет права участвовать в дальнейшем в карабахском урегулировании.

Практически одновременно из аппарата ОДКБ сообщили, что заседание Постоянного совета откладывается на неопределенный срок из-за необходимости проведения консультаций, инициатор не указан.

А консультации действительно могли понадобиться. Помимо уже описанной сложной ситуации с Россией, полноправный член ОДКБ Казахстан имеет достаточно прочные связи с Азербайджаном, от которых вовсе не собирается отказываться. И в целом система отношений между государствами на постсоветском пространстве настолько сложна и хрупка, что даже угроза применения силы со стороны ОДКБ, не говоря уж о самом применении, может порушить очень многое.

Выразили свою позицию и сопредседатели МГ ОБСЕ, то есть представители России, США и Франции. Они призвали стороны использовать существующий между ними прямой канал связи для предотвращения дальнейшей эскалации конфликта, не становясь на ту или другую сторону.

Тем временем обострение на границе продолжалось. По сообщению минобороны Армении, азербайджанские ВС применили даже «Грады» (правда, в Баку эту информацию опровергли).

На следующий день, 14 июля, заседание ОДКБ все же состоялось. Еще до его начала секретариат организации опубликовал комментарий, в котором отметил, что «ситуация не способствует нормализации обстановки на границе двух соседних государств, одно из которых — Республика Армения является государством — членом ОДКБ, и свидетельствует о нарушении договоренностей о прекращении огня, достигнутых на уровне руководства Армении и Азербайджана».

Он подчеркнул «необходимость немедленного восстановления режима прекращения огня в зоне ответственности ОДКБ».

И обратил внимание на то, что Совет коллективной безопасности и Совет министров иностранных дел ОДКБ неоднократно призывали добиваться урегулирования конфликтных ситуаций исключительно мирным путем.

Песков также выступил с мирным призывом и заверил, что Москва готова быть посредником в качестве сопредседателя МГ ОБСЕ.

Глава одной из оппозиционных фракций армянского парламента Эдмон Марукян, всегда выступавший за выход Армении из ОДКБ и ЕАЭС, непосредственно перед началом заседания ПС ОДКБ заявил, что, по его мнению, «ОДКБ должна осудить провокации Азербайджана и призвать только азербайджанскую сторону к прекращению огня, без всяческих бессмысленных заявлений, направленных на обе стороны».

Наконец, в середине дня в режиме онлайн-конференции состоялось заседание Постоянного совета ОДКБ, отложенное накануне. Постоянный и Полномочный представитель Армении Виктор Биягов выступил с речью, в которой подчеркнул, что Азербайджан осуществил агрессию при поддержке Турции «в зоне ответственности ОДКБ» и призвал членов ОДКБ «продемонстрировать солидарность и взаимную поддержку в соответствии с духом и буквой Устава Организации».

По итогам встречи пресс-секретарь ОДКБ Владимир Зайнетдинов на запрос СМИ ответил, что состоявшееся заседание было плановым (тогда как накануне хотели объявить экстренное) и что информация представителя Армении «была принята к сведению членами постоянного совета ОДКБ».

То есть ОДКБ (а значит, и Россия) однозначно принять сторону Армении отказалась.

Однако такое решение вовсе не означает некоего «отступления от союзнических обязательств», в котором горячие головы спешат обвинять Россию (совершенно в духе приснопамятного Стрелкова), поскольку в нейтральном статусе она может сделать в регионе в разы больше, что и показало дальнейшее развитие событий.

Боевые действия на границе с вечера 14 июля утихли более чем на сутки. 15 июля представитель минобороны Армении Арцрун Ованнисян заявил, что армия Армении справляется с поставленными задачами, и степень конфликта не такова, чтобы требовалось обращаться за помощью в ОДКБ.

На фоне затишья разгорелось противостояние на политическом поле — как на международном уровне, так и внутри Азербайджана. Следует иметь в виду, что, как и в любой стране, политическая элита Азербайджана неоднородна. При этом действующий президент Ильхам Алиев — условно мирный и условно пророссийский политик, а его оппонентами являются протурецкие «милитаристы», и именно на их мельницу льют воду турецкие официальные лица, выступающие за продолжение эскалации. А «воды» этой было вылито немало, и с самых высоких этажей власти.

Продолжая заявленную ранее линию МИД, глава минобороны Турции Хулуси Акар заявил: «Мы будем рядом с ВС Азербайджана, поддерживать наших братьев в соответствии с принципом „одна нация, два государства“». А президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заверил, что «Турция без колебаний будет выступать против любых поползновений на права и земли Азербайджана». Последовали и другие заявления в том же духе, которые нет смысла перечислять.

Не смолчал в ответ МИД Армении, отметив, что заявления руководства Турции «содержат не только приверженность оказанию безоговорочной поддержки Азербайджану, но и неприкрытые претензии в отношении Южно-Кавказского региона», которые обосновываются «ссылкой на „историческую миссию“ Турции» в регионе. Турции припомнили и дестабилизацию обстановки в соседних странах, и геноцид армян, при этом вновь подчеркнули, что она «не может быть вовлечена в какие-либо международные процессы, имеющие отношение к урегулированию конфликта и прежде всего в рамках ОБСЕ».

15 июля Ильхам Алиев резко раскритиковал главу МИД Эльмара Мамедьярова за «пассивный и защитный» стиль дипломатии, за невыполнение распоряжений и за то, что министр работал из дома, а не находился на рабочем месте в момент кризиса. Наутро министр был уволен, а на его место назначен человек, не имеющий никакого отношения к дипломатии, — бывший министр образования. Ряд аналитиков отмечают, что Алиев и Мамедъяров были в азербайджанской элите представителями условной «партии мира» и считают, что министр стал жертвой, брошенной «ястребам», которые уже нацелились на самого главу государства. Причем тучи над Мамедьяровым сгустились еще до обострения — в начале июля были заведены дела на пятерых мидовских чиновников в Баку и начали поговаривать о скорой отставке министра.

Вечером же 15-го в Баку прошел многолюдный митинг в поддержку военных действий. При этом часть митингующих ворвалась в здание парламента, где успела даже нанести некоторый ущерб. Кроме того, в Сети распространились кадры с митинга, на котором большая группа людей скандирует «Русские, персы (иранцы) и армяне — враги тюрок», причем многие из них демонстрируют характерный жест, означающий принадлежность к пантюркистской террористической организации «Серые волки» или «Бозкурт». Митингующие радикалы потребовали войны — той самой войны, о которой перед этим рассуждал посол Азербайджана в Москве.

Внутренние раздоры в Азербайджане, влияние на азербайджанские группы определенных турецких кругов и участие в этом «Серых волков» («Бозкурт») — серьезная тема, которая заслуживает отдельного рассмотрения. Однако тот факт, что Турция в данном конфликте стремилась не умиротворять, а накалять ситуацию, можно считать бесспорным.

В ночь с 15 на 16 июля после более чем суток затишья ситуация на границе снова обострилась. Азербайджанские военные вновь атаковали позиции Армении и были отброшены с потерями. Как утверждает минобороны Армении, операцию осуществляло подразделение спецназа «Яшма» численностью около 100 человек.

Премьер-министр Армении между тем улетел на встречу ЕАЭС в Минск, судя по всему, надеясь переговорить в кулуарах о создавшейся обстановке.

16 июля глава пресс-службы министерства обороны Азербайджана полковник Вагиф Даргяхлы сделал скандальное заявление, вызвавшее широкий резонанс. Комментируя появившиеся в соцсетях предположения, что Армения могла бы атаковать расположенное в Азербайджане Мингечевирское водохранилище, он сказал, что у Азербайджана есть вооружения, которые «способны нанести удар по Мецаморской АЭС, а это обернется для Армении огромной трагедией».

Причем руководство Даргяхлы не одернуло, хотя возмущение выразили не только армянский МИД, но и международные организации.

А 17 июля в России по приказу президента Владимира Путина началась внезапная проверка войск Южного и Западного военных округов, отдельных соединений центрального подчинения, Воздушно-десантных войск и морской пехоты Северного и Тихоокеанского флотов. В учениях задействованы военнослужащие 102-й базы, расположенной в Армении, и контингент армянских военных общей численностью порядка полка.

Российское руководство неоднократно на протяжении нескольких дней заявляло, что учения эти носят плановый характер, никакого отношения к военному обострению на Кавказе не имеют, а являются подготовительным мероприятием к запланированным на сентябрь стратегическим командно-штабным учениям «Кавказ-2020». Причем сказано это было не только публично, но и в личном телефонном разговоре министра обороны РФ Сергея Шойгу с его азербайджанским коллегой Закиром Гасановым.

Несмотря на подчеркиваемое отсутствие всякой связи проводимых учений с обострением, с этого момента обстановка в зоне конфликта существенно разрядилась. Применяется преимущественно стрелковое оружие и изредка — артиллерия. Крупных инцидентов не наблюдается.

17 и 18 июля по поводу помощи ОДКБ высказались в МИДе Армении. Зам. министра иностранных дел Шаварш Кочарян в Минске заявил, что никакой помощи у ОДКБ просить не планировалось:

«Наша цель была в другом — сообщить нашим партнерам о текущей обстановке. Очевидно, что если на границе Армении была провокация, то они должны знать об этом. Поэтому для меня неожиданно, что у людей есть какие-то ожидания».

Пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян также заявила, что «Армения, как страна — член ОДКБ, посчитала себя обязанной оповестить о происходящем на границе своих коллег и партнеров по структуре». Она добавила, что заявление секретариата ОДКБ полностью отражало обеспокоенность Еревана в связи с происходящим, и что на данный момент Армения не намерена обращаться в ОДКБ в каком-либо формате.

20 июля был расформирован специально созданный в городе Иджеване Тавушской области для освещения ситуации в зоне конфликта кризисный информационный центр, а представитель минобороны заявил о «блестящей победе» ВС Армении.

Утихнет ли текущее обострение окончательно или разгорится вновь — покажет время.

Сделанное 21 июля резкое заявление представителя администрации Алиева по внешней политике Хикмета Гаджиева об «имитационном характере» переговоров в рамках МГ ОБСЕ внушает тревогу.

Последняя информация: ночью с 21-го на 22 июля, по сообщению МО Армении, азербайджанский спецназ вновь атаковал позицию «Бесстрашный». Однако официальный Баку это отрицает.

В настоящий момент идет большая мироустроительная «подвижка» в Черноморском регионе, Турция более, чем когда-либо, стремится стать в ней главным игроком, внутренние подковерные игры в Азербайджане пока сокрыты от глаз, но наличие их несомненно, в Армении — своя политическая напряженность. Намерение США обосноваться в Черном море откровенно и беспрецедентно. Столь же беспрецедентны участившиеся нарушения со стороны НАТО воздушных границ России. Как именно поведет себя Россия, сумеет ли вовремя дать должный отпор в зоне своего острейшего геополитического интереса, прежде всего дипломатический, дабы ситуация не развивалась в катастрофическом ключе — вопрос открытый.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER