Мало какие слушания в Общественной палате РФ проходили в такой накаленной атмосфере. И неудивительно

Слушания в ОП РФ по QR-кодам. За ботами не разглядели народ

Александр Дейнека. Герои первой пятилетки. 1936
Александр Дейнека. Герои первой пятилетки. 1936
Александр Дейнека. Герои первой пятилетки. 1936

Мало какие слушания в Общественной палате РФ проходили в такой накаленной атмосфере, как обсуждения законопроектов № 17358-8 («О внесении изменений в статью 107 Воздушного кодекса Российской Федерации и Федеральный закон „Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации“») и № 17357-8 («О внесении изменений в Федеральный закон „О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения“»), которыми планируется узаконить на федеральном уровне использование QR-кодов.

Первый законопроект вводит запрет на продажу билетов на транспорт гражданам без QR-кода (который в тексте законопроекта кратко называется «документацией»), тогда как второй законопроект закрывает перед гражданами без «документации» двери всех общественных заведений, кроме аптек и продовольственных магазинов.

Неудивительно, что все опросы, все замеры общественных настроений показывают резкое неприятие гражданами этих нововведений. Одним из самых показательных в этом плане замеров стала реакция пользователей Telegram на заметку со словами поддержки в адрес «письма 11 врачей» председателя Госдумы Вячеслава Володина. Опубликовав заметку, он заявил, что оставляет возможность комментировать — и получил сотни тысяч комментариев за считаные часы.

Изображение: Юрий Ляшко © ИА Красная Весна
Журналисты смотрят трансляцию из зала ОП РФ
Журналисты смотрят трансляцию из зала ОП РФ
РФОПзалаизтрансляциюсмотрятЖурналисты

В Общественной палате, несомненно, это было известно и стало одной из причин нервозности, которая чувствовалась даже в трансляции. Кстати, за ходом заседания дистанционно наблюдали не только простые граждане, но и журналисты, которых не пустили в зал заседаний, и они также наблюдали за прениями через экран.

Первыми выступающими поставили врачей. Врачи делали свои заявления дистанционно, некоторые — прямо из своих больниц, в масках или респираторах, костюмах индивидуальной защиты, что создавало ощущение какого-то плохого спектакля. Врачи практически единодушно заявили, что QR-коды вводить надо.

«Выскажу мнение большинства своих коллег, что мы за если не тотальную вакцинацию, то субтотальную. Это единственное, что может победить пандемию, и это единственное, что может помочь нашему обществу прекратить весь этот ужас. И если нужно вводить QR-коды, значит, их нужно ввести», — высказался врач из Нижнего Новгорода Владимир Федоровцев.

Вслед за врачами голос дали депутатам Госдумы: председателю комиссии по охране здоровья Дмитрию Хубезову и председателю Комиссии Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василию Пискареву.

Хубезов призвал принимать законопроекты как можно раньше. «Это большой задел на будущее. Если вот сейчас это не сделать, не прописать вот эти правила безопасного поведения, то мы так и будем шарахаться из четвертой волны… там придет пятая, шестая…» — заявил он. На фоне заявлений о том, что спасительна только вакцинация, его слова звучали как признание того, что QR-коды вводятся вовсе не для создания свободных от ковида зон, как говорили некоторые, а именно для давления на невакцинированных и принуждения их к вакцинации.

Выступает депутат Госдумы Дмитрий Хубезов. Кадр из видеотрансляции на Youtube
Выступает депутат Госдумы Дмитрий Хубезов. Кадр из видеотрансляции на Youtube
YoutubeнавидеотрансляцииизКадрХубезов.ДмитрийГосдумыдепутатВыступает

Пояснил депутат и тонкости законопроектов, отметив, что «один из них закрепляет полномочия губернаторов устанавливать правила посещения общественных заведений, где невозможно проконтролировать количество контактов». При этом он произнес весьма показательную фразу, характеризуя законопроекты: «Все они направлены на сохранение жизни и здоровья наших людей, здесь другого мнения быть не может».

Если не может быть другого мнения, то невозможна никакая дискуссия. Зачем же тогда депутат пришел в Общественную палату на обсуждение законопроектов? Вопрос риторический. После этого слова секретаря Общественной палаты Лидии Михеевой о том, что депутаты пришли, чтобы услышать мнение других, выглядели совсем неубедительно.

Впрочем, Михеева сама высказалась достаточно откровенно про смысл введения кодов. «Нам предлагается ввести преференции, преимущества для тех, кто получил сертификат, кто предпринял действия по защите себя», — заявила она, хотя можно было бы высказаться гораздо проще и прямее: преференции для вакцинированных.

Стоит отметить, что противникам принудительной вакцинации также дали слово. Возможность выступить более чем через час после начала заседания получила юрист и правозащитница Анна Швабауэр. Она выразила категорический протест как от своего имени, так и от имени общественных организаций, не получивших приглашения на общественные слушания.

«Я еще представляю общественную организацию, которая называется „Общественный уполномоченный по защите семьи“, но сегодня не только ее, а еще более сотни российских и региональных родительских и просемейных организаций, которые, к сожалению, не смогли сюда попасть, но которые поручили мне выразить общую позицию. Первое: категорический протест против системы введения QR-кодов. И второе: против любых методов принуждения к вакцинации», — заявила юрист и представила длинный перечень законов, начиная с главного — Конституции РФ, — которые могут быть нарушены введением QR-кодов.

Швабауэр подчеркнула, что люди, от имени которых она выступает, не являются противниками вакцинации — их не устраивает принуждение к вакцинации. И это желание граждан полностью соответствует конституционным нормам еще и потому, что ни одна из вакцин от коронавируса не прошла положенных испытаний и, следовательно, является экспериментальным препаратом.

«По статье 21 Конституции никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам. Эта статья, как и другие, упомянутые мной выше, в том числе статьи 23 и 24 Конституции не могут быть ограничены даже в условиях чрезвычайного положения, которого у нас нет», — напомнила юрист.

По мнению Швабауэр, введение QR-кодов нарушает и положения других статей Конституции, например 19-й («О всеобщем равенстве прав и свобод человека и гражданина»), а также 28-й («О свободе вероисповедания»). Она напомнила, что само название QR-код зарегистрировано как торговая марка и предназначены эти коды для маркировки товаров, что может быть оскорбительно для людей.

Помимо Швабауэр, против введения QR-кодов выступили члены общественной палаты Екатерина Мизулина и Ксения Алфёрова, а под занавес слово дали журналистке и правозащитнице Элине Жгутовой.

Мизулина сделала упор на рисках утечки персональных данных при использовании QR-кодов, а Алфёрова привела примеры давления на граждан. В частности, она рассказала о юноше с ДЦП, которому был дан медотвод от любых прививок, а вот медотвод от антиковидной прививки он получить не смог.

Жгутова в своем выступлении оппонировала тем сторонникам введения законопроектов, которые утверждали, что против введения QR-кодов выступают в основном не живые граждане, а боты. Об этом упомянул представитель Общественной палаты Хабаровского края Андрей Белоглазов и секретарь ОП РФ Лидия Михеева.

Михеева, начиная заседание, упомянула о «подозрительной активности пользователей», активно славших обращения в Общественную палату накануне слушаний. Цифру в 40 тысяч обращений Михеева посчитала странной, при том что обычно в Палату поступает 16–17 тысяч обращений за весь год. Белоглазов же сообщил, что Общественная палата Хабаровского края посчитала большинство пользователей, проголосовавших в ходе опроса об отношении к QR-кодам, «ботами», «фейкометами». На эти заявления и ответила Жгутова.

«Вы говорите, 40 тысяч обращений пришло за последний день, — обратилась она к оппонентам. — Ну, допустим, зоркие айтишники вычислили, что там больше половины — 50–54% — ботов. Хотя ботами вы сейчас назвали тех людей, которые просто копировали текст, не имея собственного юридического образования, но соглашаясь с сутью обращений и их отправляя».

«Но около 20 тысяч обращений были всё-таки по делу», — заявила Жгутова, подчеркнув, что такая цифра указывает на беспрецедентный уровень народного запроса.

«92% людей против — напомнила правозащитница результаты опросов. — Там что, тоже везде боты? Мы что, сейчас придем к версии, что у нас нет народа, одни боты, общественные палаты и заксобрания? Так ведь не бывает!»

Правота слов Жгутовой, может, и не была очевидна немногим оставшимся в зале участникам слушаний. Однако она была очевидна всем, кто смотрел трансляцию на YouTube и видел шквал комментариев, нескончаемой чередой сопровождавших все выступления.

За редкими исключениями пользователи встречали бурным одобрением выступления противников QR-кодов и возмущались, когда слово брали сторонники принуждения к вакцинации. В том, что это живые люди, не было никакого сомнения, потому что реакция роботов пока еще не отличается такой эмоциональностью и точностью отклика на все нюансы живой речи.

Выступает Анна Швабауэр. Цитата из видеотрансляции на Youtube
Выступает Анна Швабауэр. Цитата из видеотрансляции на Youtube
YoutubeнавидеотрансляцииизЦитатаШвабауэр.АннаВыступает

Конечно, можно какое-то время старательно не замечать и такое народное недовольство. Но исторический опыт подсказывает, что русский народ умеет заставить власти себя услышать, пусть даже это будет последнее, что они будут слышать от народа как представители власти.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER