23
июл
2021
  1. Экономическая война
  2. Российская промышленность
Роман Якин / ИА Красная Весна /
Что происходит с производством медицинского кислорода в России после развала СССР и «оптимизации» здравоохранения?

Почему России не хватает кислорода

Жан Вюйар. Доктор Васкес и его помощник доктор Парву в госпитале де ла Пейе. 1921
Жан Вюйар. Доктор Васкес и его помощник доктор Парву в госпитале де ла Пейе. 1921
Жан Вюйар. Доктор Васкес и его помощник доктор Парву в госпитале де ла Пейе. 1921

Заявление руководителя Минпромторга Дениса Мантурова о том, что правительство начало закупать за рубежом медицинский кислород, прозвучало 16 июля на совещании президиума координационного совета по борьбе с коронавирусной инфекцией. На этом же совещании глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что ситуация с распространением инфекции стабилизируется, хотя и остается напряженной.

В ряде регионов рост числа заболевших привел к тому, что существенно выросла потребность в медицинском кислороде, которая достигла критических значений. Так, врио зампреда правительства Пензенской области Вячеслав Космачев 15 июля сообщил: «Ни для кого не секрет, что в последние две недели из-за большого количества пациентов у нас возникали сложности с кислородом, потому что сейчас у нас в стационаре из 2350 человек 1300 находятся на кислородной поддержке».

Судя по всему, резкий рост потребления кислорода в больницах привел к тому, что производство медицинского кислорода в России оказалось недостаточным. «То есть сейчас мы задействовали все возможности по обеспечению регионов кислородом», — заявил глава Минпромторга. По его словам, для того чтобы снизить риск нехватки кислорода, было принято решение его импортировать. Закупать газ пришлось в Финляндии, Китае и Казахстане с учетом минимизации издержек его доставки до проблемных регионов.

Как такое могло случиться в стране, которая еще в 1940 году вышла на первое место в Европе по производству кислорода? Отметим, что рекордные показатели по его производству относятся ко времени СССР, когда потребность в нем диктовалась запросами развитой промышленности.

Кислород необходим в металлургии, химической и газовой промышленности, при сварке, а также в авиации. Во времена СССР кислород производился не только на специализированных заводах — на каждом крупном предприятии было свое производство для внутренних нужд. Это объясняется тем, что производство кислорода — достаточно простой химический процесс.

Разрушение промышленности в ходе развала Советского Союза привело к тому, что практически вся инфраструктура производства кислорода оказалась ликвидирована. В сочетании с оптимизацией здравоохранения это, несомненно, сказалось на критическом развитии ситуации во время пандемии.

В больницах медицинский кислород, как правило, хранится либо в газовых баллонах, либо в специализированных сосудах — криогенных газификаторах. Также используются кислородные концентраторы, которые сами вырабатывают кислород из воздуха и очищают его с помощью системы фильтров. Самой недорогой технологией снабжения больниц является газобаллонная. Стоимость и обслуживание концентраторов гораздо дороже, что накладно для региональных больниц, существующих лишь за счет финансирования из системы ОМС.

Наиболее выпукло проблема отсутствия инфраструктуры производства кислорода стоит в регионах. Для примера можно привести Алтайский край, где в конце января телеканал «Россия 1» снял сюжет о работе единственного предприятия по производству кислорода. «Алтайстройдеталь», поставляющий в больницы края кислород в баллонах, работает на оборудовании, оставшемся после ликвидации местного завода механических прессов. Начиная с конца 2020 года предприятие функционирует на пределе своих возможностей. Завод отказался от поставок технического кислорода, ранее занимавшего 80% продаж, и обеспечивает кислородом все алтайские больницы.

Стоит заметить, что согласно существующим стандартам технический кислород в неочищенном виде не пригоден для медицинских целей. Система очистки кислорода для медицинских целей достаточно сложная и дорогостоящая. Однако некоторые производители медицинского кислорода «экономят» на очистке.

В частности, об этом свидетельствуют регулярные публикации на портале Medvestnik.ru, рассказывающие о проблемах, которые возникают у потребителей медицинского кислорода. Самая частая среди них — поставка и использование технического кислорода под видом медицинского из-за желания мелких поставщиков сэкономить на процедурах по регистрации и контролю качества продукции.

Кроме того, погоня за прибылью порождает и другие проблемы, связанные с переделом рынка, вызванного дефицитом медицинского кислорода. В частности, в октябре 2020 года сообщалось, что Олег Козырев глава «Любергаза», поставляющего медицинский кислород в московские больницы, предупредил правительство РФ, что все поставки кислорода в больницы региона могут прекратиться ввиду полного отсутствия сырья.

По его словам, «с началом „второй волны“ возникли очень большие сложности с поставщиками кислорода жидкого технического (КЖТ), которые, видимо, решили воспользоваться возможностью и выдавить нас с рынка таким образом».

Сторонники либеральной рыночной теории в данном случае, несомненно, вспомнят о благой роли конкуренции и свободного рынка. Действительно, на рынке много рекламы от производителей криогенного оборудования, но частники, по всей видимости, сомневаются, что пандемия продлится долго и не спешат вкладывать деньги в рискованные проекты.

Сами больницы производить кислород не в состоянии. Более того, в 2019 году портал Medvestnik.ru, сообщая, что французские инвесторы из компании «Эр Ликид» модернизировали системы снабжения кислорода в нескольких больницах Татарии, сетовал, что системы хранения медицинского кислорода в большинстве лечебных учреждений страны морально и физически устарели и требуют замены. Отмечалось, что «никакие национальные проекты и тем более тарифы ОМС не предусматривают финансирование таких мероприятий».

В сложившейся к октябрю 2020 года критической ситуации с отсутствием медицинского кислорода в 20 регионах правительство РФ обратилось к крупным металлургическим компаниям, в которых еще со времен СССР существуют кислородные производства для собственных нужд.

По данным Минпромторга, ряд этих производств был загружен только на 20%. Правительству пришлось пообещать руководству металлургических гигантов помощь в лицензировании производств медицинского кислорода (эта процедура может занимать до двух лет и стоить более миллиона рублей).

По всей видимости, помощь правительства оказалась недостаточной (за полгода было выдано 40 лицензий), и в начале июля 2021 года оно опять было вынуждено обратиться к металлургическим компаниям с просьбой увеличить производство медицинского кислорода, сократив производство технического.

В итоге через две недели, 16 июля, глава Минпромторга Денис Мантуров сообщил, что четыре основных производителя медицинского кислорода (три из которых являются филиалами иностранных компаний: «Эр Ликид», «Линде» и «Эйр Продактс Газ») работают на предельной загрузке. Эти компании выпускают три четверти всего объема медицинского кислорода в России или 1,5 тыс. тонн кислорода в день.

При этом объемы газа, разово закупленные за рубежом (20 тонн в Финляндии и 100 тонн в Казахстане), составляют 8% от объема медицинского кислорода, производимого за сутки на территории России, и, следовательно, не могут оказать существенного влияния на ситуацию. Закупка кислорода за рубежом выглядит, скорее, как попытка успокоения общественного мнения, чем способ решения проблемы. Она может лишь локально, в одном регионе, на какое-то время закрыть образовавшуюся брешь, и это признают в правительстве, говоря об «оптимизации логистики».

По сути, это всего лишь крохотная заплатка на тришкином кафтане, скроенном из остатков советской промышленности. Промышленность СССР была не только более развита, но и отличалась тем, что советские предприятия, в отличие от современных, не занимались тотальной оптимизацией расходов и передачей сервисных и вспомогательных функций подрядчикам. В критической ситуации они могли покрыть потребность больниц в кислороде.

Восстанавливать производство кислорода правительство не собирается — чиновники ориентируются на «невидимую руку рынка». Власть имущие видят Россию только как часть глобальной экономики, и закупка кислорода за рубежом тому подтверждение.

Предприниматели между тем также не собираются вкладываться в производство медицинского кислорода из-за проблем с лицензированием и необходимости закупки дорогостоящего оборудования. У них нет очевидных долговременных перспектив сбыта продукции.

При этом создавать производство кислорода в больницах по всей стране невозможно как по соображениям технологического характера, так и из-за особенностей финансирования лечебных учреждений. Местные власти по мере сил пытаются решать проблемы, выделяя деньги на реконструкцию больничной инфраструктуры и закупку кислородных концентраторов и станций небольшой производительности. Однако это возможно лишь в достаточно богатых регионах.

Правительству в сложившейся ситуации показалось выгоднее решить проблему локальными закупками кислорода и перекладыванием головной боли на региональные власти. Но руководству страны придется либо все время затыкать «дыры», либо понять, что в условиях чрезвычайной ситуации оправдается только повышенный запас прочности, создавать который может только государство.

Читайте также: Россия проснется? Осталось 10 лет до катастрофы

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER