logo
Статья
Ликвидация городского муниципального транспорта подходит к своему финалу

Как в Самаре работников муниципального транспорта выкидывают на улицу

Простой. Самара МП «Пассажирский автомобильный транспорт». 29.03.18Простой. Самара МП «Пассажирский автомобильный транспорт». 29.03.18
© ИА Красная Весна

К корреспонденту ИА Красная Весна в городе Самара обратились работники муниципального предприятия «Пассажирский автомобильный транспорт» с рассказом о непростой ситуации, сложившейся на предприятии и в коллективе.

Утром подъезжаем по адресу Пугачевская, 73а, где расположено предприятие. Нас встречает работник этого предприятия. Просит не называть его имени, он водитель с 35-летним стажем работы на пассажирском транспорте. Наш гид проводит нас на территорию пассажирского автопредприятия, показывает два ряда автобусов под открытым небом — всего около двадцати машин. Видно, что сердце у человека болит:

— Вот стоят автобусы — какие-то сломанные, какие-то без лицензий (лицензии уже не продляют). Газовые ЛиАЗы последнего прихода. Два года назад поступили. А в том здании сидят люди, которые не работают, потому что сократили выпуск транспорта на линию. Если раньше выпускали 160 машин, то сейчас 100, а в выходные 60, а по плану 120.

Пытаемся быстрее понять и сориентироваться:

— Чем обосновывают?

— Нехваткой денег, город перестал деньгами помогать

— У вас нет самоокупаемости?

Дело в том, что муниципальный транспорт всегда поддерживался городом. 300 миллионов было заложено, как правило, в наше финансирование. Но нас загнали в сумасшедшие долги: кредиторские задолженности, лизинговые задолженности, мы сели в такую лужу, нас уничтожают 4 года. Сначала начали по одному маршруту, самому хорошему, коммерсантам отдавать. У нас долги копились, а коммерсанты в это время крепли. Теперь пришел «час Х», и они забирают у нас все муниципальные маршруты. Банкротом предприятие не объявляют. При долгах в 600 млн нас «распускают». Наше предприятие — уже единственное муниципальное пассажирское предприятие. Раньше всего их было пять по городу. Коммерсанты арендуют у нас территорию вот за мойкой. В итоге они заберут у нас всю территорию. И за людей обидно. Зарплата упала, работы нет. По КЗоТу их должны уволить, предупредив заранее за два месяца, как положено, с двумя средними заработками. Из 1400 уже ушло 250 человек.

— Сами ушли?

— Сами. Кто-то перешел водителем к частникам. Они прямо зовут, но люди не хотят, потому что там «серые зарплаты», там плохо, не рискуют. В основном не идут. Где-то всего человек 80 перешло к ним.

 — Официального сокращения нет?

— Нет официального. А вот верхушка уволилась вся, сейчас уже практически ни одного ИТРовца. Остались бухгалтерия, плановый отделы и отдел труда и заработной платы. Идет тихая ликвидация. В СМИ стараются это не освещать.

— Вы с кем-то связывались?

— Мы писали уже во все инстанции, но все молчат.

— Что-то еще хотите пояснить к ситуации?

— У нас отобраны не только маршруты, но и количество выходит на маршрут намного меньше. Если раньше по маршруту ходило 5 машин, например, в поселок Березу 78-й маршрут, то теперь только одна. То же самое и с другими. Я не знаю, как люди ездят. По 50-му маршруту должно 10 машин ходить, а ходят 2. Зато коммерсанты работают в полную силу.

Мы проходим в здание управления, где люди вынуждены ждать, когда им предоставят работу. В холле сидят работники, кто-то общается, кто-то дремлет. При нашем появлении встают, подходят, окружают нас, в основном это женщины.

— Кто может объяснить ситуацию?

Одна из женщин лет пятидесяти начинает рассказывать:

— Наше муниципальное предприятие закрывается. Нам предложено, кто желает, идти в «коммерцию» работать, кто не желает — увольняйтесь по собственному желанию без выходного пособия, безо всего! Работать не дают, лишают нас работы. У нас у очень многих автобусов закончилась страховка, делать они страховки не хотят, вынуждают, чтобы люди уходили туда.

— Они — это кто?

— Коммерсанты, начальства у нас как такового уже нет. Один исполняющий обязанности Дмитрий Сычев. Он нас избегает, на собрания не появляется. Ну, еще начальник колонны с нами остался, и еще председатель профкома — всё. Все остальные уволились и сбежали. И единственное говорят: «Мы вам предоставляем работу — идите туда». Но нас это не устраивает. Они кондукторов берут только, и водителей. Остальные службы им не нужны: ни кассиры, ни диспетчера. Идите, куда хотите, по собственному желанию.

— А почему вас не сокращают, вы как считаете?

— Сокращать нас не хотят. Приезжал городской чиновник (называет конкретную фамилию чиновника мэрии) и сказал: «Сокращения никакого не будет». А два месяца назад нас заставили писать заявления «по согласию сторон». Мы написали одно на увольнение с 4 апреля по обоюдному согласию и потом еще второе, где указывалось, что будет выдан двухмесячный средний заработок. В январе, после объединения 4-го и 5-го автопарков, нескольким сокращенным были выплачены два оклада. Остальным отказали, говорят: «Мы передумали».

— То есть вы написали заявления...

Люди перебивают друг друга, торопятся высказаться.

— Да мы все писали.

— А все начальство получило выплаты и ушло! Это факты.

— А еще как получается: «СамараАвтоГаз» выступает как бы инвестором, так как у нас много долгов.

— «СамараАвтоГаз»?

— Да, это коммерческое предприятие, которое находится на нашей территории. Так вот, они инвесторы теперь, а мы должники.

— Город нам денег не вернул, говорят — «денег нет».

Женщины перевозбуждены, пытаются выговориться:

— А все началось, когда маршруты, самые денежные, самые «сочные» стали отдавать частникам. Маршруты: 70-й, 34-й, 41-й, 24-й, 2-ку. Самые хорошие! А нам оставили самые плохие.

— Тем, кто не желает увольняться, хочет, чтобы по закону рассчитали, они говорят: «Мы вам альтернативу предлагаем, идите и работайте» (то есть в «СамараАвтоГаз»).

— Вы сейчас что-то получаете, придя на работу?

— Мы уже неделю сидим по 100 человек в день!

— Нам платят по 30 рублей в час!

- Вы приходите на работу, а работы для вас нет?

— Нет. Машины стоят, мы сидим.

— Охранники говорят — у нас приказ, 5-го апреля мы вас сюда не пустим. Потому что сюда вступает «СамараАвтоГаз» как арендатор. Он арендует вот это всё.

— Ну, вас же должны как-то уволить все равно?

— Тот же чиновник из администрации города нам сказал на собрании: «Хотите сидеть — сидите, но я найду метод, как вас убрать бесплатно».

— Грозят, что кто до 5-го числа не успел перейти в «СамараАвтоГаз», то уже брать не будут!

И напоследок люди просят нас и обращаются к вышестоящим:

— Напишите про нас. Мы писали в прокуратуру. Я сама с народом ездила в инспекцию труда — ну никакого внимания, ну хоть поинтересовались бы. Мы второй раз приезжали. 19 февраля было послано коллективное письмо с подписями. Никакого интереса! Никакого. Прокуратура — тишина. Куда мы только не обращались! Никто не хочет помочь.

— Мы хотим, чтобы нас уволили правильно, по сокращению, как положено по закону! У нас муниципальное предприятие. Руководство уволили правильно, а почему мы должны уходить по собственному желанию?!

Работники. Самара МП Работники. Самара МП "Пассажирский автомобильный транспорт" 29.03.18
© ИА Красная Весна

Обещаем людям обязательно написать об их чаяниях. Покидаем их с тяжелым сердцем и желаем удачи. Понимаем, что драма с городским пассажирским предприятием уже близка к своей развязке, и оно, безусловно, будет закрыто. Сами работники это понимают, но возникает резонный вопрос — неужели власти города не смогли подойти к проблемам простых людей по-человечески, зачем людей так унижать? Вполне очевидно, что за разорение муниципального предприятия полностью ответственно руководство города, но обычные работники не виноваты. Простые люди работали, приносили пользу жителям города, некоторые всю жизнь отдали родному предприятию, а теперь их выкидывают как ненужный хлам на помойку. Будем надеяться, что власти города и области одумаются и прислушаются к справедливым требованиям простых людей ─ поступить с ними по закону.