Путин задал новый информационный тренд. Украина будет вынуждена жить в его парадигме

На Украине не смогли проигнорировать статью Путина об историческом единстве

Николай Рерих. Славяне на Днепре. 1905
Николай Рерих. Славяне на Днепре. 1905
Николай Рерих. Славяне на Днепре. 1905

Статья президента России Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» не могла не вызвать бурную реакцию современной Украины.

Одним из первых официальных лиц к обсуждению подключился министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко, написавший короткую заметку в своем Telegram-канале.

«Эта трактовка не отличается особой оригинальностью. Переписывать историю начали еще русские цари, когда присвоили название „Русь“ своей Московии», — начал Ткаченко.

От Московских царей он пунктиром провел линию к Сталину, в ход пошла уже достаточно замусоленная карта наследования тиранических идей. А с ней и проверенные временем антисоветские и антирусские мифы времен перестройки, которые легли в основу идеологии современной Украины. Ткаченко обвинил Сталина в том, что «наглядно показал свое отношение к „братскому народу“ Голодомором, массовыми депортациями и другими геноцидными практиками».

От Сталина он провел параллель с Путиным и современной Россией, которой он приписал помыкание правами национальных меньшинств, демократией и равенством под слова о братстве народов. «Вот вам и „братство народов“ по-русски. Мы знаем об этом, поэтому заберите его себе», — написал министр культуры.

Далее в обсуждение включились и другие представители украинской власти. Вначале в лице главы Офиса президента Украины Михаила Подоляка, который прокомментировал статью Путина журналистам Vesti.ua.

«Абсолютная и незамутненная пропаганда в концентрированном виде. Вместо обсуждения реалий сегодняшней повестки банальная истерическая рефлексия, — сказал Подоляк. — Жизнь русских, украинцев, поляков, литовцев, белорусов, евреев и других народов на территории нашей части Европы — это то, что не может быть адекватно отражено политическим текстом. Единственное, что получится — это безупречный агитационный плакат».

Приближенный Зеленского попытался отмахнуться от статьи, чтобы не обсуждать по существу ее содержание. В конце он высказал мысль о том, что жизнь соседних народов, таких как русский и украинский, всегда полна как общих трагедий, так и общих достижений. Однако Путин трактовал всё в свою пользу.

Далее в обсуждение вступил и сам президент Украины Владимир Зеленский. Он ответил иронией на концептуальный текст Путина в стиле — не читал, но осуждаю.

Путину, видимо, нечем заняться, раз он потратил избыток свободного времени на написание длинных статей, в отличие от Зеленского, который слишком занят, чтобы читать статьи своего российского визави. «Могу только позавидовать, что столько времени президент такого большого государства может себе позволить потратить на такой объем такой детальной работы», — съязвил Зеленский.

Далее он вспомнил, что президент России так и не нашел времени на встречу с ним. «Я просто не знал, на что он тратит это время. И сейчас я вижу результат. Мне кажется, что важно, что некоторые вещи, и кстати, о которых он написал, — мы могли бы проговорить. Вероятно, я предоставил бы ему много материала, которым также можно воспользоваться в другой статье в будущем», — подчеркнул Зеленский.

Под конец Зеленский поднял градус высказывания, сравнив Россию с Каином.

«Нас забывают, когда мы говорим о победе над фашизмом во Второй мировой войне и сколько было потеряно жизней украинцев, и вспоминают нас в других случаях, что мы братские народы. Мне кажется, я просто так считаю, что, как говорят по-русски: это не по-братски поступать. Больше похоже на Каина и Авеля. Что-то из этой истории», — подчеркнул Зеленский.

А затем взял "тайм-аут" для ответа. «Надо, чтобы мы что-то ответили? Мы подумаем», — завершил Зеленский.

В ряде случаев статья Путина вызвала острую реакцию неприятия, переходящую в хамство. Например, у советника министра инфраструктуры, экс-замгендиректора Укроборонпрома Мустафы Найема.

«Это вовсе не статья, а фантомные боли одержимого неудачника, который по собственной тупости и жадности потерял близкого человека (которого иногда по доброте душевной бил ногами), и теперь, чтобы хоть как-то спасти лицо и облегчить свои муки, пытается доказать себе и миру, что это не он брошенный самодур-недоучка, а тот, кто ушел — глупый и неосознанный невротик», — заявил Найем.

Часть политиков поддержала аргументы Владимира Путина. Например, депутат Верховной рады Евгений Шевченко, вышедший из фракции «Слуга народа». Он заявил, что Украине нужно сменить политический курс. «Реальность такова, что нужно возвращать Украине свою субъектность, освободившись от диктатуры мероприятия. Иначе разорвут нашу страну. А я так не хочу. В перспективе уже сейчас понятно, что без изменения политического курса нам не обойтись», — подчеркнул Шевченко в своем Telegram-канале.

Кроме того, он отметил значение Белоруссии для «примирения внутри» Украины и с Россией. «Изменить своих соседей мы не сможем, менять нужно прежде всего политику в отношении собственных граждан, не согласных с националистами и американистами, и политику в отношении России и Беларуси. Ведь это наши братские народы», — отметил Шевченко.

В обсуждение статьи включились и эксперты.

Кто-то отметил, что Путин утвердил новую официальную концепцию истории взаимоотношений русского и украинского народов.

Первый заместитель директора центра «Новая Европа» Сергей Солодкий отметил: «Суть этой статьи сводится к тому, что Путин не воспринимает Украину и украинский народ как отдельную сущность, как отдельную нацию. Соответственно, украинский народ может существовать только в рамках развития российской государственности, без какого-либо права на независимую внешнюю политику, о которой заявляют в Киеве».

Нечто подобное заявил и украинский политолог Владимир Фесенко: «Это не просто пропагандистская статья. Ряд ее тезисов можно рассматривать как идеологическое обоснование новой волны российской агрессии и покушения на территориальную целостность Украины. Статья Путина щедро сдобрена словесным елеем о дружбе, уважении и братских чувствах к Украине. Но сквозь эту словесную мишуру периодически прорывается звериный оскал российского империализма».

Хотя значительная часть экспертов вслед за официозом призывала не обращать на статью Путина серьезного внимания. По их мнению, просто слова, которые не будут иметь серьезного влияния. Особенно в этом отличились украинские националисты.

С ними не согласился бывший депутат от партии Порошенко, директор Института будущего Вадим Денисенко. Он написал большой текст, в котором призвал не относиться к публикации легкомысленно.

«Путин задал новый информационный тренд и — хотим мы того или нет — Украина будет вынуждена жить в его парадигме», — отметил Денисенко.

По его мнению, главный посыл статьи Путина для украинцев — _«вас не существует»__.

Однако кроме принципиальных вопросов она имеет и практическое преломление:

«Цель этого текста — посеять страх, с одной стороны, может захватить нашу НЕ смелую элиту, а с другой — широкие массы. Параллельно прямым текстом сказано, что вы или входите в российскую орбиту, или вас не станет как государства. Следует отметить: сейчас это прежде всего психологическая атака», — заключил он.

Украинские историки пока не включились в обсуждение. Хотя один из современных идеологов украинского национализма, бывший директор института национальной памяти Владимир Вятрович заявил, что поправки к закону о языке, которые рассматривает Рада, важнее всех статей Путина.

«Меня смущает не статья Путина — конспект лекции по истории СССР со времен его студенческой молодости. Хуже, что ее ключевой тезис про „Один народ“ пытаются воплотить в жизнь представители большинства в Верховной раде Украины», — отметил Вятрович.

Пока можно сделать вывод, что послание президента России вызвало на Украине широкий спектр реакций. Меньше всего в статье оценили длинный исторический экскурс, хотя, возможно, прошло не так много времени.

Представители украинской власти попытались отмахнуться от статьи, сведя все к шуткам или разговорам о бессилии российской пропаганды. Однако получилось не очень убедительно. Слишком заметна была разница в масштабе личностей, которая выразилась в таких разных текстах.

Если смотреть шире, то первой реакцией было массовое отрицание и попытки отмахнуться от неудобного текста как от морока. Однако многие с тревогой задумались, к каким практическим выводам приведет статья об историческом единстве украинского и русского народов.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER