logo
Статья
/ Олег Барсуков
Когда же родные пытались возражать что, мол, на Украине вполне хватит своих защитников, Женя твердо заявил, что это не только Украины, что это и всей нашей страны напрямую касается — и его собственного сына, и детей, которые наверняка еще родятся.

Бой за Донецкий аэропорт 17 января. Пятница

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши павшие — как часовые.

© В.Высоцкий

Пятница в Пятница в "рыцарском" облачении
© Фото из семейного альбома

В третий раз мы отмечаем годовщину тяжелейшего боя отряда «Суть времени» за позицию «Трёшка», который в январе 2015 года стал одним из ключевых боев за донецкий аэропорт и за Донецк в целом. Друзья и соратники погибших в том бою ребят, как обычно, возлагают цветы к их захоронениям, встречаются с родственниками.

В Ленинграде помянули Женю Красношеина (Пятницу) — здесь он вырос, отсюда уехал в Донбасс и здесь же, в Ленинграде, похоронен. Мама героя в этот раз была в служебной командировке, и поминальный стол собирала его бабушка — Валентина Ивановна. Бабушка живет на Петроградке (Петроградский остров, район — прим. ИА Красная Весна) и всегда рада друзьям «Женечки». Женя был единственным сыном у матери и внуком бабушки, и потому утрата особенно тяжела.

Валентина Ивановна охотно вспоминает о детских годах Жени, о том, как он рос, как воспитывался. Пятницей Женя стал называться еще до войны, теперь никто толком не помнит, почему — Пятница и Пятница. Бабушка говорит, что таким, каким его запомнили друзья — жизнерадостным, отзывчивым, спешащим помочь, — Женя был всегда, с самых пеленок.

К примеру, Женя, бегая по двору трехгодовалым карапузом, пытался выхватывать у проходивших мимо малознакомых женщин поклажу, чтобы помочь донести до подъезда. Женщины, улыбаясь, отдавали ему свои дамские сумочки, чтобы малышу было посильно «помогать». Насмотревшись вместе с бабушкой «Трех мушкетеров», маленький Женя частенько приветствовал маму или других женщин изящным мужским поклоном.

Вспоминает бабушка, как летними поздними вечерами они вдвоем с уже подросшим Женей выходили из дому и прогуливались по белоночному Ленинграду. Излюбленным местом для прогулок был Кировский (ныне Троицкий) мост — отсюда Нева хорошо просматривается в обе стороны, и здесь бабушка с внуком могли общаться до самого утра.

Перед призывом в армию Женя прошел в частном аэроклубе минимальную прыжковую подготовку, чтобы срочная служба наверняка была в воздушно-десантных войсках. Пройдя службу в Псковской десантно-штурмовой бригаде, он обрел навыки выживания «в любой точке земного шара при любых условиях» и, как он сам говорил, стал наконец «полноценным мужчиной».

Со старшим сыном БогданомСо старшим сыном Богданом
© Фото из семейного альбома

Женя не случайно стал тренером по фехтованию, ему нравилось работать с детьми, а детям — заниматься у Жени. Заработки на тренерской работе были, мягко говоря, не ахти; кроме того, довольно большая часть этих денег уходила на изготовление тренировочной амуниции для детей. Родным Женя объяснял, что у него, у тренера, хоть какие-то средства водятся, а вот в семьях некоторых детей, которые у него занимаются, материального достатка может не быть совсем.

После свадьбы и рождения первенца Богдана Женя стал еще более трепетно относиться к детям, не забывая, конечно, и о требовательности, без которой ни спорт, ни просто воспитание детей не имеют смысла. Рыцарские качества, состоявшиеся благодаря полученной с детства фехтовальной школе, Женя старался передавать детям — как своему малолетнему сыну Богдану, так и своим воспитанникам.

Майданные события в Киеве 2013-2014 годов Женя переживал остро, а после трагедии в Одессе в мае 2014 года твердо решил вмешаться сам, стал искать возможность вступить в ополчение Донбасса. Родные, конечно же, пытались его отговорить — все-таки, как сказано, он был в семье единственным сыном и внуком. Но Женя настоял на своем: «Кто же поможет нашим, если не мы, русские?» Когда же родные пытались возражать что, мол, на Украине вполне хватит своих защитников, Женя твердо заявил, что это не только Украины, что это и всей нашей страны напрямую касается — и его собственного сына, и детей, которые наверняка еще родятся. Подав заявку на личное участие в миссии «Сути времени» в Донецке, Женя не стал дожидаться ответа, а поехал на встречу с командиром сам. Безупречно прослужив в добровольческом отряде более полугода, Женя погиб как герой, до последнего оставаясь на вверенной для обороны позиции.

Те, кто остались в живых, просто обязаны продолжить начинание павших, и ни в коем случае не могут и не должны допустить обессмысливания героизма наших товарищей.