В неопределенных ситуациях поведением в очень высокой степени управляет, как правило, страх

Без 11 сентября пандемия была бы невозможна. Интервью

Оноре Домье. Шахматисты.1867
Оноре Домье. Шахматисты.1867
Оноре Домье. Шахматисты.1867

Жители России и всех стран мира почувствовали ограничение свободы из-за пандемии. Это вызвало, в том числе, острую реакцию и протесты.

Происходящее наводит на мысли о том, что «закручивать гайки» было невозможно, не имея определенного задела. Какой это был задел, рассказал вице-президент по научной работе Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» (Центр Кургиняна) Юрий Бялый в интервью ИА Красная Весна.

ИА Красная Весна: Как бы Вы отнеслись к утверждению, что поджог Рейхстага является управляющей метафорой большой западной политики?

Юрий Бялый: Я бы не стал столь решительно выражаться. Это, на мой взгляд, упрощение поджога Рейхстага.

У Остапа Бендера есть 43 совершенно честных способа отъема денег, имущества и установления полного бардака.

ИА Красная Весна: С каким событием американской или мировой истории Вы бы сравнили 11 сентября?

Бялый: Как минимум, со вступлением Америки во Вторую мировую войну в результате бойни в Перл-Харборе.

ИА Красная Весна: Как тогда, с Вашей точки зрения, родился стиль управления мировыми процессами через большие «акции»?

Бялый: Как родился — это вопрос второстепенный. Почему родился?

Поприкидывали, что возможно и что достигает цели, поняли, что, скорее всего, это достигнет цели.

С тех пор, когда в поисках способов управлять мировыми процессами стали анализировать не только рациональное в человеке, но и эмоции, поняли, что эмоции находятся ближе всего к местам принятия решений и наиболее эффективно до них добираются.

На этом же основана пропаганда.

ИА Красная Весна: Получается, общество масс управляемо огромными медийными машинами, но не на 100%. Технологии совсем без реальности не могут.

Бялый: Конечно, не могут. Существует зона, в которой человек полностью погружён в реальность. Сказать ему, что его благосостояние повысилось в 10 раз невозможно, потому что он знает состояние своего кармана.

Сказать, что благосостояние Пети на Мадагаскаре повысилось в 10 раз — в это он худо-бедно готов поверить.

Но не его собственное. Есть прямая зона комфорта и дискомфорта — и всё остальное, что человек знает в изложениях, соображениях, сведениях.

Между прочим, резкое сужение зоны того, что непосредственно воспринимается органами чувств, во время коронавирусных локдаунов является очень существенным. Я думаю, что это одна из вещей, которых добивались.

ИА Красная Весна: 11 сентября произвели сдвиг в массовой психологии, не только американской, но и мировой?

Бялый: Произошёл очень сильный сдвиг. До того как человек начал разбираться, он испугался. В неопределённых ситуациях поведением в очень высокой степени управляет, как правило, страх. Его обеспечили, гайки завернули, о проблемных моментах экономики США жителей заставили забыть. Результаты достигнуты.

При этом большинство законов, принятых после 11 сентября, сохранилось. Событие давно прошло, а законы, разрешающие вмешиваться в различные вещи, остались.

ИА Красная Весна: Разрешили спецслужбам прослушивать разговоры. И что? Прослушают разговор какого-нибудь клерка про то, как он собирается провести выходные. Разве до этого они не располагали этими возможностями?

Бялый: Располагали. Но «съесть-то он съест, да кто ж ему даст?». Требовалось разрешение суда — вот в чем фундаментальная разница. Теперь безо всякого разрешения, в целях национальной безопасности можно прослушивать.

А далее привыкли, что в целях национальной безопасности спецслужбам можно делать все, что угодно. Это очень хороший, существенный результат.

ИА Красная Весна: Когда говорят «спецслужбы», думаешь о том, что самое главное для них все же точечная работа. Компьютер, который отслушает переговоры миллионов людей, не заменит усилия умных, знающих и одаренных людей, которые могут определить, где тот самый террорист или агент. Что реально дала возможность «бить по площадям»?

Бялый: Она была полезна, весьма полезна. Компании, которые управляют массивом гаджетов, большой информатикой, оценили, что они могут. В частности, какие результаты, какие терабайты им нужны, необходимы и достаточны для того, чтобы того самого вычислить. Чем больше терабайтов, тем лучше. Когда они наелись, поняли, что хватит. Взяли большие деньги от правительства на то, чтобы терабайты где-то хранить.

Недавно открыли гигантское хранилище в Калифорнии, ещё одно огромное облачное хранилище открывают в Китае.

Это в любом случае не вредно.

Это платформа для будущего. Сегодняшние игры с ковидом были бы невозможны, если бы несколько десятилетий назад не начали обеспечивать огромное управляемое пространство.

Изображение: © ИА Красная Весна
Вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр»  Ю. Бялый  
Вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Ю. Бялый
центр» Ю. Бялыйтворческий«ЭкспериментальныйфондаобщественногоМеждународногоВице-президент

ИА Красная Весна: Что стало понятно о субъекте, который может стоять за 11 сентября?

Бялый: Для меня предельно понятно, что это определённые, достаточно узкие, но мощные группы в американских спецслужбах.

Я не могу себе вообразить такой степени раздолбайства, при которой десятки хорошо известных, не случайных людей тренируются исключительно взлетать на самолётах, но без посадок, и это никем не контролируется, никак не отслеживается.

Я не могу себе вообразить, чтобы в самолёт, в один и тот же, посадили без сигналов, без звонков.

То есть либо совсем уже самонадеянно тупая эта самая группа спецслужбистов, которые этим занимаются, либо другой вариант.

Странности падения башен…

ИА Красная Весна: Сколько специалистов в мире способны подготовить такой теракт?

Бялый: Я не могу оценивать этот процесс изнутри, поэтому не решусь ответить.

ИА Красная Весна: Какие элитные кланы США выиграли от 11 сентября?

Бялый: С тех пор много воды утекло, и кланы довольно заметно поменялись.

Они существенно обновились.

Кому это могло быть выгодно, я не знаю. Я понимаю, что команда неоконов уже тогда активно искала новые инструменты для того, чтобы сдвинуть очень вязкий процесс или процессы с прежней точки.

Поскольку неоконы — это почти совсем без берегов троцкисты, за редким исключением, особенно среди молодёжи, я думаю, что прежде всего им.

Социальные системы крайне инерционны, вязки и очень серьёзно сопротивляются любому быстрому внешнему давлению. Преобразовывать их можно единственным способом — шоком. И этот шок должен ухитриться проникнуть на все уровни, во все социальные страты.

Он должен быть не где-то там, в далёком Сингапуре, а у меня дома.

Это сделать непросто.

ИА Красная Весна: И дозу этого шока придется увеличивать.

Бялый: Людей невозможно все время держать на одном и том же шоковом градусе. Он утомляет, перестаёт действовать. Человек ко всему привыкает и, привыкнув, теряет воздействие шока.

ИА Красная Весна: Коронавирус стал следующим шоком после терроризма. Действительно, можно сказать, к терроризму привыкли, произошло теперь это. Что дальше? Будет раскручиваться биологическая тема?

Бялый: Я не прогнозист. На самом деле, к терроризму вполне сознательно подключают ещё и Афганистан. Шока от коронавируса мало — получите ещё и этот, с которым почему-то оказывается очень трудно бороться.

И вначале у американцев это не получится. У них руки не дойдут, они будут долго соображать, а зараза распространится неизвестно куда.

ИА Красная Весна: Можно сказать, что американские неоконы оказались концептуальными лидерами в том, куда двигать процесс?

Бялый: Категорически и решительно я не могу сказать. Вполне возможно, потому что, повторяю, они ребята, с точки зрения средств достижения своих целей, границ не испытывают. Это стихия без берегов.

ИА Красная Весна: Как 11 сентября сказалось на России и её политике?

Бялый: Прежде всего, деморализовало — это огромное, недооценённое, на мой взгляд, последствие.

ИА Красная Весна: Спасибо, Юрий Вульфович.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER