logo
Отклик

К статье Сергея Кургиняна «О коммунизме и марксизме — 127» в № 313

/ Ольга Горянина

Болтовня и дело, или Желание облегчить себе жизнь как тупиковый путь

Ричард Кейтон Вудвиль. Политики в устричном баре (фрагмент). 1848Ричард Кейтон Вудвиль. Политики в устричном баре (фрагмент). 1848

Для меня вопрос о роли личности в истории никогда не вызывал сомнения. Мне не казалось, что признание наличия каких-либо исторических законов, задающих коридор возможностей, отрицает роль отдельных людей, от которых зависит, какие именно возможности будут реализованы. Да, эффективность действия отдельных людей зависит не только от них самих, но и от исторической ситуации. Да, для фактического изменения ситуации мало желания и кипучей энергии какого-либо лидера, необходимо соответствие его деятельности потенциалу ситуации. Но все это никак не умаляет роли личностей лидеров общества, от которых зависит не только выбор стратегии при наличии разных вариантов, но и эффективность следования по этому пути, как в смысле правильности принимаемых тактических решений, так и в смысле организации деятельности масс, включая вдохновление их на действия. Именно от лидеров зависит, будет или не будет реализован заложенный в исторической ситуации потенциал. Ведь для того, чтобы общество куда-то шло, необходимо не только желание людей двигаться в этом направлении, но и готовность действовать, а также слаженность действий на выбранном пути.

При этом обвинять кого-либо из прошлых лидеров в неудаче на выбранном пути мне кажется странным — именно потому, что от личности в истории зависит далеко не все. Можно соотносить выбранный путь с данными историей возможностями. Можно, с высоты знаний контекста и результата действий, разбирать ошибки, совершенные в прошлом. Но нельзя не учитывать, что не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Недавно я слышала, как кто-то обвинял Сталина за то, что в Великой Отечественной войне было много жертв. Гражданин негодовал, что Сталин допустил потерю огромной территории, блокаду Ленинграда. Я слушала и не понимала, как можно обвинять кого-то, не ставя себя лично на его место, как можно оценивать чьи-то действия, не думая, а как бы действовал ты сам в этой ситуации. Обвинение кого-то в некомпетентности и ошибках допустимо, если ты не просто думаешь, будто знаешь, как надо было действовать, а сам когда-то действовал в похожих ситуациях и добился успехов. Особенно непонятны были эти претензии к Сталину из уст обывателя в современном обществе — обывателя, который сегодня сам не действует вообще никак и плывет по течению, принимая качество нынешнего общества как данность, отдавая свою судьбу в руки власти и надеясь, что власть будет действовать правильно и без ошибок. А потом, если результаты действия власти их не устроят, они будут власть ругать, как ругают сейчас Сталина.

И это беда современной жизни. Люди в массе не готовы ничего делать для того, чтобы как-то влиять на путь, которым идет общество. Они ждут, чтобы кто-то пришел и сделал за них то, чего они хотят. Но сами не хотят брать на себя ответственность за страну. Такие люди готовы все что угодно критиковать, не отдавая себе отчет в том, что если бы все только критиковали и ничего не делали, то положение страны было бы еще хуже.

А многие, недовольные текущим положением дел, наивно думают, будто от смены власти положение изменится к лучшему. Мол, если поставить другую личность во главе, которая обещает другой путь, то все будет хорошо. Как будто достаточно обещаний для того, чтобы что-то изменилось.

И такое пассивное состояние общества, как это ни печально, это наследие Советского Союза. Наряду с достижениями, СССР оставил нам массы, неспособные к конструктивным действиям по реализации собственных чаяний. Тогда большинство людей удовлетворяло текущее положение дел. Они работали на своем месте, наслаждались жизнью и не следили за тем, кто и как наверху руководил страной, в массе своей не пытаясь никак скорректировать действия руководителей, даже если им что-то и не нравилось. Нет сомнений в том, что к такому поведению привела внутренняя политика, проводимая КПСС. Партия, которая в начале XX века ориентировалась на творческое созидание масс (об этом много писал Ленин), перешла на позиции окормления «стада», направляя массы на послушное исполнение воли руководства. Коммунисты и комсомольцы не только не побуждали массы к чему-то деятельному (БАМ был последним всплеском, после чего наступила мертвечина), они сами на ладан дышали в смысле активности. Об этом свидетельствует тот бюрократизм, который царил в комсомоле — этой кузнице кадров коммунистической партии. Отчеты об успехах, заседания, красивые слова на пустом месте, никого не вдохновлявшие и вызывавшие скуку.

Время показало, к чему приводит снятие с себя ответственности за будущее. За эту беззаботность граждане СССР жестоко поплатились: они послушно поддержали перестройку — мол, там наверху виднее, как лучше, «а мое дело маленькое». Результат не заставил себя ждать. Построение криминального капитализма бывшими «коммунистами» во власти, еще недавно на словах ратовавших за улучшение социализма, наглядно показало недопустимость такого отстранения широких масс от участия в судьбе собственной страны.

И вот сейчас мы имеем криминальный капитализм и общество, которое осталось на советском уровне в смысле активности граждан в управлении страной. Недовольных текущим положением, в отличие от советского общества, много. Но люди не хотят действовать как люди, то есть сами воздвигать справедливое общество. Они ждут «хорошего» правителя. Они готовы даже быть баранами, которых кормят и стригут шерсть лишь слегка, оставляя на теле достаточно, чтобы баран не замерз. Главное — жить в свое удовольствие, либо просто жуя травку, либо еще и развлекаясь.

Те, кто возмущается и хочет изменения ситуации, в массе не готовы действовать в управленческой среде. Они хотят, чтобы пришел герой и сделал за них всю работу — вычистил авгиевы конюшни. Но как в условиях капитализма, когда большинство думает о себе, когда этот тип поведения культивируется, выдвинуть во власть тех, кто готов заботиться о баранах, пока бараны будут мирно пастись на травке или даже реализовывать какие-нибудь проекты в интересующей их области? Где найти достаточное количество таких людей, и готовых действовать ради общества, и морально порядочных одновременно? Ведь в нынешних условиях работает экономический отбор, и во власть продвигаются только те, кто умеет «делать деньги» для себя, не стесняясь в средствах.

Нет сомнений, что вовсе не все граждане пассивны и идут по бараньему пути, набивая брюхо травкой. Есть те, кто готов действовать проективно, реализуя свой человеческий потенциал. Но этот потенциал (неважно, кем заложенный — природой или Богом) они реализуют в проектах, которые им интересны или обеспечивают банальный комфорт. А от действий в политике они отстраняются, беря на себя труд лишь критиковать. Даже волонтерские проекты заботы о ближнем не меняют заданной схемы. Они лишь позволяют этим конкретным людям успокаивать свою совесть сознанием выполнения моральных норм, тогда как во властные структуры, имеющие возможность для изменения заданного закона джунглей, пробиваются люди, реализующие свои личные цели. Не меняется схема и в случае, если люди все силы отдают честной работе на благо страны, при этом критикуя заданный порядок вещей. Ведь ситуация от разговоров не улучшится. Ибо, как известно, «Васька слушает, да ест». «Коты» же в топ-менеджмент страны пробирались ради желания «поесть» — ну так они и будут набивать брюхо, независимо от чьих-либо разговоров.

Почему же таково поведение людей, искренне ненавидящих закон джунглей в человеческом обществе? Почему не видно их действий ради его отмены? Ведь отмена этого закона не произойдет сама собой, даже в случае смены котов у кормушки (неважно, каким образом, — государственным переворотом или выборным процессом). Ответ прост. Нет мотивации на действия ради цели, если они при этом несут отрицательные эмоции. Желание получать удовольствие от жизни намного сильнее желания построить справедливое общество. Вынужденный отказ от первого во имя второго — это жертва, которую не хочется приносить. Почему так происходит?

В начале XX века были люди, для которых борьба за человеческое общество не являлась жертвой, и их было не десяток, как об этом заявлял за двадцать лет до того Александр Ульянов на своем судебном процессе, — их были уже тысячи. Сейчас таких людей немного. Почему у большинства не болит душа за справедливость, вызывая неутолимое желание действовать ради нее, несмотря на все издержки таких действий? Не потому ли, что есть возможность, как говорил один из героев Максима Горького, «отвести душу» разговорами про справедливость, избавив себя этим от боли? Отвели душу и живут без души…

Технический прогресс дает широкие возможности людям взаимодействовать виртуально. А упрощенный, клиповый формат общения, способствующий примитивизации высказываний, отучает думать, ведет к догматическому восприятию каких-либо выводов, сведений, суждений. Болтовня снимает напряжение, выпускает пар, создает видимость действия и заполняет время. И вот уже человек, не находивший себе места при взгляде на действительность, вместо попыток разобраться, что надо делать и как действовать, строчит комментарии и пустым образом критикует тех, кто что-то делает.

Уход из жизни в виртуал, наполненный никуда не ведущими разговорами, опускает людей на дно, напрочь убивая возможность менять реальную жизнь. И с этим убийством теряются даже мысли, что слово Человек может звучать гордо, и что от личностей в истории зависит очень много. Потому и хочется ждать милости от «сильных мира сего», независимо от того, куда именно смотрят эти сильные. Желание делегировать кому-либо руководящие полномочия, усугубленное виртуальным общением, однозначно человека приводит вовсе не туда, куда он хочет прийти. И только собственные конкретные шаги, жертва покоем и благополучием, личная ответственность за будущее могут привести к реализации желаемого.