logo
Статья
  1. Информационно-психологическая война
  2. Насилие: мифы и реальность
Если человек — это неизменяемая константа, то действует именно логика репрессий и эксплуатации человека человеком. Логика, в которой человеческому счастью, человеческому благу места нет

#ОниНеХотятЖить в любви. И тебе не позволят

Феминистические заклинанияФеминистические заклинания
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Исторически так сложилось, что у всякого сколько-нибудь массового начинания, мероприятия или движения есть организаторы и исполнители. А есть и сторонние наблюдатели.

Ровно то же можно сказать и в отношении начавшейся этим летом кампании за принятие закона о семейно-бытовом насилии, «мотором» которой стал раскрученный во «ВКонтакте» и «Инстаграмме» флэш-моб, маркируемый хэштегом #Янехочуумирать.

У этой акции есть пиарщики и организаторы, среди которых особенно выделяются «правозащитница» (или как там она себя позиционирует) Алёна Попова и проживающая в Москва-Сити инста-блогер Александра Митрошина. У этой акции есть работники-исполнители: фотографы, гримеры, модели.

Верить или не верить в доброту, бескорыстность и жертвенность гламурных столичных правозащитниц, фотографов, моделей и профессиональных монетизаторов инстаграмма — дело хозяйское. Хотя, еще со времен Древнего Рима в широкий оборот вошла фраза «Is fecit cui prodest» — «Сделал тот, кому выгодно».

Я не собираюсь здесь приводить никаких «железных пруфов» заказного характера работы упомянутых выше людей. Никаких ссылок на источники финансирования, фонды, НКО и прочих иноагентов. Не буду даже подвергать сомнению саму способность всех вышеупомянутых людей работать за свой счет методично и слаженно на протяжении нескольких недель или месяцев во имя какой-нибудь благой цели. В современном мире это ведь так просто, не правда ли? Почему бы не предположить, что все они по-своему хотят за счет таких флэшмобов и изменения законодательства наносить своим согражданам добро и причинять пользу? Почему бы не выбрать в качестве отправной точки именно это предположение?

Несмотря на весь цинизм нашей эпохи и специфику столичной пиар-тусовки, к которой явно принадлежат организаторы флэшмоба, предположим, что активисты, требующие скорейшего принятия некоего закона о СБН, совершенно искренне хотят помочь попавшим в беду женщинам.

Возможно, устроители акции с криво загримированными барышнями модельной внешности настолько верят в спасительность закона о семейно-бытовом насилии для семей, что ради принятия этого закона идут на прямой подлог, предъявляя обществу ложную, завышенную в десятки раз статистику смертей женщин от насилия в семьях. Чуть ли не буквально следуют заветам Геббельса, многократно повторяя ничем не подтвержденные мантры о «14 000 забитых мужьями женщин в год» и о «каждой пятой россиянке», ставшей жертвой насилия хотя бы раз в жизни.

Геббельсу приписывают слова «ложь, повторенная тысячу раз, становится для населения правдой». Может ли ложь таким нехитрым способом превратиться в глазах людей в правду — это большой вопрос. Люди — это не грязь, которой их считал мясник Геббельс и его преступные подельники. У них есть разум, совесть, есть глаза и уши. И есть человеческое достоинство. Если всё это есть у человека, то он способен отличать добро от зла, должное от недопустимого и правду от вымысла. А значит, увидеть целостную картину происходящего и постичь смысл происходящего.

Каков же смысл поднявшейся в социальных сетях, а теперь уже и в федеральных СМИ, шумихи на тему СБН? Организаторы, исполнители, а также поддержавшие их акцию сообщества в социальных сетях рисуют ужасающую картину происходящего, согласно которой чуть не каждые 40 минут в стране гибнет от домашнего насилия хотя бы одна женщина. И только принятие спасительного нового закона о СБН может прекратить творящийся в семьях ужас. А вот МВД, к примеру, в год фиксирует порядка трехсот случаев убийства женщин в семьях.

Но чтобы понимать всю бредовость продвигаемой активистами флэш-моба картины происходящего, достаточно просто использовать логику и соотнести эту картину с реальностью. Ведь если 14 000 женщин ежегодно умирает в стране от рук «домашних тиранов», то в разы больше жен «выхватывает в табло» с тяжелыми, но не смертельными последствиями для здоровья. А огребает от «деспотов» без последствий для организма еще больше. А на всех остальных женщин мужья, надо полагать, просто орут благим матом в среднем раз в 40 минут. Или кто-то в здравом уме будет утверждать, что in Soviet Russia женщин в семьях бьют только и исключительно до смерти, без промежуточных, так сказать, результатов? Получается не статистика, а казни египетские.

И где в таком случае заполненные избитыми до полусмерти женами больничные койки по всей стране? Где километровые очереди из избитых женщин около районных травмпунктов? Где, в конце концов, колонны прогуливающихся с детскими колясками барышень с синяками, недокомплектом зубов во рту и перевязанными конечностями?

А как, кстати, тогда обстоят дела с семейным насилием в отношении детей? Или «семейные тираны» «отрабатывают двоечку» только на женах? Где аналогичные толпы поломанных и побитых детей? Не в той ли альтернативной реальности, из которой родом организаторы флэшмоба и их сторонники?

Предположим, что они действуют согласно установкам «игра стоит свеч» и «на войне все средства хороши». Но тогда все их поведение целиком не может не вызывать вопросов с точки зрения логики, морали, этики и даже эстетики.

Во-первых, подобные установки попросту аморальны, особенно, если их берут на вооружение люди, взявшиеся бороться с той или иной несправедливостью.

Во-вторых, в чем, собственно, проблема? Российские законы разрешают бить и убивать людей? Или в России законом разрешено бить и убивать только замужних женщин? Нет уголовных статей за убийство, за нанесение тяжких и средних телесных? Очевидно, что нарушителям закона на этот самый закон плевать. В законах-ли проблема?

Сторонники (или гендерно правильнее будет написать, сторонницы?) принятия закона о СБН могут сказать, что существующие сейчас законы нарушаются, потому что предусматривают слишком мягкое наказание за преступление. Интересно было бы узнать, какое наказание, по мнению этих людей, не будет слишком мягким? Смертная казнь за разговор с женщиной на повышенных тонах? До чего можно дойти в стремлении решить все проблемы мира за счет одного только ужесточения законодательства?

Организаторы флэшмоба рассчитывают, что строгость наказаний, прописанных в новом законе, настолько напугает всех «действующих и потенциальных насильников», что все насилие в семьях разом прекратится?

А с чего они решили, что существующие законы недостаточно суровы?

А с чего они вообще решили, что одной строгости наказания за правонарушение достаточно для ограждения потенциальной жертвы от потенциального преступника? У нас в стране что, каждый преступник перед совершением очередного правонарушения тщательно вычитывает административный и уголовный кодексы, выясняет, какой срок ему «светит» за то или иное деяние, и идет на дело, лишь тщательно взвесив все «за» и «против»? Большинство нарушителей об этом даже не задумывается.

Сколько вообще у нас в стране есть юридически грамотных людей, к тому же еще и отслеживающих постоянно вносимые в законодательную базу изменения и поправки?

Конкретно насилие, в особенности бытовое, в подавляющем большинстве случаев вообще не является заранее спланированным действием. Корни этого явления — накопившаяся жизненная неустроенность у людей, оторванность от культуры и образования, отсутствие жизненных перспектив, отсутствие положительных образцов для подражания, смысловой и ценностный вакуум, в который наша страна погрузилась еще в перестройку. Как следствие — фрустрация, гнев, отчаяние, безысходность, психологические проблемы, которые, накопившись, конвертируются в алкоголизм, ругань, апатию, агрессию. В диссоциацию личности человека. Движимый этими внешними и внутренними факторами человек не будет думать о каких-то там законах. Он будет просто разрушать. Возможно, подсознательно даже желая, чтобы после всего им совершенного «заботливое» государство его самого… того… по всей строгости закона. Потому что осточертело всё. Потому что продолжать ТАК жить — нельзя.

Написанное выше очевидно почти всем. Особенно тем, кто не живет в пределах МКАДа. Но проживающая в Москва-Сити блогерша Митрошина, взявшаяся оберегать российских женщин от насилия, знает лайф-хак, позволяющий решить проблему семейного насилия в обход решения всех перечисленных выше проблем! И щедро делится этим лайф-хаком с подписчиками! Лайф-хак этот — новый запретительный закон!

И как только власти примут этот закон, все сразу же станут его соблюдать, да. Даже самые последние социопаты, рецидивисты, неадекваты сразу станут паиньками и заиньками. И правоприменительная практика тут же станет совершенной! Так это должно работать, да? Организаторы флэшмоба настолько, мягко выражаясь, наивны, что на полном серьезе рассчитывают именно на такой сценарий?

Кстати, о практике. Насколько она хороша сейчас, эта правоприменительная практика? Иными словами, имеют ли место быть у нас такие явления, как судебный произвол, коррупция, кумовство, сговоры? Насколько хорошо работает у нас правоохранительная система в целом? Как имеющаяся правоохранительная система будет применять новый закон?

Ведь, казалось бы, антикоррупционное законодательство у нас есть — а коррупцию почему-то искоренить не получается. Но с принятием закона о СБН все будет, конечно же, по-другому. И коррупция сразу исчезнет, и применяться этот закон будет абсолютными профессионалами абсолютно профессионально. Как иначе-то? Ведь это же лайф-хак от самой Митрошиной! Очередной рецепт «как спасти мир, не отрывая пятой точки от компьютерного кресла»! Что может пойти не так?

Опять же, приобщение к культуре, воспитание, образование — это долго, сложно, трудно, дорого и вообще непонятно. А вот закон какой-нибудь подмахнуть по-быстрому — это и понятно, и привычно, и быстро, и дешево! Вжух — и нет домашнего насилия! Сплошные выгоды для лиц, ответственных за решение социальных проблем! И никаких долговременных издержек!

И международные партнеры все как один настойчиво и уже давно рекомендуют принять такой закон! И постоянно критикуют Россию на международной арене за отсутствие таких законов! Во всех цивилизованных странах такой закон есть, а Россия опять, будто самая отсталая на планете. Как не родные, честное слово! Ну как, скажите, не принять такой замечательный закон и не осчастливить всех женщин внутри страны и международных партнеров снаружи?

Некоторые сторонники принятия закона о СБН могут указать, что существующая сейчас законодательная база неэффективна, поскольку в законах не прописаны якобы «жизненно необходимые» юридические понятия и определения некоторых видов преступлений, а следовательно, и наказания за такие виды преступлений нигде не прописаны. В частности нет определения «семейного, экономического, психологического» и, наверное, еще каких-нибудь насилий. А в новом законе все эти определения будут, и наказание будет по всей строгости, а стало быть…

А можно с этого места поподробнее? Кто будет прописывать в законе определения всех этих видов насилия и устанавливать соответствующие сроки для насильников? Блогерша Митрошина? То ли правозащитница, то ли бизнесвумен Алена Попова? Фотографы и модели флэш-моба? Или же это будут делать авторы суперэффективного антикоррупционного законодательства, позволяющего столь успешно искоренять коррупцию в стране на протяжении уже почти двух десятилетий?

А может быть… Определение всем недостающим видам насилия дадут авторы пенсионной реформы? Да не, бред какой-то. Новый закон, разумеется, написан исключительно честными, благородными суперпрофессионалами из ювенального лобби. И применяться на практике он будет такими же неподкупными, юридически грамотными супергероями из комиксов. Иначе и быть не может. Ведь проблема же у нас только и исключительно в законах, а не в кадрах. Правда же?

А что это за новые виды насилия такие? Вот, к примеру, если жена тоталитарно заставляет безвольного мужа мыть посуду, пылесосить, убирать мусор и ходить в магазин за молоком и хлебом, то имеет ли здесь место домашнее или психологическое насилие жены над мужем? А если жена затащила своего суженого в какой-нибудь брендовый бутик и закупилась там на половину месячной зарплаты добытчика, можно ли считать это экономическим насилием со стороны жены в отношении мужа?

Или же, наоборот, нищеброд-муж, зарабатывая настолько мизерную зарплату, что на нее и пару норковых шуб раз в неделю не купить, осуществляет тем самым экономическое и психологическое насилие в отношении своей по определению непогрешимой благоверной? Кстати, если ругань тоже является видом насилия, то здесь физическое превосходство мужчины над женщиной уже не играет никакой роли. Более того, преимущество тут скорее у прекрасного пола. Чтобы послать ближнего по известному адресу, нужна не физическая сила, а язык без костей.

Стоп, ведь начиналась же вся эта кампания с завываний о том, как жестоко и массово бьют своих женщин тираны-мужья? Откуда вдруг появились все эти новые «виды насилия», отнюдь не сводящиеся к мордобою? Как вообще все это должно работать в комплексе? В чем логика сторонников решения любых социальных проблем путем введения новых запретов и репрессий?

Дочитавший данный текст до этого места герой может счесть, что логики-то тут нет никакой. Не видите логики? А она здесь есть! И состоит она очень примерно в следующем.

Закон по сути своей является и являлся инструментом регулирования отношений в обществе. Общество состоит не из безгрешных ангелов, а из людей со всей их противоречивостью, со всем их несовершенством. Недостатки людей, их, говоря языком религиозным, грехи могут привести к самым тяжелым последствиям для общества, вплоть до массового вымирания той или иной популяции вследствие войн или хаоса. Для блокирования низменных и деструктивных проявлений человеческой природы общество вырабатывает законы. И до этого момента все выглядит разумно и правильно. Но далее возникают два очевидных вопроса.

1. Можно ли устранить человеческое несовершенство путем развития человека и перевода его в некое новое качество, чтобы сама необходимость в законах отпала за ненадобностью?

2. Либо же человек — это принципиально неисправимая и порочная тварь, поведение которой нужно обуздывать введением все больших и больших ограничений, то есть законов?

Положительный ответ на первый вопрос подразумевает, что общество должно прилагать максимальные усилия для развития культуры и науки, для улучшения качества и доступности образования для каждого человека, для улучшения условий жизни каждого, чтобы каждый мог максимально беспрепятственно восходить по лестнице развития к совершенству. Это сложнейший и тяжелейший коллективный труд. Это задача, которая под силу только всему человечеству целиком. «Свободное развитие каждого должно стать условием свободного развития всех». А самое главное — положительный ответ на вопрос № 1 предполагает возможность искупления и преображения человека. «Из Савла в Павла».

Положительный ответ на второй вопрос предполагает лишь совершенствование общественных отношений только за счет «совершенствования законов», то есть за счет все большей детализации и регламентации запретов, введения новых ограничений на поведение человека. Развития нет. Искупления нет. Преображения нет. А смысл тогда жить? Скучно, девочки.

Поскольку решить задачу № 1 невероятно сложно и, мягко выражаясь, невозможно в сколько-нибудь обозримые сроки, законы необходимы любому обществу до тех ровно пор, пока составляющие это общество люди не избавятся от своих деструктивных и пагубных наклонностей полностью.

Но никакой стопроцентной гарантии от совершений преступлений ни одно законодательство не даст. Оно может лишь более-менее эффективно ограничивать поведение человека в обществе и, опять же, более-менее эффективно воздавать по заслугам за уже совершенное нарушение установленных законами ограничений. За. Уже. Совершенное. Преступление.

Конечно, должным образом составленный закон может установить такие ограничения в поведении людей в социуме, что его действие станет средством профилактики тех или иных правонарушений. Вот только места для свободы в жизни человека тогда попросту не останется. Потому что единственный способ использования законодательства как средства профилактики преступлений — это усиление контроля государства над индивидом. Потому что только полный контроль над каждым членом общества позволяет полностью исключить «законными методами» возможность совершения преступления в обществе. Такой контроль не предполагает для индивида свободы воли, свободы совести, какой-либо свободы вообще.

Такой контроль предполагает не только тотальную регламентацию поведения человека от колыбели и до могилы, не только постоянную слежку за человеком, куда бы тот не шел. Речь в пределе и в перспективе идет и о контроле над мыслями каждого члена общества. А ну как смутьян дурное задумает? Сегодня задумает, а завтра возьмется реализовывать! Нет, для пущей безопасности граждан компетентным органам должны быть выданы все полномочия и технические возможности для работы по сохранению стабильности в стране и благополучия граждан. Все помнят книгу писателя-фантаста Филиппа Дика «Особое мнение», а также снятый по этой книге одноименный фильм с Томом Крузом?

Борьба с насилием путем составления новых законов всегда сводится к наступлению на свободы и права граждан и усилению репрессивной и эксплуататорской составляющей государства, к формированию внутри госаппарата централизованного и всемогущего по отношению к простому гражданину субъекта, осуществляющего насилие легально и в государственном масштабе.

Ни один закон самого человека изменить просто не может.

К чему же так призывают сторонники флэшмоба? Получается, что борцы с насилием в семьях призывают бороться с этой проблемой путем привлечения к ее решению всей мощи репрессивного аппарата государства. Бороться с насилием путем провоцирования еще большего насилия — все равно, что тушить пожары в Сибири керосином.

Насилие — это не юридическая проблема. Насилие происходит не потому, что какие-то законы криво написаны или вовсе отсутствуют. На вопрос «бить или не бить», как и на вопрос «быть или не быть», как и на многие-многие другие вопросы, каждый человек отвечает себе сам. Но отвечает он не произвольным, случайным образом, а сообразно своей морали, своему представлению о допустимом и недопустимом. Представления эти он получает не из космоса, а от окружающих его людей. Человек не существует отдельно от общества. Он во многом определяется обществом и временем, в которое живет. Мораль штурмовавших Трою ахейцев и мораль современного человека — это две большие разницы.

Но когда мораль из общественной категории превращается в «личное дело каждого», общество перестает существовать и превращается в толпу беспомощных, неспособных к взаимопониманию и взаимодействию, незрячих, одиноких, травмированных своим одиночеством и беспомощностью, а оттого постоянно озлобленных и подавленных — но таких ослепительно «ярких индивидуальностей». Не зря в Китае издавна считают, что все беды происходят от ухудшения нравов.

Исправление нравов в обществе, воспитание людей, образование, приобщение к культуре — вот рецепт профилактики не только семейного насилия, но преступлений как таковых.

Конечно, читатель может заявить, что, покуда нравы в обществе не доведены до совершенства, а члены общества не избавились полностью от своих слабостей и пороков, новые законы необходимы обществу, как заплатка порванной рубашке. Как говорится, «не до жиру». Но тогда этот читатель должен понимать, что он фактически оправдывает право государства игнорировать его, читателя, права и свободы. Или читатель уверен в том, что новый закон затронет только какие-то сферические маргинальные семьи, существующие в самом отдаленном от читателя вакууме? Нет, тотальный контроль над обществом в целях обеспечения безопасности общества должен быть именно тотальным и именно всеобщим.

А как иначе защитить граждан от насилия, как не ужесточением контроля над этими самыми гражданами? Ведь человек так несовершенен… Ему нельзя доверять его собственную судьбу… Не говоря уже о судьбе его детей… Такие вещи должно доверять только специалистам… Правозащитницам, таким, как Попова! А исправить человека в обозримой перспективе все равно не представляется возможным… Да и как знать, возможно ли это в принципе?

Не эта ли логика владеет умами сторонников принятия закона о СБН? Не она ли владеет умами представителей современной российской элиты? Неужели непонятно, какие ответы на вопросы № 1 и 2 дали организаторы кампании за введение закона о СБН, их друзья в правительстве и их группы поддержки в соцсетях?

Желающие могут пройтись по комментариям на страницах поддерживающих флэшмоб групп в соцсетях и определить уровень человеколюбия диванных борцов с семейным насилием. Вот лишь пара примеров, отнюдь не исключительных по уровню, скажем так, экспрессии.

Примером какого запроса являются подобные комменты? И подобных комментариев в сети немало. Авторы комментариев, приведенных ниже, не верят ни в искупление, ни в развитие, ни в человека. Им не нужна справедливость. Ими движет жажда мести и удовлетворения собственных комплексов и наклонностей, в том числе садистских. Закон о СБН для них является лишь инструментом для осуществления насилия в отношении ненавистных им «мужланов». Потому что человек ведь не способен расти над собой. А раз не способен, то и любить его невозможно.

Один из крупнейших психологов двадцатого столетия связывал любовь к ближнему со способностью увидеть в нем еще не реализованный потенциал, того, кем любимый человек может стать в перспективе. А если ближний никем не может стать?

Тогда жалеть некого и незачем. А справедливой, да и имеющей хоть какой-то смысл может быть только месть человеку за все его гребанные недостатки. Любому другому человеку, не себе, конечно. Авторы приведенных комментариев не чувствуют изъяна в себе. Они же не какие-то там твари дрожащие, они… того… право имеют! Они избраны для того, чтобы спасти бедных российских женщин от окружающих их повсюду неисправимых мужланов-насильников! Или избраны не они, а Попова и Митрошина! Не суть важно! Главное, что право имеют! Право судить, изолировать, карать, ломать этих неисправимых мужланов-сексистов-насильников! Ради улучшения механизмов межличностных отношений в обществе и в целом ради общественного блага, конечно.

Ведь они же неизмеримо выше и лучше всех этих насильников-абьюзеров! А если человек это неизменяемая константа, то все эти радетели за женское счастье лучше, чем насильники-абьюзеры, от рождения! Значит, люди рождаются неравными! Значит… понятно, куда может завести такая цепь «рассуждений»?

Не на такие ли настроения в части нашего общества, не на такой ли запрос опираются организаторы кампании по продвижению закона о СБН и их друзья в элите?

Что же касается наших очень дорогих элитариев, разве социальная (или, точнее говоря, антисоциальная) политика нашего государства не является ярчайшим свидетельством отношения современной российской элиты к человеку?

Нужно отдельно рассказывать, в каком состоянии находятся современная российская наука, культура, образование, медицина? Как стремительно «растет» благосостояние народа?

Одной пенсионной реформы недостаточно для оценки уровня заботы современной российской элиты и находящегося у нее в руках государственного аппарата о развитии человека в России? Действительно, зачем пенсии этим неисправимым… совкам? Ватникам? Анчоусам?

А к чему может привести в перспективе подобное сочетание «законотворчества» и игнорирования в социальной политике всего, что должно служить возвышению человека? Не к «железной пяте» или антиутопиям Оруэлла и Хаксли, часом?

Если человек — это неизменяемая константа, то действует именно описанная выше логика репрессий и эксплуатации человека человеком. Логика, в которой человеческому счастью, человеческому благу места нет.

Если же человек может меняться, то принятие и применение подобных предлагаемому законов, особенно в сочетании с нынешней социальной политикой правительства, может изменить людей только в худшую сторону. Ведь если человек способен развиваться, то он тем более может и деградировать.