logo
Статья
/ Владимир Васильев

Российские родители не хотят сексуального просвещения для своих детей

Владимир ВасильевВладимир Васильев

Владимир Васильев:

Уважаемые коллеги!

Один из тезисов, который здесь звучал, — что у нас традиционное общество. Может быть, нам это кажется, потому что у нас СМИ, про роль которых тоже упоминалось, говорят, что у нас родители якобы за внедрение секспросвета в школах? Что же на самом деле происходит?

Я хочу начать даже не с опроса ВЦИОМа, а с опроса АКСИО-4, который гораздо более масштабный был, чем вообще обычно проводятся опросы и в частности опросы ВЦИОМа. В нем участвовали 43 тысячи 687 человек из всех регионов России. Им предлагалось анкету заполнить. Это была большая анкета, она касалась не только секспросвета, она касалась вообще отношения к семейным ценностям. Этот опрос прошел в 2014 году, в феврале. Один из главных вопросов, который был затронут, с моей точки зрения, это вообще отношение родителей, как они считают, должны меняться законы. 87,2% опрошенных считают, что это должно происходить только с явного согласия общества. То есть должен быть референдум или что-то подобное. Это невозможно внедрять насильственно, сверху, прикрываясь какими-то статьями в СМИ, что якобы все за.

Мария Мамиконян:

Или ссылками на ООН.

Владимир Васильев:

На ООН, куда угодно. [На вопрос о допустимости введения занятий по сексуальному просвещению в школьную программу] отрицательно ответили 46 с лишним процентов человек — самый большой процент. Еще 35% — они не уверены, и тоже можно понять, потому что на самом деле никто не знает, что внедрять собираются, а мы, конечно, понимаем, что проблема-то есть, и мы увидим это дальше. Только 22% «За».

Но при этом, если посмотреть на предложение внести это в дошкольную программу, уже 80% против. То есть на самом деле родители не хотят этого просвещения для своих детей. Только в школе они колеблются, значительная часть. При этом предложение «запретить» [секспросвет в школе], встречает поддержку опять-таки большего числа граждан. Запретить вообще внедрение таких программ в школах: 37% против и 34% — не уверены. Только 27% считает, что секспросвет необходим и его нельзя запрещать. При этом, что интересно, против внедрения сексуального просвещения в основном молодежь, обратите внимание. Больший процент тех, кто за, — в категории от 45 до 54. Это родители тех, кто уже прошел какие-то вот эти вещи, на своей шкуре испытал раннюю сексуализацию и понимает, какой это вред.

А теперь перейдем к опросу ВЦИОМа. Тема была — отношение к способам полового воспитания молодежи. И вот, собственно, результаты какие.

Самое главное [для наших сограждан] — это нравственная сторона ранних сексуальных отношений и воспитание чувства ответственности за свои поступки. В 2018 году так ответил 61% людей, участвовавших в опросе ВЦИОМ, в котором 1600 человек было опрошено по телефону. Причем мы видим, и это тоже очень важно, что этот процент колеблется с годами. Я специально смотрел другие годы: 2009, 2015-й. Примерно один [и тот же]процент. То есть у нас страна как была традиционной в своей сути, так и остается. Нравственность — это главное, чему надо учить детей, родители по-прежнему так считают. Ну и мы видим тоже на этом отчете, что выросло количество людей, которые считают, что если уж о чем-то говорить, то надо предупреждать венерические заболевания, беременность и так далее.

С чем это связано? С продолжающимся процессом развращения молодежи. Дети получают травмирующую их психику информацию со всех экранов: телевизоров, компьютеров, других электронных устройств — вплоть до порнографии, которой немало в интернете и на которую можно напороться, даже если ты ее не ищешь. И проблема эта возникает, которой раньше не было. В 1989 году о ней не знали, и поэтому не было такой проблемы. А теперь как-то все это надо решать. И вместо того, чтобы поставить детям барьер от этой деструктивной информации, ведь у нас же блокируют что-то в интернете… причем блокируют, в основном, библиотеки, которые книги распространяют. Почему [порнография] не блокируется? То есть вот это надо делать, а не рассказывать детям, [о том], о чем не надо рассказывать.

Пожалуйста, дальше. Другие результаты.

Какой должен быть главный канал, по которому должна поступать к ребенку эта информация? Естественно, родители. Сейчас уже наши родители убедились, что они должны быть главными в этом вопросе. Мы видим, что раньше это было не так, в 1989 году еще люди безмерно доверяли школе. Сейчас из школы исключено главное — это воспитательная функция, она практически совершенно отобрана. Учителя не могут воспитывать, ничего не могут делать с детьми, даже если они совершенно непотребно себя ведут. И родители. При этом родители хотели бы на самом деле получить какую-то помощь, почему бы и нет?
Но не в виде секспросвета, а в виде, может быть, консультаций специалистов. Результаты [опроса] именно об этом говорят, что уж если родители чего-то хотят, то они хотят помощи каких-то специалистов. О поддержке тут не готов прокомментировать. «Скорей, поддерживаю», «Скорее, не поддерживаю», что это было. И вот последний слайд. Наверное, это и вызвало ажиотаж, что можно увидеть, там, что якобы в средней школе 63% опрошенных хотят, чтобы внедрялось воспитание с 5 по 9 класс. Но мы видели [данные] на предыдущих слайдах — это не коррелирует с ними. Поэтому я затрудняюсь сказать, что же это за такой был результат, что за 80% полностью поддерживает секспросвет. Наверное, из тех, кто полностью поддерживает, 80% хотели бы, чтобы это было в средней школе.

Надежда Храмова:

Они надеются…

Владимир Васильев:

Тут говорилось, что наши родители обладают известной долей наивности. Это действительно так. Когда им звонят и спрашивают, хотели бы вы какое-то просвещение (и тоже самое мы видели на наших анкетах), они говорят: «А что это такое?» Что вполне закономерно, раз вы говорите «надо».

Но по результатам опросов мы видим, что это в первую очередь должны быть родители и нравственная сторона.

И если уж говорить о том, как я бы это видел. Конечно, мне бы хотелось, чтобы половой вопрос в школе поднимался, но поднимался в другом ключе: чтобы [изучалась] классическая русская литература, в которой идет классическое воспитание личности. Та же «Анна Каренина». Это прекрасная книга, которая говорит о том, как себя вести, и как бывает, если не так себя ведешь. Вот это должно быть в школе, и я надеюсь, что когда-то мы это вернем. Я уверен в этом.