«Кому война, а кому — мать родна»!  Компании, специализирующиеся на предоставлении цифровых услуг в области образования, получили новые позиции

Традиционное образование споткнулось о пандемию, бизнес возликовал

Якопо Лигоцци. Аллегория алчности (фрагмент). 1590
Якопо Лигоцци. Аллегория алчности (фрагмент). 1590
Якопо Лигоцци. Аллегория алчности (фрагмент). 1590

Жизнь всего человечества сильно изменилась с начала пандемии коронавируса. И одно из наиболее существенных изменений произошло в системе образования, которая оказалась не готова к новой реальности.

Крупнейшая международная структура, созданная ООН и занимающаяся проблемами образования, культуры и науки, UNESCO сообщила, что уже к марту 2020 года каждый пятый учащийся в мире не посещал учебное заведение из-за пандемии. К этому времени, как подсчитала организация, 107 стран частично или полностью закрыли свои школы.

Если бы к началу учебного года 2020/2021 пандемия нового коронавируса сошла на нет, а все сферы жизни общества вернулись бы на круги своя, то даже в этом случае удар, нанесенный по образованию, давал бы знать о себе долгие годы. И это подтверждается прошлыми сбоями в традиционной системе образования.

Так, например, в Аргентине в 1980-1990-х годах прошли забастовки учителей, которые привели к тому, что некоторые ученики пропустили до 90 учебных дней. В результате, согласно проведенному исследованию, эти дети, став взрослыми, чаще оказывались безработными и имели меньший доход, чем их сверстники, посещавшие школу без перерывов.

В качестве заметки на полях скажем, что согласно исследованию «The Hidden impact of COVID-19», проведенному британской организацией «Save the children International» и опубликованному в сентябре 2020 года, во время первой волны коронавируса доступ к образованию на время утратили 98% опрошенных, так как учебные заведения были попросту закрыты.

Однако коронавирус никуда не исчез. За первой волной пандемии последовали следующие, и уже к новому учебному году 2020/2021 стало понято — школам и университетам придется адаптироваться к новой ситуации. Спасение было найдено в виде разных вариантов дистанционного образования.

В Сомали, например, организация «Save the children International» распространила около 17 тыс. радиоприемников для того, чтобы дети могли слушать обучающие программы. Но в более развитых странах, конечно, речь чаще всего шла об обучении с использованием сети интернет и связанных с ней технологиях.

В UNESCO также заговорили о необходимости «цифровой трансформации» системы образования и ключевой роли государственно-частного партнерства в этом вопросе.

Поворот традиционной школы в сторону онлайн-технологий вызвал нескрываемое ликование со стороны тех, кто уже давно начал заниматься продвижением подобных методов обучения. Так, например, в статье «Влияние коронавируса на индустрию образования и новые тренды» на портале RB.RU приводятся слова главы корпоративного университета МТС Оксаны Фетисовой: «… мы, конечно, и до пандемии уже были в онлайн — дистанционное обучение имело большую долю во всех обучающих программах. Более того, безальтернативность ситуации помогла переубедить значительную часть скептиков в значимости и преимуществах дистанционного обучения».

Восторженная реакция бизнеса, представляющего онлайн-решения в образовательной сфере, понятны. Их востребованность резко возросла, а если есть спрос, то есть и деньги.

По этой же причине, видимо, подскочили в цене акции так называемых EdTech корпораций, то есть тех проектов, которые включают в себя набор цифровых инструментов, направленных на повышение эффективности образовательного процесса. А некоторые граждане, увидев безальтернативность, решили полностью отказаться от традиционного образования и перевели своих школьников в онлайн: «… более 7000 детей учатся у нас в полном отрыве от обычной офлайн-школы», — утверждает Forbes, рассказывая о направлении «Домашняя школа» в проекте «Фоксфорд». Это направление создано специально для замены очной школы, и оно показало стремительный рост в 2020 году, увеличившись в четыре раза.

Издание также отмечает, что в июне 2020 года онлайн-платформа с информацией о стартапах Crunchbase назвала онлайн-образование одной из ведущих отраслей для «единорогов», то есть для компаний, капитализация которых за короткий период составила $1 млрд. Всё это лишний раз подтверждает, что спрос на цифровые технологии в сфере образования резко пошел в гору. В качестве вишенки на EdTech-торте можно привести в пример один из индийских проектов под названием Byju’s, который стал первым EdTech-«десятирогом» (Decacorn), то есть его капитализация превысила $10 млрд.

Безусловно, рынок EdTech развивался и до пандемии, но темпы роста в этом сегменте резко подскочили, когда традиционное образование споткнулось о пандемические ограничения.

При этом сами бизнесмены, во всяком случае в России, говорят о том, что им сложно осваивать нишу онлайн-образования для школьников. Так, в исследовании «Education online. Barometer» от 2019 года (то есть ещё до начала пандемии) говорится, что к образованию детей родители предъявляют особо высокие требования и потому работать в этой сфере тяжело.

Позиция родителей понятна, ведь они хотят, чтобы их дети хотя бы смогли закончить школу, а согласно тому же исследованию, лишь 20% образовательных онлайн-проектов России заявляют о том, что завершают их курсы 71-100% учеников. Такая результативность вряд ли может удовлетворить родителей.

Но для бизнеса такая результативность не страшна. Главное — чтобы клиент платил, а уж будет он посещать занятия, будет ли учиться или нет — его дело. Ведь для бизнеса образование — это услуга, а цель предоставления такой услуги — заработок. И заимствование этой логики государственной системой образования в России, к сожалению, очевидно.

Цифровизация также во многом укладывается в эту логику. Например, понятно, почему для бизнеса цифровизация образования привлекательна. Она позволяет снизить издержки и легко масштабировать бизнес за счет внедрения автоматизации, использования искусственного интеллекта, то есть за счет замены человеческого труда машинным.

Традиционная же государственная система образования предполагает наличие огромного штата учителей, инфраструктуры и всего прочего. С точки зрения государства, это можно хоть как-то оправдать необходимостью взращивания настоящего гражданина. Но для бизнеса это не важно, поэтому плюсы онлайн-образования очевидны.

Вот по этой причине EdTech-компании внедряют всевозможные технические новшества, начиная от систем распознавания образов, которые проверяют выполнение заданий, заканчивая системами слежения за тем, отводят ли ученики глаза в сторону от монитора, сдавая экзамен онлайн.

Государства, застигнутые врасплох пандемией коронавируса и не имеющие альтернативных предложений по преодолению кризиса в сфере образования, начали яростно хвататься за цифровые технологии. Увы, Россия не исключение. У нас цифровые технологии давно внедряются в сферу традиционного образования, но до пандемии их распространение все же сдерживалось наличием альтернатив, а теперь руки цифровизаторов оказались почти полностью развязаны.

Однако, дело не только в технологиях, которые могут быть использованы по-разному, но и в том, что вместе с ними в сферу образования все больше проникает логика бизнес-сообщества, а ее цели и задачи в отношении образования зачастую существенно отличаются от целей и задач национального государства. Особенно если бизнес ориентирован глобалистски.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER