Турция проверяет, как далеко она может зайти, компрометируя Евросоюз действиями, которые «уводят ее с европейского пути». 

Как Турция сможет заработать на «мигрантофобии» Евросоюза?

Жан Жюль Антуан Леконт дю Нуи. Гарем. 1876 год
Жан Жюль Антуан Леконт дю Нуи. Гарем. 1876 год
Жан Жюль Антуан Леконт дю Нуи. Гарем. 1876 год

В Брюсселе 25–26 марта 2021 года состоится важное событие для отношений Европы и Турции — пройдет саммит лидеров Союза, где будут приняты решения о сближении. К настоящему моменту после множества предварительных обсуждений и заявлений ЕС говорит, что еще посмотрит на действия Турции, и все решения озвучит на встрече.

Что хочет увидеть ЕС со стороны Турции, и что Турция ждет взамен? На прошедшей неделе стороны стали более конкретны в своих заявлениях и требованиях.

Турция сказала, куда метит миграционным соглашением с ЕС

Сейчас основное, что больше всего связывает Турцию и ЕС, — это миграционное соглашение. Проблема с мигрантами стоит так же остро, как 5 лет назад: меньше их не становится, приемные пункты переполнены. При этом пандемия продолжается, а ситуация в Сирии не становится лучше.

Официальная позиция ЕС по перезаключению миграционного соглашения однозначна. Глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель публично озвучил ее не один раз — миграционное соглашение 2016 года нужно продлять, потому что оно принесло много пользы, спасло много жизней. А критика, что якобы, деньги, выделяемые из фондов, идут властям Турции, а не беженцам, была опровергнута.

Однако в отдельных странах ЕС есть сомнения по поводу действующей миграционной политики в Евросоюзе. К примеру, прибрежные Мальта, Кипр, Греция, Италия и Испания, на которых «льется» поток мигрантов, объединившись в группу «MED 5», активно обсуждают, как должна действовать Европа в отношении беженцев и просителей убежища.

Также в Германии вразрез с линией федерального правительства, поддерживающего сделку с Турцией, в оппозиционных партиях призывают к изменению курса миграционной политики. В основном говорится о «гуманитарной катастрофе», «нарушении основных прав» и о том, что «успех измеряется тем, насколько хорошо Европа изолирует себя [от беженцев]».

Турецкая сторона, несмотря на постоянные напоминания о 4 млн мигрантов на своей территории, выступает за продление соглашения и подчеркивает, что именно этот шаг поможет «оживить» отношения с Союзом. Однако впервые за последний месяц Турция четко сказала, чего она на самом деле хочет от Европы.

Пресс-секретарь президента Турции Реджепа Эрдогана Ибрагим Калын заявил, что нужно «мобилизовать больше политических, финансовых и гуманитарных ресурсов».

И главное, к чему подводит Анкара в отношении миграционной политики, это то, что Евросоюз должен «поддержать Турцию в Идлибе и других частях Сирии, чтобы обеспечить безопасность и стабильность для сотен тысяч сирийцев».

Президент Франции Эммануэль Макрон очень ясно обозначил положение ЕС: «Если завтра мы скажем, что больше не будем работать, не будет диалога, они откроют двери — и в Европу прибудут 3 млн сирийских беженцев». При этом Франция — страна, которая «все больше скатывается к пещерной мигрантофобии и ксенофобии».

Остается только смотреть, как долго Евросоюз сможет, дрожа от «мигрантофобии», отстаивать свои позиции перед Турцией. Или все же он пойдет по альтернативному пути и реализует предложения, которые звучат внутри ЕС по распределению беженцев между всеми странами-членами.

Готовность вступить в Евросоюз за его счет

Эрдоган и другие высокопоставленные лица Турции выступают за обновление Таможенного союза, считая его «ключевым шагом» к нормализации отношений с Евросоюзом. Лидеры стран — членов ЕС также признают возможность расширения торгового соглашения.

Судя по более ранним высказываниям турецких властей в рамках рассуждений об обновлении торговых отошений понятно, что Анкара хотела бы получать больше финансирования из фондов для стран — кандидатов в Евросоюз, а также на проекты в рамках европейской «зеленой сделки».

«Права человека» и дружба с Европой

Изображение: Владимир Чичилимов © ИА Красная Весна
Трудовой мигрант
Трудовой мигрант
мигрантТрудовой

Гарантия верховенства закона и соблюдения прав человека является неотъемлемым условием для вступления Турции в Евросоюз. И не так давно Анкара, представив План действий Турции в сфере прав человека, говорила о том, что это шаг навстречу Европе.

Однако 17 марта 2021 года в Турции лишили места в парламенте прокурдского законодателя Омера Фарука Гергерлиоглу, а главный прокурор Турции подал иск в Конституционный суд Турции с требованием распустить Народно-демократическую партию (ДПН) по обвинению в связях с запрещенной и признанной террористической Рабочей партией Курдистана (РПК) и лишить возможности участвовать в политической жизни на пять лет ее членам.

На данное событие в Евросоюзе ответили осуждением. Жозеп Боррель и комиссар по расширению Союза Оливер Варгейи заявили, что «закрытие второй по величине оппозиционной партии нарушит права миллионов избирателей в Турции». Они также отметили, что действия турецких властей «подрывают доверие» к обещаниям Анкары проводить демократические реформы.

19 марта стало известно, что согласно указу Эрдогана, Турция выходит из Конвеции Совета Европы по защите прав женщин. Событие получило широкий резонанс в обществе, политических кругах и СМИ.

От лица Евросоюза Боррель выразил «глубокое сожаление и непонимание», а генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич назвала эту новость «катастрофической». Также Германия и Франция публично осудили Анкару, указав на «регресс» в отношении прав человека.

При этом официальные власти Турции утверждают, что «мы все равно будем защищать женщин». Но сами.

Чтобы совсем не оставлять без ответа подобные выпады Турции в разгар «сближения», Евросоюз предупредил, что если Анкара не будет «стремиться к подлинному партнерству», то он будет ее наказывать санкциями. С уточнением, что «обратимыми».

США не смогли пройти мимо

Интересно, что в день между скандалом с роспуском прокурдской партии и выходом из Стамбульской конвенции Европа заявила, что очень хочет налаживать отношения с Турцией, потому что она хорошо себя проявляет в отношениях с Грецией. Поэтому было принято решение отменить санкции против должностных лиц Турецкой нефтяной корпорации, которые попали в черный список за то, что Анкара начала бурить скважины в спорных водах Средиземного моря.

Но стоит заметить, что решение о приостановке ограничений было принято Брюсселем не в одиночку. Европейские дипломаты вместе с американской администрацией призвали Евросоюз не вводить санкции против «члена НАТО и страны — кандидата в ЕС», которая, к тому же, склонна к компромиссу.

Кроме того, представитель ЕС пригласил к участию в саммите американского лидера Джо Байдена, «чтобы он поделился своими взглядами на наше будущее сотрудничество» и восстановление трансатлантического альянса.

Здесь хочется процитировать слова писателя Хасана Джемаля, который раскритиковал Европейский Союз и администрацию США за то, что те «жестко не отреагировали» на происходящее в Турции. «Какие-то звуки протеста из Брюсселя звучат в ушах. Никаких дальнейших шагов. Даже планы санкций со стороны ЕС в отношении Турции откладываются из-за внушений американской администрации», — сказал писатель.

Как видим, по всем пунктам позитивной повестки дня между ЕС и Турцией, Анкара, при заметной расположенности Брюсселя, пытается продавить Евросоюз и продиктовать свои условия, призывая при этом ЕС «не повторять ошибок прошлого». Кроме того, Турция просто проверяет, как далеко она может зайти, предпринимая действия, которые якобы «уводят ее с европейского пути».

Бездейственные размышления Евросоюза демонстрируют, что потенциал самостоятельности Турции еще не исчерпан, и что взаимоотношения с ЕС будут сохраняться. Тем более, что США заинтересованы в этом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»