logo
Статья
  1. Экономическая война
  2. Сельское хозяйство в России

«Оптимизм правительства по поводу импортозамещения ничем не обоснован»

ИмпортозамещениеИмпортозамещение
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В ответ на введение санкций со стороны западных государств, таких как США, Канада, Австралия, Япония и ряда европейских государств, Россия запретила импорт продуктов из данных стран. Такая жесткая позиция поставила перед страной и правительством задачу скорейшего импортозамещения продуктового набора с импортного на отечественный. Программа импортозамещения в сельском хозяйстве должна стать одним из ключевых направлений — локомотивом в обеспечении продовольственной безопасности страны.

Что происходит на самом деле, стало ли сельское хозяйство тем самым локомотивом, мы решили обсудить с депутатом Ярославской областной думы Секачевой Ольгой Николаевной и задать ей несколько вопросов о том, как она видит сегодняшние проблемы села в области.

Ольга Николаевна, как вы думаете, что сегодня волнует аграриев?

Мне кажется, что оптимизм, охвативший наше правительство, связанный с «большим хлебом» и замещением на столе россиянина продуктов, поступавших из-за рубежа на отечественную продукцию, возникшим по результатам санкций, не вполне обоснован. Почему мы делаем такой вывод? Потому, что с мест идут далеко неутешительные сигналы.

На сегодняшний день перед аграриями остро стоит проблема падения закупочных цен на сырое молоко. Сейчас в Ярославской области она упала до 25 рублей [за литр], что уже приводит к ежемесячным потерям аграриями миллионов рублей. По данным Министерства сельского хозяйства России, к 19 апреля в некоторых регионах закупочные цены упали ниже 20 рублей.

Первые сигналы к нам стали поступать от мелких и средних хозяйств. Если в крупных хозяйствах — большие объемы и лучшее качество продукции, а, значит, и цена выше, то в мелких закупочные цены значительно отстают, и для них существенное падение цен — просто катастрофа. А дальше пойдет традиционное сезонное снижение цены и это вообще оставит производителей молока без средств. Ведь себестоимость данной продукции от 16 до 22 рублей за литр. Некоторые мелкие хозяйства уже сейчас вынуждены продавать молоко по 14–16 рублей, поэтому именно они и забили тревогу.

Помимо снижения закупочных цен на молоко все переработчики потребовали снижения поставляемых объемов, причем объемы готовой продукции производители не снижают, что говорит о замещении цельного молока другим сырьем — это или импортное сухое молоко, или растительные жиры различного происхождения, или фальсификаты, что вообще является недопустимым и подпадает под определение -картельный сговор.

И это происходит на фоне увеличения цен на топливо. Цена на дизтопливо побила все рекорды! 22 апреля солярка стоила уже 46 рублей за литр. Происходит постоянный рост тарифов на электричество, очередное повышение на 23 процента грядет с 1 июля. А еще сельхозпредприятиям надо заплатить налоги, выплатить работникам зарплату, которую с мая надо повысить до 11 тысяч рублей.

Ольга Николаевна, как, по-вашему, сегодня обстоит дело в области животноводства, в энергонасыщенности машинами, с обновлением основных фондов хозяйств области?

С животноводством, как я уже говорила ранее, не все благополучно, но это относилось только к крупному рогатому скоту (КРС), а существует еще и свиноводство, вернее, существовало, так как здесь дела обстоят намного хуже. За год поголовье свиней в области сократилось с 56 до 6 тысяч. Все меньше остается в сельхозпредприятиях работников, с каждым годом все больше ветшает техника и оборудование, а обновлять автопарк удается лишь на 2–3 процента в год. Так, за 2017 год по всей области было приобретено всего 44 трактора, 5 кормоуборочных комбайнов, 2 зерноуборочных и 186 единиц прочей сельскохозяйственной техники, то есть обновили лишь 1,9 процента парка техники.

Ольга Николаевна, вы уже долгое время работаете депутатом, начинали с депутата районного Собрания представителей Борисоглебского района, проработали два созыва, у вас есть опыт общения с простыми тружениками, а каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

Необходимо неотлагательно принять ряд мер:

Во-первых, продолжить импортозамещение и выйти на 100% локализацию производства продуктов питания в рамках Таможенного союза и Союзного государства.

Во-вторых, вернуть обязательную сертификацию пищевых продуктов, замененную в 2010 году так называемой «добровольной декларацией», что, безусловно, повысит качество продукции, позволит бороться с контрафактом и фальсификатом.

В-третьих, вернуться к адресной поддержке товарного сельхозпроизводителя, причем не только крупных хозяйств, но обязательно средних и мелких. Открыть плотину, сдерживающую финансы, направленные на субсидирование топлива, электроэнергии, сдерживающую обновление и смену морально устаревших основных фондов.

В-четвертых, это люди, конечно. Сегодня научно-технический прогресс движется семимильными шагами, и не секрет, что на поля уже сейчас готовится выйти армия роботизированных комплексов, способных заменить человека, но нельзя за прогрессом не видеть человека труда. Для чего нужны эти машины, если нет человека, кого они будут кормить?

Благополучие семьи, здоровье человека, нации, России в целом — вот та задача, которая стоит перед нами. Человек должен работать. Только созидательный труд способен укрепить экономику и государство в целом. Создание на селе высокотехнологичных, привлекательных для молодежи рабочих мест — задача первостепенной важности, которая позволит сохранить не только малые населенные пункты (село), но и всю историческую Россию, которая и есть корень древа нашего государства.

Вот уже без малого 25 лет в нашей стране изменилась экономическая формация — процветает безудержный рынок, и мы видим, что проку от этого простому труженику мало. Пора уже государству осознать всю пагубность для всей экономики и особенно сельского хозяйства диких рыночных механизмов и перейти на новую форму хозяйствования, совмещающей в себе различные виды экономического регулирования, в первую очередь государственного.