logo
Отклик
/ Юлия Гончарова
Правило всё же в том, что подписываются люди всех возрастов, и пенсионеры тоже очень охотно ставят свои подписи. Но больше всего желающих именно среди молодежи

Мои впечатления

undefined

Мы выходим на сбор подписей без пикета. Собираем на улице или в парке максимум по 3 человека, обычно выходит два активиста, но каждый день. Чем такой способ сбора лучше, чем заявленный пикет: он дает возможность свободно перемещаться, не стоять на одном месте, а также позволяет выходить в любой момент, когда появилось свободное время.

Теперь — собственно о впечатлениях.

После обращения президента подписываться стали охотнее, при этом настроение изменилось. Если раньше был какой-то подъем, «а вот мы им сейчас скажем, и они поймут», то сейчас зачастую настроение «они уже всё решили, ничего не изменишь, но я все равно подпишу». Иногда прямо так и говорят: всё бесполезно, но давайте я подпишу.

Улыбок особо не наблюдается, разве что когда я, прощаясь, говорю «Вместе победим», лицо у человека светлеет.

Люди даже внешне изменились — опущенные плечи, понурые лица, потухшие глаза — особенно у тех, кто уже давно работает, но до пенсии еще далеко: между 35 и 50.

А вот молодежь, наоборот, подписывается весело, зачастую с улыбками и смехом. Компания девчонок, поставив подписи, сделала селфи — будем вспоминать, говорят, когда станем старенькие, как мы боролись против пенсионной реформы. Молодежь 90-х годов рождения подписывается наиболее охотно.

(Замечу в скобках, что молодежь этого возраста, когда мы проводили опрос о возвращении советской символики на здание Дома культуры железнодорожников, 100 % высказывалась за. И близко к 100 % детей 90-х высказывались за присутствие Знамени Победы и портретов полководцев Победы в «Бессмертном полку».)

Приведу несколько конкретных случаев со сбора подписей.

Подошли к компании из пяти человек. Четверо сразу взяли подписные листы и стали подписываться, а пятый сказал: «Я должен подумать» и попросил мой телефон. Жена стала его уговаривать: «Ну подпиши, я тебя прошу, мне будет приятно, ради меня подпиши», но он отказался. Я написала ему свой телефон и упомянула в разговоре, что в Тульской области средняя продолжительность жизни мужчин — 64 года, тогда мне та женщина, что уговаривала мужа подписаться, отойдя чуть в сторону, сказала: «У него четвертая стадия». По виду всем пятерым было от 30 до 40 лет.

В другой раз подошла женщина и сказала: «У меня 7 подруг, и все одинокие, их мужья умерли от 50 до 60 лет». И добавила глухим голосом, сдерживая слезы: «И я своего этим летом похоронила». Подпись поставила и ушла, а я смотрела ей вслед, и холод пробирал от ее слов.

После обращения президента почти каждый подписывающийся, ставя подпись, поднимает на меня глаза и спрашивает: «Вы думаете, это поможет?» Всегда отвечаю, что чем больше будет подписей, тем больше шансов, что поможет. Как правило, не верят, но подписывают.

Одна из подписавших разговорилась со мной. Рассказала, что работала на заводе сантехнического оборудования упаковщицей. Работа тяжелая, физическая. Работала она до 63 лет. Говорит, я читаю списки работающих, такого возраста, как у меня, очень редко можно встретить — как мужчин, так и женщин. Все напарницы — им лет по 40, и они очень больные, им тяжело. Я, говорит, сильная физически и на здоровье не жалуюсь, но и мне, говорит, было тяжело. А те, кто со мной работали — они задыхались, все в поту, постоянно норовили присесть на стул и отдышаться. Не знаю, как они будут работать до 60 лет, они уже и сейчас не в состоянии.

Другая женщина постарше, за 70 лет, очень эмоционально поддержала разговор, говоря, что уже после 40 лет трудно найти работу. А если не будет ни работы, ни пенсии — на что жить, побираться?

Что говорят об обещанной добавке 1000 руб. к пенсии? Говорят, что этого не хватит ни на что, и что их и так бы добавили, и без повышения пенсионного возраста.

Правда, встречаются довольные жизнью пенсионерки 60 плюс-минус несколько лет. Их аргументы — я всем довольна, мне отлично, а будет еще лучше. Но таких очень мало.

В основном женщины пенсионного возраста подписываются ради своих детей. Встретилась как-то женщина, которая сказала: «У меня нет детей, мне не о ком заботиться, кроме себя». Попадались также и пенсионерки, которые отвечали: пусть дети сами о себе думают, а нам уже все равно, мы на пенсии.

Одна женщина пояснила свой отказ ставить подпись тем, что «у детей на работе будут проблемы из-за того, что их мать активистка», — да, и такое приходится слышать. Люди боятся, что их найдут и накажут, например, уволят с работы, ведь для подписи нужно указывать ФИО, место жительства и телефон. Несколько людей мне заявили, что телефоны мне нужны, чтобы брать кредиты...

Но это исключения, а правило всё же в том, что подписываются люди всех возрастов, и пенсионеры тоже очень охотно ставят свои подписи. Но больше всего желающих именно среди молодежи. Возможно, потому, что молодые люди более открыты из-за привычки к соцсетям, они не так боятся давать свои личные данные.

Люди более старшего возраста зачастую непривычны к тому, чтобы о себе писать открыто, и это одна из причин того, что они не подписываются под обращением. Страх.

Многие спрашивают, кто проводит опрос. Раскрываю газету и показываю: движение «Суть времени». Вопросы отпадают, подписываются без дальнейших разговоров, когда видят, что написано в газете.