logo
  1. Мироустроительная война
ИА Красная Весна /
Подписанный 19 января 1960 года «Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией», благодаря которому в Японии до сих пор существуют американские военные базы, исключил советско-японский диалог относительно дальнейшей судьбы островов Курильской гряды

Острова Курильской гряды: мифы и реальность — 3

Остров Шикотан. Мыс Край света. 2017 (Фото — Екатерина Васягина)
Остров Шикотан. Мыс Край света. 2017 (Фото — Екатерина Васягина)

Новый подход к старой теме

В мае 2016 года в Сочи премьер-министр Японии Синдзо Абэ во время встречи с президентом России Владимиром Путиным предложил «новый подход в переговорах по северным территориям» (напомним, так называют в Японии переданные Советскому Союзу по итогам Второй мировой войны острова Курильской гряды — Шикотан, Хабомаи, Итуруп и Кунашир). Новый подход представлял собой некий план двустороннего экономического сотрудничества, предполагающий совместную хозяйственную деятельность на островах. И, как сообщали тогда японские СМИ, этот план (состоявший из восьми пунктов) якобы касался достаточно крупных проектов, «от совместной работы в нефтяной и газовой сфере до обустройства морских и воздушных портов на Дальнем Востоке».

В декабре 2016 года на встрече двух политических лидеров В. Путина и С. Абэ в Токио были достигнуты предварительные договоренности «о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах» по плану, предложенному японской стороной.

И в дальнейшем эта экономическая тема постоянно фигурировала во время двусторонних переговоров относительно заключения мирного договора между двумя странами, который так и не был заключен по итогам Второй мировой войны. При этом, как мы описывали ранее, представители МИД РФ и президент В. Путин неоднократно заявляли о том, что Россия при урегулировании двусторонних отношений опирается на Московскую декларацию 1956 года.

Напомним, что этот документ предполагал вначале подписание мирного договора (и, как заявляло тогда советское руководство, освобождение японской территории от военного контингента США), а потом продолжение переговоров, но только (как и было сказано в Декларации) по «передаче Японии островов Хабомаи и острова Шикотан».

Отметим, что уже подписанный 19 января 1960 года Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией, благодаря которому в Стране восходящего солнца до сих пор существуют американские военные базы, исключил советско-японский диалог относительно дальнейшей судьбы островов Курильской гряды.

Так, в «Памятной записке советского правительства от 27 января 1960 года» было сказано следующее (об американо-японском договоре и новых условиях исполнения «Московской декларации 1956»): «В связи с тем, что этот договор фактически лишает Японию независимости., складывается новое положение, при котором невозможно осуществление обещания Советского правительства о передаче Японии островов Хабомаи и Шикотана… Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

Несмотря на такую уточняющую поправку к основополагающему (для ведения дальнейших переговоров) документу и усиление (за прошедшие 60 лет) американского воинского контингента на территории Страны восходящего солнца, японские политики уже многие годы упорно навязывают России свою позицию в данном вопросе.

И во время нынешних двусторонних контактов представители японского МИДа и премьер-министр Синдзо Абэ периодически указывали на эту позицию, согласно которой вначале необходимо «решить вопрос о возврате Японии северных территорий», а потом подойти к заключению мирного договора.

Таким образом, выходит, что предложение японской стороны по организации «совместной хозяйственной деятельности» на островах Курильской гряды выглядит как один из способов реализовать именно свой подход при дальнейшем «урегулировании двусторонних отношений»? Примем это пока в качестве гипотезы и посмотрим — как развивались события дальше, и на какие экспертные наработки опираются японские политики.

О первых шагах по реализации «нового подхода»

После токийской встречи В. Путина и С. Абэ в декабре 2016 года, на которой была достигнута договоренность о начале ведения «совместной хозяйственной деятельности» на Курилах, Япония не только активизировала необходимую (для реализации предложенных задач) организационную работу, но и развернула по дипломатическим каналам и в СМИ определенную информационно-пропагандистскую кампанию.

7 февраля 2017 года в Японии был создан Совет по совместной хозяйственной деятельности с РФ (под руководством тогдашнего главы МИД Фумио Кисиды), в который вошли представители ряда министерств и профильных ведомств.

(Напомним, что это событие произошло в так называемый День северных территорий — японский праздник, введенный еще в 1981 году в честь заключения в 1855 году Симодского договора между Российской Империей и Японией. Согласно этому первому двустороннему дипломатическому соглашению, России для торговли было открыто несколько японских портов, а Японии были переданы российские острова Шикотан, Хабомаи, Итуруп и Кунашир.)

Далее, в этот же день (7 февраля 2017 года) премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что Россия не должна укреплять на южных Курилах свое военное присутствие.

А спустя неделю японское руководство направило протест в МИД РФ против присвоения Россией названий пяти островам Курильской гряды, которые до сих пор были безымянными.

В начале марта 2017-го генсекретарь кабинета министров Японии (высшего исполнительного госоргана) Есихидэ Суга заявил о необходимости скорейшего согласования программы освоения Южных Курил, которая бы не нарушала позиции Японии о «принадлежности северных территорий». (Российский суверенитет над островами Курильской гряды, закрепленный, подчеркнем, в Уставе ООН, японская сторона пытается демонстративно не замечать.)

При этом развитие технологической инфраструктуры Курил со стороны России вызывало со стороны японского руководства явно негативную реакцию. Так, реализация «Ростелекомом» совместно с китайской фирмой (что стало для японцев болезненно вдвойне) проекта по прокладке оптического волокна линий связи от Сахалина до Кунашира, Итурупа, Шикотана и Хабомаи вызвала, по словам генсека японского правительства в июне 2018-го, «глубокое сожаление».

Японский эксперт Ю. Коидзуми объяснил причину такой реакции, состоящей в том, что «чем богаче становятся острова, тем меньшую ценность представляет экономический козырь в рукаве Японии».

20 июля 2018 года посол России в Японии М. Глазунин в интервью агентству Kyodo дал четкий ответ на развернутое японцами информационное и дипломатическое давление. Он заявил, что готовность России искать компромисс в заключении мирного договора с Японией не означает готовность нашей страны идти на уступки по территориальному вопросу. Поэтому совместная хозяйственная деятельность на Южных Курилах должна осуществляться в соответствии с законодательством РФ, и никакой речи о создании желанной для Японии специальной юридической системы быть не может.

Обратим внимание на то, что данное заявление было сделано после того, как в японском законе «О специальных мерах по содействию решению проблемы северных территорий» (который был принят еще в 1982 году) после ряда поправок, внесенных японским парламентом в середине июля 2018-го, появилось утверждение, согласно которому «совместная хозяйственная деятельность» на Курилах будет проводиться на «японских северных территориях».

Этот, по сути, провокационный шаг был соответствующим образом оценен различными экспертами. К примеру, глава Центра исследований Японии ИДВ РАН В. Кистанов отметил: «Японцы считают это сотрудничество маленьким шагом на пути к получению обратно всех четырех островов — это их заветная цель. Пока же они хотят закрепиться экономически и смягчить позицию России».

В дальнейшем обнаружилась явная «пробуксовка» японского плана по «совместной хозяйственной деятельности» на островах.

Так, в середине августа 2018 года по инициативе российской стороны был отменен визит японской делегации на Курилы. Как сообщили в МИД РФ и Минвостокразвития, решение было принято по причине отсутствия реальных предложений по осуществлению проектов в области ветроэнергетики, тепличных хозяйств, утилизации мусора.

То есть, мягко говоря, противоречия возникли не только в связи со статусом островов Курильской гряды, по-прежнему оспариваемым Японией, но и нежеланием японских инвесторов (при твердой позиции руководства РФ относительно российского суверенитета над островами) вкладываться в различные совместные проекты. И, как утверждает специалист по российско-японским отношениям, историк А. Кошкин, двустороннее экономическое сотрудничество на Курилах для японцев, в основном, это «политика, стремление не мытьем, так катаньем попытаться утвердиться на «северных территориях».

Что ярко демонстрируют и сами факты!

13 сентября 2018 года на пресс-конференции по итогам IV Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке полпред президента РФ на Дальнем Востоке Ю. Трутнев заявил, что Россия ждет конкретных шагов Японии по инвестициям в Курилы, которых пока нет.

Таким образом, с момента принятия решения о ведении совместной хозяйственной деятельности (в конце 2016 года), каких-либо серьезных проектов к осени 2018-го реализовано не было.

И причина такого положения дел явно содержалась в позиции и, соответственно, высказываниях японских политиков и экспертов.

К примеру, 25 октября 2018 года ответственное лицо за диалог с Россией со стороны Японии М. Судзуки заявил, что японский премьер-министр Синдзо Абэ не намерен подписывать мирный договор с Россией «до разрешения территориального спора». А далее, в ноябре эту же позицию подтвердили заместитель генсекретаря кабинета министров Японии К. Ногами и сам премьер-министр Синдзо Абэ.

Активно поработали на развитие и прояснение этой позиции, а также на нагнетание антивластных настроений в России японские СМИ.

Так, в октябре 2018 года в близком к МИД Японии издании «Джапан таймс» вышла статья, в которой обсуждалось «предложение президента России В. Путина заключить к концу года мирный договор».

Напомним, что 12 сентября 2018-го на пленарной сессии IV Восточного экономического форума президент РФ В. Путин предложил премьер-министру Японии С. Абэ заключить мирный договор «без всяких дополнительных условий».

На что, спустя короткое время, в СМИ, близких к японскому МИД, был дан развернутый ответ, содержащий эти «дополнительные условия».

Автор вышеупомянутой статьи М. Ханабуса пишет следующее: «Я хотел бы предложить в качестве лакмусовой бумажки возможный ответ Японии: включить в мирный договор положение, предусматривающее, что окончательный статус островов Кунашир и Итуруп должен быть определен на референдуме жителями, скажем, через 50 или 100 лет…

Если, благодаря заключению мирного договора, отношения Японии с Россией стабилизируются, у Японии появится возможность более динамично участвовать в экономической деятельности на этих островах, что может означать более активный переезд японцев на эти острова и более благосклонное отношение к Японии нынешних жителей островов. Вполне возможно, что в этой новой обстановке в течение длительного периода времени, например, в течение 50 или 100 лет в будущем, изменится состав населения островов, что, в свою очередь, может повлиять на предпочтения жителей в отношении будущего островов».

Это пишет близкое к японскому МИД издание.

То есть в японской элите прорабатывается и такая постановка вопроса, направленная на закрепление правомочности претензий со стороны Японии на острова Курильской гряды (в обход положений Московской декларации 1956 года и основанной на этом документе позиции руководства РФ), а также на поэтапное отчуждение от России ее территорий.

Многие эксперты вполне справедливо сравнивают японское предложение о ведении «совместной хозяйственной деятельности» с легендарным эпизодом Троянской войны, когда смекалка ахейцев, принесших в дар троянцам огромного деревянного коня, позволила совершить то, что не удавалось все предшествующие десять лет войны — проникнуть за стены Илиона и разрушить город изнутри.

Под видом «совместной хозяйственной деятельности» (этого «троянского коня» в исполнении японцев) элита Японии хочет не только отнять у России ее исконные территории (острова Курильской гряды), но и взять символический реванш за то поражение Страны восходящего солнца, которое она понесла от оружия советского солдата. (Напомним, что это было справедливым наказанием Японии за ту агрессивную политику и те зверства, которые японская армия осуществляла во время Второй мировой войны против стран Азиатско-Тихоокеанского региона.)

При этом японская элита сущностно не осудила милитаристов и фашистов, стоявших во главе государства до и во время Второй мировой войны. Напомним, что премьер-министр Синдзо Абэ лично или через своих представителей продолжает ежегодно совершать ритуальные жертвоприношения военным преступникам, не подлежащим реабилитации, в синтоистском храме Ясукуни, то есть отдает дань уважения тем, кто хладнокровно уничтожал (или давал приказы на уничтожение) десятков миллионов мирных жителей Азии и прежде всего — Китая.

Обратим внимание на то, что японское руководство через СМИ разминает и другие варианты решения «проблемы северных территорий».

В ноябре 2018 года в националистической японской газете «Санкэй симбун», близкой к Либерально-демократической партии Японии, которую возглавляет Синдзо Абэ, вышла статья писателя М. Сато.

В ней автор предлагает после передачи Россией Японии Шикотана и Хабомаи, которую, к слову, автор воспринимает уже как решенный вопрос, заключить некое соглашение, которое должно обеспечить специальный статус Японии, необходимый, по его мнению, для ведения «совместной экономической деятельности» на Итурупе и Кунашире, остающимися под российской юрисдикцией. По факту же цель все та же «японизация островов» с последующим отчуждением их от России: «Японцы будут ездить на Итуруп и Кунашир, и я не исключаю возможность того, что в будущем за счет японизации этих островов они станут японскими, о чем будет подписано соглашение с Россией».

По словам российского эксперта, историка А. Кошкина, фактически это означает создание на Итурупе и Кунашире особой законодательной системы вне рамок конституционного поля России (то есть напрямую антиконституционной), что позволит Японии не признавать принадлежность этих островов России. Стало быть, до тех пор, пока этого не произошло, японская сторона вряд ли будет осуществлять какие-либо серьезные проекты на Курилах.

О некоторых разработчиках «нового подхода»

Российские эксперты обращают внимание на то, что позиция руководства Японии (представленная, в том числе и через ряд СМИ) опирается на разработки японских и американских аналитических центров.

Вот, к примеру, цитата из книги «Вехи на пути к заключению мирного договора между Японией и Россией. 88 вопросов от граждан России», изданной в 2000 году на русском языке Научно-исследовательским советом по вопросам национальной безопасности Японии (АНПОКЭН). Здесь (еще 20 лет назад) достаточно откровенно высказано отношение Японии к «совместной хозяйственной деятельности» на Курилах: «Совместное японо-российское экономическое освоение Северных территорий будет осуществляться таким образом, что российская сторона предоставит землю и дешевую силу, а японская — все остальное: капиталовложения, технику, технологию и рынок. В результате совместного экономического освоения под руководством Японии и в связи с возрастанием ее экономической мощи северные острова Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп постепенно перестают отличаться от территории Японии. Затем в определенный момент эти острова становятся территорией Японии, и происходит их возвращение как юридически, так и формально. Таким образом, получится, что Япония вернет себе все: капиталы, деньги, вещи, всех людей и всю технологию».

Обратим внимание на то, что АНПОКЭН, начавший свою работу в 1968 году как Научно-исследовательский совет по вопросам о военных базах островов Окинава и получивший в 1969-м свое нынешнее название (Научно-исследовательский совет по вопросам национальной безопасности Японии) специализируется (утверждают эксперты)«на изучении возможностей решения российско-японского территориального спора в интересах официального Токио». И с этой целью специалисты центра участвуют в тематических исследованиях, обменных программах для ученых, политиков и дипломатов, а также в организации международных конференций, в том числе, и с участием делегаций из дальневосточных регионов. Например, «Сахалинские форумы» и «Владивостокские форумы», где периодически происходят словесные баталии относительно «принадлежности островов Курильской гряды».

Стоит отметить, что АНПОКЭН, имея статус независимой правительственной организации, не только отражает, но и формирует точку зрения японской элиты по вопросу «северных территорий». Немалое место в формировании похожей (прояпонской) позиции по данному вопросу и ее трансляции в зарубежные СМИ занимает «Фонд Карнеги за международный мир», являющийся крупнейшим американским экспертно-аналитическим центром в сфере международных отношений.

В данном случае обращает на себя внимание деятельность филиала этого Фонда в Москве, посвященная (в том числе и)«проблеме Курильских островов» и направленная на формирование общественного мнения по данному вопросу в интересах Японии и США.

Приведем, к примеру, развернутую цитату из опубликованной в 2013 году книги «Тихоокеанское будущее России: Урегулирование спора вокруг Южных Курил», авторами которой являются директор Московского центра Карнеги Д. Тренин и американский исследователь Ю. Вебер: «Прямые государственные инвестиции и создание соответствующих стимулов для японского частного сектора будут способствовать экономическому росту на островах, а также на российском Дальнем Востоке и в Сибири… Японии и России необходимо создать совместную экономическую зону… В нее войдут все четыре острова, она будет управляться совместной российско-японской администрацией и иметь особый экономический и правовой режим… Вся зона Южных Курил должна быть демилитаризована, и на первом этапе суверенитет России над оставшимися двумя островами — Итурупом и Кунаширом — следует сохранить. В конечном счете, все четыре острова должны стать частью Японии. Через 50 лет Итуруп и Кунашир перейдут под ее юрисдикцию и суверенитет. Режим совместной экономической зоны будет действовать еще 50 лет, а постоянно проживающие на Южных Курилах россияне будут иметь право остаться на островах».

В данном случае подход заключается в том, чтобы под видом «совместной экономической зоны» сначала отторгнуть от России остров Шикотан и группу островов Хабомаи, а затем планомерно, если потребуется — даже в течение десятилетий, интегрировать в структуру японского государства Итуруп и Кунашир, обещая нашей стране взамен «крупные инвестиции в экономику», то есть предлагается «обменять» часть суверенитета на инвестиции.

Еще об одном результате «нового подхода»

Вышеприведенные экспертные рекомендации и основанные на них заявления японских политиков, тиражируемые российскими и зарубежными СМИ, а также достаточно вольная трактовка (некоторыми СМИ) высказываний представителей власти РФ относительно хода переговоров с Японией по поводу заключения мирного договора — внесли свою лепту в провоцировании протестных акций в нашей стране.

Так, благодаря информационно-пропагандистской кампании (относительно «развития переговоров по Курильским островам»), развернутой в зарубежных (и в части российских) СМИ, появились провокационные сообщения, направленные на активизацию протестных и сепаратистских настроений в России.

Например, в октябре 2018 года в мессенджере Telegram по целому ряду местных дальневосточных каналов стали расходиться провокационные слухи о том, что Администрация президента РФ якобы прорабатывает проект передачи Японии Курильских островов после избрания Олега Кожемяко губернатором Приморского края. Так, через канал «Посторонним вход воспрещен» распространялось следующее сообщение: «В АП разрабатывают еще один антикризисный сценарий. В случае усиления санкций и обострения отношений с США и Европой, для прорыва в отношениях с азиатскими странами может быть заключен мирный договор с Японией с передачей им части спорных Курильских островов. Перебить повестку и сгладить местные протестные настроения сможет процесс создания Дальневосточной Республики в составе РФ путем объединения Приморского и Хабаровского краев и Сахалинской области».

При этом утверждалось, что президент РФ якобы уже обсуждает вопрос «передачи Шикотана и островов Хабомаи Японии», а параллельно — «создание ДВР и Северной ДВР» путем «уточнения границ между Магаданской областью, Чукоткой и Камчатским краем». Этот информационный вброс был поддержан пабликом «Корифей Хабаров».

Заявления представителей власти РФ о ходе «российско-японского диалога на основе Декларации 1956 года» сыграли на руку тем, кто распространял слухи о «скорой сдаче части островов Курильской гряды».

В результате, 29 ноября 2018 года депутаты Сахалинской областной думы провели пленарное заседание, где была согласована единая позиция против самого факта — «обсуждения возможности передачи островов Японии». На заседании выступил и представитель МИД РФ в Южно-Сахалинске В. Носов, который заявил, что Россия намерена на переговорах добиться «признания Японией итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая российский суверенитет над Южными Курилами». А депутат Сахалинской облдумы от фракции «Единая Россия» А. Болотников заявил, что к нему «обращаются обеспокоенные жители Курил, которых пугает повисшая неопределенность».

В свою очередь, с японской стороны шли заявления, только подстегивающие слухи и протестные настроения в России.

Так, 1 декабря в Токио прошел митинг и шествие «бывших жителей Курил» с требованиями к России «отдать Японии четыре острова Курильской гряды». Министр по делам Окинавы и «северных территорий» М. Миякоси также посетил мероприятие, благословив его своим высоким присутствием.

А 5 декабря 2018-го (на тот момент) глава МИД Японии Таро Коно объяснил умолчание подробностей переговоров с Россией касательно мирного договора нежеланием вызывать «очень чувствительной реакции» со стороны жителей Курил, что «не будет способствовать ускорению переговоров».

К сожалению, заявления представителей МИД РФ, направленные на прояснение ситуации и нейтрализацию недостоверных слухов о якобы «сдаче островов» (к которым приложил руку и ряд либеральных СМИ, включая «Эхо Москвы»), не сразу дали положительный результат. Ситуация продолжала (причем, большей частью искусственно) накаляться. И этому, кстати, способствовало постепенно нарастающее недоверие населения страны к власти, связанное и с непопулярной в России пенсионной реформой, и приморским политическим кризисом, вызванным «фальсификациями на региональных выборах».

22 декабря в Южно-Сахалинске состоялся согласованный митинг, собравший 200 человек «против передачи островов Курильской гряды Японии, а также против действий властей, ведущих к ухудшению жизни населения и к глубокому политическому кризису». Организатором выступило местное отделение КПРФ.

А 20 января 2019 года в Москве, на Суворовской площади, состоялся широкий по количеству участвующих организаций, но небольшой по численности (порядка 500 человек) митинг «Против передачи Курил». Среди участников — движение «Левый Фронт», (известное по белоленточным митингам во время попытки «организации Майдана в России» зимой 2011–2012 годов), а также — целый ряд других левацких организаций и правых партий.

В выступлениях ораторов и последующих публикациях на оппозиционных интернет-ресурсах выделялся (в данном случае, провокационный и лживый) тезис о готовности власти «торговать территориями России».

В дальнейшем этот тезис был опровергнут дополнительными заявлениями и действиями российской власти, а также пассивностью японских инвесторов в отношении островов Курильской гряды.

Об этом — в следующих номерах газеты.