1. Мироустроительная война
Юрий Бялый / Газета «Суть времени» №465 /
Назарбаев, будучи не в силах остановить регресс, решил его возглавить и, вероятно, по возможности смягчить ― разумеется, в интересах собственной власти

Племена и нравы. Что происходит в Казахстане

Казахские султаны с представителями русского чиновничества. Санкт-Петербург, вторая половина XIX в.
Казахские султаны с представителями русского чиновничества. Санкт-Петербург, вторая половина XIX в.
Казахские султаны с представителями русского чиновничества. Санкт-Петербург, вторая половина XIX в.

Во всех нынешних обсуждениях казахстанской ситуации, к сожалению, выявляется главное: катастрофическое отсутствие понимания всей сложности и неоднозначности внутриказахстанской социально-экономической и политической ситуации, а также всех ее крайне острых современных контекстов.

Для того чтобы все это в полной мере осознать, конечно, требуется хотя бы краткий экскурс в казахскую историю.

Казахстан ― досоветская эпоха

Последнее казахское ханство ― кочевое единое государство, имевшее централизованное управление и относительно устойчивые внешние границы, ― в истории существовало только от начала XVI до середины XVII века. Далее под давлением набегов и войн с башкирами и ногайцами на западе и севере, а также джунгарского наступления с востока, ханство распалось. Ранее входившие в его состав три племенные объединения казахов ― Старший, Средний и Младший жузы ― кочевали и воевали в основном раздельно и имели собственных ханов, но в целом сохраняли исторически укорененную феодально-племенную структуру и отчетливую родоплеменную иерархию.

В 1730 году хан Младшего жуза Абулхаир с сыновьями Нуралы и Ералы обратился к российской императрице Анне Иоанновне с прошением о распространении российского подданства на своих казахов, и в 1731 году это прошение было удовлетворено. В 1732 году российской императрице присягнул хан Среднего жуза Самеке, в 1740 году российский протекторат над казахами Среднего жуза подтвердил Абылай-хан. Ханы Младшего и Среднего жуза обязались охранять российские границы, содействовать российским военным, политическим и торговым интересам на подвластной территории и платить ясак «кожами звериными» в обмен на защиту от набегов джунгаров и башкир.

В конце 1733 года посланцы Старшего жуза прибыли к Абулхаиру с просьбой о ходатайстве перед русским правительством о принятии в русское подданство и Старшего жуза. 20 апреля 1734 года императрица подписала грамоту, в которой говорилось: «Соизволяем вас в подданство наше принять на таких же кондициях, на каких в подданство наше принят Абулхаир-хан».

Однако в 1748 году Батыр-хан, сменивший Абулхаира в Младшем жузе, присягнул Джунгарскому ханству, а после разгрома Джунгарии Цинской империей в 1756 году признал сюзеренитет Пекина над казахами Младшего жуза. Абылай-султан, фактически правивший Средним и Старшим жузами, вел двухлетнюю войну с цинскими полководцами Хадахой и Дарданой. После нескольких поражений казахов в этой войне измотанные цинские войска отступили и приняли предложение мира от казахов.

Тем не менее к началу XIX века значительная часть Старшего жуза подпала под власть кокандского правителя Алим-хана. В 1818 году Старший жуз вновь обратился с просьбой о принятии их в российское подданство. В мае 1824 года император Александр I подписал грамоту о принятии в подданство 14 султанов Старшего жуза, кочевавших в Семиречье. В 1830 году присягу приняло население нескольких волостей Среднего жуза, а затем, в течение 15 лет, в российское подданство вступили почти все остальные роды Старшего жуза, за исключением части родов, оставшихся в китайском подданстве.

Присоединение казахских жузов к России временами происходило вовсе не мирно. В частности, одним из наиболее ярких лидеров сопротивления власти России стал внук хана Абылая, чингизид Кенесары из Среднего жуза, признанный ханом в 1841 году. Восстание длилось до 1847 года, когда Кенесары был убит.

В 1864–1865 годах в ходе русско-кокандской войны русские войска взяли города Аулие-ата (нынешний Тараз), Чимкент (Шымкент), затем пала кокандская крепость Туркестан, в 1873 году был окончательно подчинен род адаев из Младшего жуза. После захвата земли бывших Старшего, Среднего и Младшего жузов были разделены на шесть областей и включены в три губернии Российской империи. Сырдарьинская и Семиреченская области вошли в состав Туркестанского генерал-губернаторства; Уральская и Тургайская — в состав Оренбургской губернии; Акмолинская и Семипалатинская — в состав Западно-Сибирского генерал-губернаторства.

Каждая область управлялась военным комендантом и делилась на несколько уездов во главе с российским офицером. При нем находился консультативный совет из представителей казахской аристократии. Уезды были разделены на волости, включавшие несколько аулов.

Основы землепользования казахов были изложены в Степном кодексе, принятом в 1891 году. В 1886 году, ввиду расширения земледельческого производства среди казахов, государственная собственность на обрабатываемые земли была упразднена, в госсобственности остались лишь леса, реки и необрабатываемые земли на территории Туркестана.

Тем не менее принципы расселения и основные территории кочевок жузов при этом не менялись. Старший жуз традиционно занимал территорию от верхнего и среднего течения Сырдарьи до Семиречья включительно. Средний жуз занимал регионы Центрального и Северо-Восточного Казахстана и среднее течение Сырдарьи. Младший жуз занимал низовья Сырдарьи, побережье Аральского моря, северную часть Прикаспийской низменности и низовья Урала.

Приблизительные площади, занятые тремя казахскими жузами в начале XX века
Приблизительные площади, занятые тремя казахскими жузами в начале XX века
векаXXначалевжузамиказахскимитремязанятыеплощади,Приблизительные

По мере перехода верховных властных функций к русской администрации власть ханов в жузах стала как бы номинальной; более того, в 1818 году титул хана был упразднен в Среднем жузе, в 1824 — в Младшем жузе, а далее земли Среднего жуза были включены в состав Западной Сибири под названием «Киргизская степь». В 1844 году казахи бывшего Младшего жуза были переведены под параллельное управление Азиатского департамента МИДа России и оренбургского военного коменданта, а территорию жуза разделили на Западный, Центральный и Восточный регионы.

Но в реальности неявная кочевая и набеговая иерархия в жузах никуда не делась. Владел жузом хан, который раздавал земли для кочевий султанам входящих в жуз племен. Султаны, в свою очередь, передавали земли своим подчиненным родам жуза, а те ― признанным в родах старшинам. Ключевые решения принимались на курултаях и советах, а далее сверху вниз передавались приказы, обязательные к исполнению.

Причем верхние этажи казахской иерархии, требуя подчинения нижних этажей и исправного исполнения податей («зякет» для скотоводов и «ушур» для земледельцев), одновременно имели обязательство поддерживать и охранять нижние этажи. Эта иерархия воспроизводилась в жузах историческим преданием, а также разделением казахского общества на две основные касты: ак-суйек (белая кость) — это чингизиды — «торе», и «ходжи», потомки пророка Мухаммеда, и кара-суйек (черная кость) — остальные. Влиятельность рода в племени и жузе решающим образом определялась прежде всего числом чингизидов и ходжей в нем, а также их исторической и родственной близостью к Чингиз-хану либо пророку Мухаммеду.

Разделение кара-суйек также определялось историческим преданием: те, кто в древности отличился как военный защитник интересов племени и рода, батуры (богатыри), а также те, кто на курултаях и в повседневной практике рода давали правильные советы и честно судили возникавшие конфликты, бии (судьи), ― также пользовались в родах особым уважением и правом на власть и добычу и, как правило, возглавляли род. Не случайно первое, чему в Казахстане учат ребенка с раннего детства, ― истории своей семьи и своего рода как минимум до седьмого колена.

При этом даже роды одного племени и жуза далеко не всегда жили мирно и бесконфликтно. Из-за скудости пастбищ почти везде, в особенности в период перегона стад на новые места, широко практиковались военные набеги на земли соседних родов, с захватом и угоном главной ценности ― скота («баранта»). Установление российской власти лишь частично снизило эту укорененную практику.

Подчеркнем: и такая специфическая феодально-племенная иерархия, и практика набегов и баранты (захват скота у тюркских кочевых народов как способ мести за обиду или вознаграждения за причиненный ущерб — прим. ИА Красная Весна) были в новейшее время в основном унаследованы казахами, они с приходом советской власти просто ушли в тень и приобрели новые негативные формы. В том числе отменявшие обязанность низов беспрекословно подчиняться верхам, но заодно отменявшие и обязанность верхов поддерживать и защищать низы. То есть эти жузово-родовые нормы существовали параллельно с новыми реалиями властной организации страны. И когда СССР распался и Казахстан объявил себя независимым демократическим государством, параллельная феодально-племенная система социального управления стала, по сути, главным или почти единственным регулятором общественного поведения. И сразу столкнулась с серьезными проблемами.

Постсоветская эпоха

Во-первых, за советские годы в стране выросло уже три поколения сравнительно хорошо образованных людей, как правило ― горожан, прекрасно знающих русский язык и русскую культуру, но почти не знающих казахского языка и слабо разбирающихся в культуре казахской. Этих граждан в республике называют «шала-казахами» в отличие от «нагыз-казах» (настоящих казахов).

Во-вторых, индустриализация и коллективизация Казахстана приводили ― при традиционно высокой рождаемости в республике ― к известному эффекту «сельскохозяйственного перенаселения». Который вызывал уход молодых казахов в города (точнее, в основном в пригороды столиц) в поисках лучшей жизни. И, не найдя такой жизни (и не получив качественного образования), подобная молодежь или совсем деклассировалась, перебиваясь временными заработками, либо вливалась в криминальные сообщества. В том числе воспроизводя в новых условиях, ― хотя уже не на лошадях, а на джипах, ― традиции баранты. Такие казахи в стране презрительно называются «мамбетами».

В-третьих, проблемой для постсоветского Казахстана стало огромное количество в стране «неказахов» ― прежде всего русских, но еще и украинцев, немцев, чеченцев, уйгуров и так далее. Которые, в силу своего хорошего образования и навыков, как правило, занимали достаточно высокие хозяйственные посты. Возвращение к жузово-родовой системе управления потребовало освобождения этих постов для казахской родовой старшины, что и было успешно проделано. Русскоязычные активно выдавливались с таких постов казахами, редкие исключения делались лишь в тех случаях, когда на пост принципиально не находилось (просто вообще не было) казаха необходимой квалификации. В результате численность русскоязычного населения Казахстана за прошедшее 30-летие сократилась с примерно 7,3 млн до 3,4 млн.

В-четвертых, официально провозглашенная президентом Назарбаевым программа переселения на родину казахов из приграничья ― прежде всего из Киргизии и китайского Синцзяна ― привела к появлению в стране, по разным оценкам, от 1 до 1,6 млн «новых казахов». Которые, как правило, уже совсем не встроены в родовую структуру жузов в местах их преимущественного расселения ― на землях Среднего и частично Младшего жузов, не знают русского языка и также в основном совсем не в состоянии успешно вписаться в реалии местной жизни. Такие казахи, которых называют «оралманами», также постепенно мигрируют в пригороды крупных городов и присоединяются к мамбетам.

Главные социально-политические изменения советской и постсоветской эпохи ― избавление жузовой и племенной старшины от жестких обязательств «по поддержке» перед подданными ― вовсе не удалили амбиции и аппетиты этой старшины. В частности, при распаде СССР сразу же обнажились проблемы типичной феодальной раздробленности, выраженные в обострении противоречий и конкуренции между жузами. Но и не только. После «избавления от советского гнета» быстро обнаружилась острейшая конкуренция, в особенности в Старшем жузе, за главные в Казахстане посты, на высшем уровне политики и экономики.

Казахстанское предание хранит слухи о нескольких попытках старшины Старшего жуза «поднять на белой кошме» ― то есть объявить верховным ханом ― одного из султанов высших родов: Дулат или Жалаир. Но в итоге эти попытки были пресечены, и на Главном троне оказался бывший первый секретарь ЦК КП Казахстана, из далеко не главного рода Шапрашты Старшего жуза, Нурсултан Абишевич Назарбаев.

Нурсултан (в переводе ― «Светлый Властитель») Назарбаев родился в 1940 году в селе Чемолган (Каскеленский район Алма-Атинской области) в крестьянской семье. Хотя в своих биографиях он настаивал на происхождении «из самых низов», Нурсултан Абишевич одновременно подчеркивал, что уже в детстве прекрасно знал историю своей семьи до двенадцатого колена.

Назарбаев хорошо использовал каналы вертикальной социальной мобильности, предоставленные советской властью. Прошел путь от разнорабочего до горнового и далее старшего газовщика доменного цеха Карагандинского металлургического комбината, а затем, с 1962 года, двинулся по партийной линии. В 1969 году возглавил отдел промышленности горкома КПСС, в 1971 году стал вторым секретарем Темиртауского горкома, в 1971–77 годах возглавлял партком Кармета.

С 1977 по 1979 год ― секретарь, второй секретарь Карагандинского обкома партии, в 1979–1984 годах ― секретарь ЦК Компартии Казахстана при первом секретаре ЦК Динмухамеде Кунаеве. В 1981–1986 годах входил в состав Центральной ревизионной комиссии КПСС, в 1984 году назначен председателем Совмина Казахской ССР. В 1989 году избран первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, сменив на этом посту Геннадия Колбина, в 1990–1991 годах ― член Политбюро ЦК КПСС.

24 апреля 1990 года Верховный совет Казахской ССР принял закон об учреждении поста президента Казахстана и избрал Нурсултана Назарбаева главой республики.

Женился в 1962 году на Саре Алпысовне Конакаевой из рода куандык очень влиятельного племени аргын Среднего жуза, из семьи муллы (в его предках якобы был ходжа). Имеет трех дочерей: Даригу, Динару и Алию, а также 10 внуков и двух правнуков.

Нурсултан Назарбаев, получив в стране высшую власть, хорошо понимал и ее непрочность, и ее небезусловность на фоне гораздо более статусных в жузовой иерархии соперников. Потому он немедленно стал проповедником демократизации Казахстана, равенства всех граждан республики и прочного союза с Россией. А заодно начал осторожно прибирать к рукам власть и собственность в республике, расставляя на ключевые посты членов своего рода Шапрашты. А также ― передавая в управление (фактически в долевую собственность вместе с национальной корпорацией «Казмунайгаз») американским и британским корпорациям наиболее крупные и прибыльные нефтегазовые активы страны, включая нефтегазовые месторождения Карачаганак, Тенгиз и Кашаган. Затем «под приватизацию и долевую раздачу» попали и крупнейшие металлургические комбинаты, финансовая система и так далее.

То, что это есть явный регресс Казахстана к худшим типам феодально-родоплеменных отношений, Назарбаев хорошо понимал. Однако он не менее хорошо понимал, что после развала СССР (которого, отметим, Назарбаев явно не хотел) ничего иного он своей республике предложить не может. А потому он, будучи не в силах остановить регресс, решил его возглавить и, вероятно, по возможности смягчить ― разумеется, в интересах собственной власти.

Укрепление власти и политика «разновекторности».

В 2007 году в конституцию Казахстана были внесены поправки, дающие право Нурсултану Назарбаеву, как первому президенту страны, баллотироваться на пост президента неограниченное число раз. Тогда же из Конституции было убрано положение, запрещающее президенту занимать партийные посты, и Назарбаев стал председателем правящей партии «Нур Отан» («Светлая Отчизна»). Наконец, 15 мая 2010 года парламент Казахстана принял конституционный закон о наделении Нурсултана Назарбаева статусом «лидера нации» (по-казахски ― елбасы).

Но главное, понимая, что Россия занята своими проблемами и при серьезном кризисе в Казахстане на помощь вряд ли придет (ОДКБ в ту пору был, в отличие от сегодняшней эпохи, организацией сугубо «бумажной»), Назарбаев начал устанавливать всё более тесные отношения с наиболее влиятельными «союзниками» ― США, Великобританией, Турцией, Китаем.

И эти отношения были далеко не только сугубо коммерческими.

Так, США получили не только решающие пакеты акций в крупнейших прикаспийских нефтегазовых месторождениях. Об этом редко говорится, но у Казахстана с США уже с начала 2000-х годов действуют регулярные пятилетние планы военного сотрудничества, содержание которых не разглашается (сейчас, с 2018 по 2022 год, это уже 4-й пятилетний план).

Планы эти сконцентрированы на двух направлениях: это, во-первых, подготовка в США казахстанских военных кадров и, во-вторых, сотрудничество в развитии у Казахстана собственного военного флота, с перспективой доступа американцев к военной инфраструктуре Каспия. На сегодняшний день миротворческая бригада «Казбриг», входящая в состав аэромобильных войск Казахстана, уже сертифицирована американцами на совместимость с войсками НАТО. Причем обучают сержантов этой бригады американские инструкторы, а офицеры проходят обучение в США.

Великобритания получила от Казахстана не только изрядные доли в нефтегазовых месторождениях и решающий контроль над сервисным обеспечением казахстанской нефтедобычи, но и почти полный контроль над казахстанским ураном. А это на сегодняшний день более 40% мирового уранового производства.

Но на деле Великобритания получила от Казахстана гораздо больше. Она получила и участие в управлении казахстанским фондом «Самрук ― Казына», где сосредоточены почти все промышленные и финансовые активы Казахстана, но и, главное, вполне детальный контроль за всеми цепочками оффшорных компаний-прокладок, через которые казахстанская элита (элита Назарбаева) выводит в британские банки свои «нажитые непосильным трудом» миллионы и миллиарды долларов. Нет нужды объяснять, насколько важный и болезненный для казахстанской элиты «крючок» таким образом приобрел Лондон. И вовсе не случайно экс-премьер Великобритании Тони Блэр несколько лет был официальным советником (!!!) Назарбаева.

Китай получил от Казахстана не только согласие на проведение через страну «ветки» своего мегапроекта «Один пояс ― один путь», но и очень много земель для реализации этого мегапроекта. А также участие своих компаний во всех объемах работ, связанных с этим мегапроектом.

Турция получила в Казахстане огромные объемы строительных подрядов для своих компаний. Но еще ― гигантские программы обучения казахстанской элиты в Казахстане и Турции, а также широкую сеть лицеев и мечетей, в которых куются подходящие кадры для вторичной исламизации и «пантюркизации» Казахстана.

Но в 2010–11 годах Назарбаев столкнулся с пониманием того, что обделенный властью и собственностью Младший жуз, во-первых, быстро радикализуется против власти и, во-вторых, слишком быстро и опасно реисламизируется. Если в советское время религия играла в казахском обществе второстепенную роль, а основную (и в целом умеренную) роль в исламизации играл сравнительно мягкий ислам, идущий из Татарии и Башкирии, то в постсоветские времена Казахстан увидел не только его, но и гораздо более радикальный салафитский ислам с Юга.

В огромной степени это оказалось связано с влиянием Турции, которая развернула широкую программу реисламизации по всей стране. Строилось огромное число мечетей и исламских культурно-образовательных центров по всему югу Казахстана, в особенности в Прикаспии, где сосредоточено большинство нефтяных месторождений. И если на поверхности был «почти светский» ислам образовательных структур движения «Хизмет» Фетхуллаха Гюллена, то внутри, в первую очередь в мечетях, чаще всего были вполне радикальный салафизм плюс пантюркизм. Которые, как и можно было ожидать, прекрасно ложились на воинский дух родов Младшего жуза, и особенно наиболее воинственного рода адаев.

Это и показала попытка переворота в декабре 2011 года в том же самом Жанаозене, который первым «вспыхнул» в нынешнем 2022 году. События 2011 года обычно объясняют социально-экономическими причинами (которые, несомненно, были) или, нередко, воинственностью адаевцев. Однако при этом почему-то забывают, что восстание в Жанаозене произошло в явной связке с «революциями арабской весны», имело скрываемый, но достаточно мощный религиозный пласт, и потребовало очень жестких мер для его погашения: были десятки убитых и сотни раненых.

Тогда же выяснилось, что в жузово-родовом обществе практически невозможно создать единые в верности государственной присяге армию, полицию и спецслужбы: никакая сила приказа не заставит военнослужащих стрелять в людей своего рода, тем более без жесткой и настойчивой рекомендации родового бия или султана. Оказалось, что все эти как бы общегосударственые военизированные структуры неявно фактически «разобраны» по жузам, племенам и родам. Не случайно для подавления восстания в Жанаозене пришлось привлечь военные части из других регионов.

(Продолжение следует…)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER